RSS RSS

Наталья Гранцева. «Века царскосельская печаль…»

image_printПросмотр на белом фоне

* * *

Из-под храма огромного, башен, химер,

Из-под бездн земляных и скалистых пещер,

Из оков преисподней своей ледяной

Вылетает невидимый всадник ночной.

 

Повелитель дорог, переправ и мостов,

Эмиссар европейских идей и кнутов,

Чужестранец в чугунном лавровом венке,

Он летит на закат в исполинском прыжке.

 

Над веками вздымаясь, как черный пластид,

Венценосным путем от востока летит,

Оседлав скакуна на гранитной волне,

Повернувшись спиной к покоренной стране.

 

Золотого столетья последний герой,

Он летит за всевластьем, забвеньем, игрой,

К невозможным деяниям, верным сердцам,

К превратившимся в прах дорогим праотцам.

 

Он летит над историей звезд и планет,

И Нева, как вдова, исполняя обет,

Крестит лоб, и обняв неживой парапет,

Никогда не глядит улетевшему вслед.

 

* * *

 

Если станет сердцу тяжело,

Мы поедем в Царское село,

Чтобы все забылось и прошло.

 

Чтобы унеслись в тартарары

Жизни нашей горькие дары,

Тьма, которой душат нас миры.

 

Только воздух Царского села —

Счастья невесомая скала,

Дом из бестелесного стекла.

 

Как легко там время избывать,

Юность в тишине отогревать,

Руки муз прощенья целовать.

 

Вдалеке от страсти и молвы

Слушать в окруженье синевы

Табакерку с музыкой листвы.

 

Только там прошедшего не жаль

И прозрачен памяти хрусталь —

Века царскосельская печаль.

 

* * *

Проза жизни прекрасна, как рынок Сенной,

Но особенно утром воскресным, весной,

В толчее у торговых рядов смуглокожих,

Где бросает лукавых весов произвол

В социального равенства чудный котел

Многошумные речи прохожих.

 

И о чем разговор? А о том разговор

Вавилонской наживы бетонный шатер

Расфасует в пакеты умело.

Все, что взглядом в живот неуемный вместишь:

Молодую клубнику, янтарный киш-миш,

Россыпь дынь золотых, твердотелых.

 

Пробегай же, душа, по халяльным рядам,

Где бараниной нежной, как новый Адам,

Завлекает Лилиток дородных

Темноглазый Кавказ, не познавший вершин,

Где поодаль осетр, как серебряный джинн

Развалился меж рыб благородных.

 

Сколько пряностей, масел, солений, сластей!

Сколько лиц волооких, чужих новостей,

Прибауток улыбчиво-странных.

Сколько грузчиков юрких, тележек хмельных,

Коробов многоярусных, чанов стальных,

Колыханий творожно сметанных!

 

Разбегайтесь, глаза, по торговой стране!

Открывайся, карман, кошелек, портмоне!

Разлетайтесь на волю, деньжата!

Накрывает мозги дешевизны сачок,

И, алчбу насадив на прозрачный крючок,

Проплывает Меркурий пузатый.

 

Где солома? Где сено? – Весна на плаву!

Выплывает на тракт,  как варяг на Москву,

Благодарности спелая вспышка.

Изобилие пиршеств, кастрюль казино,

Золотая брюшина, постыдное дно,

Объеденья земная кубышка.

 

 * * *

Кто-то в каменных палатах

Тонет в мыслях о бабле.

Кто-то в дырах и заплатах

Ищет счастье на земле.

 

Кто-то рад похлебке постной,

Кто-то клянчит пармезан.

Кто-то жаждет лечь компостом

В новомодный котлован.

 

Необъятная докука,

Многоглавая герань:

Это лебедь, рак и щука,

Конь и трепетная лань.

 

Это праздник сил ничтожных,

Гесиод, Гарвей, Кювье.

Перебор стратегий ложных,

Заблуждений оливье.

 

Случай — смутная улыбка,

Наслажденья пузыри.

