RSS RSS

Лидия ГРИГОРЬЕВА. Первые строки и вечные уроки

Дальномер памяти прибор не настолько надежный, насколько нам всем хотелось бы. «Призма времени» на то и призма, чтобы множить наши сомнения в абсолютной точности воспоминаний. Но как мне «неочевидно видится» сквозь этот волшебный кристалл, первым или «возможно первым» было стихотворение похожее на манифест:

 

Торопись! Уже пятнадцать лет
ты живешь на этом свете!
Оглянись! Какой же след
оставляешь ты на сей планете?!

Что там было дальше, уже не помню. Но знаю достоверно, что претензии я к себе предъявила в этом тексте, который всерьез считала стихами, нешуточный. Значит, задумывалась о бессмертии и хотела «оставить след».

Все смертны, следовательно и я умру – эта мысль в юности поражает в самое сердце и часто становится побудительной причиной для попытки остановить эту неумолимую и неминуемую минуту любым доступным смертному путем. И по размышлении понимаешь, что ты просто обязан создать нечто «на все времена».

Ну, например, написать свой «полонез Огинского»! И тогда, если ты вдруг перестанешь быть на этом свете – жизнь твоя продлится в бесконечности. И ты будешь каждый день звучать из радиоприемника, пока твой дальний потомок, как ты когда-то (помнишь, в пятом классе?) будет делать уроки за круглым столом, покрытым голубой бархатной скатертью. И настольная зеленая лампа с мраморным подножием переживет тебя, ну, разве это не обидно! Это если ты помедлишь и не решишь, что делать, куда бежать, чтобы убежать от неизбежного.

В мои времена лучше всего было бежать в библиотеку. И там уж попытаться выучиться великому –  у великих.

 

И вот я бегу, уже не в переносном, а в прямом смысле этого слова, по едва просохшим после весенней распутицы улицам Луганска. Я почти не касаюсь земли, словно несет меня неведомая сила. Словно какой-то солнечный вихрь взметнул и понес меня над флигельками и особнячками, над покрытыми первой пушистой зеленью садами и огородами.

Я бегу из школы домой на улицу Школьную,  дом 33 «а», в наш с мамой дом с расцветающими в саду нежно-розовыми абрикосовыми деревьями.

Бегу, чтобы успеть записать то, что вдруг вспыхнуло и разгорелось в самой моей сердцевине, а теперь вот звучит и бьется в голове, а может быть даже в душе или в сердце. Ведь сегодня –  12 апреля 1961 года –  нам на уроке сказали, что в космос полетел первый человек на планете. Подумать только!

Выросли крылья у человека –
Сказ обновился о юном Икаре!
То, обгоняя течение века,
В космос врывается Юрий Гагарин.

Там было еще четыре строфы, но я их сейчас уже не помню. На следующий день я уже читала это стихотворение в школе на уроке литературы.  И любимая моя учительница Вера Павловна Музыченко тут же отвела меня на радио и я читала эти строчки в прямом эфире, и меня слышал весь город, а может быть даже вся область (!). А по области-то родни живет видимо-невидимо! И вот все они разом – меня услышат.

А 14 апреля на первой полосе газеты «Ворошиловградская правда» это стихотворение было опубликовано. Сейчас мне даже неловко, что я не помню его наизусть. Хотя наверняка оно было «слабенькое» и далекое от совершенства. Но вот  первые четыре строчки помню и теперь уже поздно их править и поправлять. Они ведь не только  – моя личная история, а получается, что история теперь уже исчезнувшей страны.

Хочу заметить еще тот уникальный факт, что с первой этой публикации (а было мне тогда 15 лет), как много позже выяснилось, начислялся и мой профессиональный писательский стаж. Да. Так было заведено в СССР – с первой публикации в официальной печати. Но кто в пятнадцать лет задумывается о таких прозаических вещах! Кто в любом возрасте в состоянии прозреть толщу неведомого нам  будущего!

А вот радость, переполнявшая меня в тот день, когда я летела домой на крыльях любви к своей стране и ко всему человечеству, когда будущее виделось и ощущалось именно – как легкокрылое парение над миром с выходом в бесконечный космос, запомнилась на всю жизнь. Это состояние, как я теперь догадываюсь, не просто запечатлелось в памяти и душе, но словно бы даже стало некоей доминантой моего поэтического мироощущения.

Но в тот же год, в конце девятого класса школы, я всерьез  заболела туберкулезом, была отправлена на целый год в прикарпатский санаторий, где ощутила себя умирающей героиней Ремарка. И там уже появились другие мотивы и мотивировки для написания стихов. Одно из них прочно вошло в цитатник некоторых моих поэтических друзей: «Шестнадцать лет, шестнадцать лет. / А смерти нет, а смерти нет…»

Вот-вот. Вот именно. Беги! Убегай. Торопись. Взлетай, пока есть силы. Тогда и смерти не будет. Не догонит!

Так я думала в пятнадцать лет. Так думаю и сейчас.

 

10 декабря 2016

Лондон

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Лидия Григорьева

Поэт, эссеист и фотохудожник. Член Союза писателей СССР (1984), Европейского Общества культуры (1995), Всемирной Академии искусства и культуры (1995), Международного ПЕН-клуба (1999). В 2015 и 2016 вышли две новые книги «Поэзия сновидений» и «Стихи для чтения в метро». Создатель синтетического жанра «фотопозия», в котором сочетаютя поэзия, философия и видеометафора. Автор многих поэтических книг, двух романов в стихах и книги избранных стихотворений и поэм «Вечная тема» (2013), получившей диплом финалиста на всероссийском конкурсе «Книга года». Автор фотоальбома «Венецианские миражи» (2011) и книги эссе «Англия — страна Советов» (2008). Книга стихов «Небожитель» (2007) вошла в шорт-лист Бунинской премии. Лауреат специальной премии им. М.Волошина от Союза российских писателей (2010) за лучшую поэтическую книгу года («Сновидение в саду»), и премии им. А. Дельвига (2012) за поэтические публикации последних лет. Лауреат премии им. Тютчева «Мыслящий тростник» в номинации «Философское стихотворение» (2016). Недавно в издательстве GLAGOSLAV вышла книга Лидии Григорьевой “ Shards from the Polar Ice” («Осколки полярного льда»). Selected poems. Translation by John Farndon. Книга номинирована издательством на одну из британских литературных премий. Родилась на Украине. Детство провела на Крайнем Севере. Школу закончила в Луганске, а университет в Казани. Много лет живет в Лондоне и Москве. Ведет активную творческую деятельность, участвуя в международных конгрессах, форумах и поэтических фестивалях с докладами о поэзии и новыми поэтическими произведениями. Ее стихи переведены на английский, японский, китайский, арабский, грузинский, чешский, словацкий и другие языки. Награждена памятной медалью в честь 110-летия со дня рождения Мусы Джалиля и медалью «Лица года», как победитель Всеросийского фестиваля искусств «АРТИАДА» (2016).

Оставьте комментарий