RSS RSS

Анна Галанина. Звёзд веретено

image_printПросмотр на белом фоне

Весь шар земной обойду едва ли я,

зато в одном я почти уверена —

что после смерти рвану в Италию

и непременно потом — в Америку.

Теперь понятна судьбы ирония,

но задохнётся она в бессилии,

когда заметит мой след в Японии,

и дивный призрак — в лесах Бразилии.

Явилось глобуса откровение –

по мне удача, конечно, плакала,

и вальс прощальный танцуя в Вене, я

уйду под звон колокольный в Кракове.

Но как бы ни был весь мир прекраснее, —

чтоб жизнь запомнилась послевкусием,

я загляну перед вечным странствием

в глаза болотные Белоруссии.

 

* * *

Вас не будет, нас не станет,

мир останется прекрасен,

ваши двери, наши ставни

обновят и перекрасят.

Не запомнив наши лица,

позабудут нас с тобою.

На скрипучих половицах

развернут рулон обоев,

стены заново оклеят

и окно законопатят.

Мимоходом нас жалея,

нас не хватятся. Не хватит

к новоселью табуреток

и таблеток для похмелья.

Если нас встревожит это,

мы легонько хлопнем дверью –

оглянуться будет повод,

и пока не держит вечность,

мы отпустим домового –

пусть вздохнёт по-человечьи.

 

* * *

Так звёзды веретеном

сплетаются в тесноте,

что думается темно

и видится в темноте,

как звёзды теряют свет

в созвездиях чёрных дыр.

Фонарь за окном ослеп,

и двор потерял черты,

лишь скользкая тень реклам

дрожит в очертаньях крыш,

лишь свет моего окна

остался на свете. Лишь

одна из потухших звёзд

пробилась во двор лучом,

как будто и выход прост,

не виден лишь нипочём.

 

* * *

Дожди лупили по дождям

и по стеклу взахлёб стучали,

и, вторя всем земным печалям,

сверчок за стенкой верещал,

что в смысле жизни смысла нет,

и всё не в счёт, и всё неверно.

А дождь ворчал, что это нервы,

и заслонял угрюмо свет.

Но ты плевал на этот дождь,

легко насвистывал про лето,

и бураком краснел при этом

в твоей тарелке кислый борщ —

ты расправлялся с ним всерьёз,

вгрызаясь в рёбрышки любовно

и беззастенчиво. Ты словно

себя на блюдечке принёс

и положил к моим ногам:

“Бери подарочек, подруга”.

А дождь в окно лупил с испугу,

что не возьму. И не отдам.

 

* * *

Солнце размазано по обоям,

тени от шторы — на солнце пятнами.

Утра и вечера бег удвоен —

ходят по кругу, туда, обратно, и —

до бесконечности. Дура-дурой

муха страдает, жужжит за рамами.

Нам за оконною квадратурой

биться не поздно. Бояться — рано ли…

Мысли упругие — шаг за шагом

прошлое меряют безразмерное,

белые пятна хватая жадно,

чтобы закрыть темноту, наверное.

А на границе окна и света

муху паук без сомнений мучает…

Светлые мысли укрылись где-то — 

там, где бессмертие — дело случая.

 

* * *

Все семь холмов на своих местах,

и дворник рассветно-пьян,

сжигает листья в семи кострах

расплавленного тряпья.

Пошёл друзей зажигать к метро,

недаром стакан гранён.

На перекрёсток семи ветров

просыпалось вороньё.

Не просыпаясь, прополз трамвай —

качаясь, осенне-жёлт.

Галдят вороны, зажглась трава,

и дворник с друзьями жжёт —

он величает вином Агдам,

и взгляд у него лучист,

и незаметно к его ногам

припал опалённый лист.

 

* * *

То ли Бог ослеп,

то ли мир оглох,

и не виден след,

и не слышен вдох.

Не заметишь, как

замолчат друзья.

Вот погас очаг, 

вот и Бог озяб.

Тёмны образа

и свеча коптит.

Бог открыл глаза,

в никуда глядит.

 

avatar

Об Авторе: Анна Галанина

Минчанка. Закончила энергетический факультет Белорусского политехнического института. Живу и работаю в Москве. Первые строчки зарифмовала в 2009 году, к собственному удивлению. Публиковалась в журналах: «Нёман», «Южное сияние», «Поляна», «Обложка», «Белый мамонт», «Русский переплёт». В 2014 году в серии «Библиотечка поэта» СП Москвы вышла книжка стихов«Вдоль занавески». Член Южнорусского СП.

Оставьте комментарий

MENUMENU