Жизнь — янтарная ошибка

С муравьишкою внутри.

 

* * *

История не то чтоб завралась,

А просто правду вымолвить не в силах.

То лбом надменным бьет с размаха в грязь,

То, в пляс пустясь, хохочет на могилах.

 

Словесных всесожжений петухи

По кайфу ей, как древнее наследство.

Она себе простит свои грехи

И оправдает избранные средства.

 

История весь мир перевернет,

Докажет, что свет белый невменяем,

И нас научит задом наперед

Идти за ней — туда, куда не знаем….

 

* * *

Проиграно сраженье века,

Погибли братья и отцы.

Бесславья каменное эхо

Разносят козьи бубенцы

По дальним пастбищам и водам

Всех четырех чужих сторон…

Под синей сферой небосвода

Пылает павший Илион.

 

Ты видишь? Жирным пепелищам

Пожары вырвали язык,

Какой-то русский ветер ищет

Следы троянских мертвых книг,

Перебирает пепел трона

И мести угли ворошит,

И топчет жаркий прах закона,

И обезглавить власть спешит.

 

Лежат обугленные стены

В чаду и копоти торгов.

Троянской унцией измены

Измерен мелкий вес врагов.

Они – предатели народа,

Они – сменили имена.

И деревянный конь свободы –

Их летописец, их стена.

 

Он, адвокат, хронист и стражник,

Прославит их векам иным

Десницей конскою бесстрашной,

Пером бессмертья ледяным…

 

* * *

Да, я люблю историю — за то, что

В повествованьях ставит многоточья,

Мол, догадайся, милая, сама.

За то, что Клио, рифму отвергая,

Для жизни путь в бореньях пролагая,

Нам прибавляет страсти и ума.

 

История – не книга, не учебник.

И не рожден пока еще волшебник,

Способный нас былому обучать.

История — не колба и не клетка,

История – духовная разведка,

Нырнувшая в открытую печать.

 

И кто сказал, что все ее легенды,

Живущие под маской документа,

Не театральной школы торжество?

И кто сказал, что храм ее — избушка,

Что речь ее — пустышка-погремушка?

Кто знает все, — не понял ничего.

 

История — хранительница веры.

Но надо ль верить на слово Вольтеру,

И Геродоту, и Карамзину,

А может быть, скучая вечерами,

Таинственных преданий шифрограммы

Исследовать и слушать старину?

 

Мы сами – битв святые манускрипты!

Мы сами — Рим и Греция с Египтом,

Мы сами — Альбион и Вавилон.

В нас целый мир, достойный удивленья,

Во всех системах летоисчисленья

Жив русский дух как тайны эталон.

 

Он с лестницей веревочною бродит,

Взбирается на башни и находит

Лишь дымный чад над жертвенным костром.

И кажется таинственной разгадка

Анналов, что написаны в перчатках,

Но — золотым, раздвоенным пером.

 

* * *

Я по Выборгу скучаю,

По скульптурным медвежатам,

По  кувшинкам, иван-чаю,

По бараньим лбам покатым,

По вихрастым паркам птичьим,

По кленовой эспланаде,

По двуверью, двуязычью,

Рыбой пахнущей прохладе.

Там магнитные преданья

Бухт жемчужных плен секретный –

Сердцевина мирозданья,

Ключ поэзии заветный….

 

 

 

 

 

 

avatar

Об Авторе: Наталья Гранцева

Наталья Анатольевна Гранцева родилась в Ленинграде, окончила Литературный институт им. Горького в Москве. Поэт, эссеист, волонтер шекспироведения. Автор четырёх сборников поэзии и семи книг исторической эссеистики. Главный редактор журнала «Нева», член редколлегии альманаха «День поэзии» (2009, 2010, 2011, 2012, 2013). Лауреат литературных премий: Независимой премии «Навстречу дня!» им. Бориса Корнилова (2009), Международной Лермонтовской премии (2012), премии «Югра» (2013). Член Союза писателей Санкт-Петербурга и Союза российских писателей.

Оставьте комментарий

MENUMENU