RSS RSS

ОЛЬГА ШИЛОВА ● МЕСТО-ИМЕНИЕ ● СТИХИ

image_printПросмотр на белом фоне

ОЛЬГА ШИЛОВА Как здорово катить, когда сухой большак,
и солнце на плечах, и  тоненькие  лямки,
и тьфу на то, что ты всему и всем чужак,
не знавший ни любви, ни жалостливой мамки.
Здесь  крупный  антураж: лишь небо и земля,
а мелкий  интерьер  просыпался  сквозь сито,
и мой июньский рай – на уровне руля,
стрекочет  мне свою  цикадную сюиту.

И  здесь, невысоко, на уровне осы –
ни жалящей тоски, ни внутреннего яда.
И  дальше, чем до дальней лесополосы, –
(ах, только бы не оглянуться!) – око ада.

* * *

Сожмёшься, и почувствуешь спиной     
единую цепную катастрофу,
что  рельсы – не рифмованные строфы,
и что вот-вот – сойдёт очередной,

и боль от раздираемого шва,
и от других, состроченных лоскутно,
и  как всегда – останешься жива,
и прыгнешь на стремительный  попутный,

отчаянно рифмуя жизнь и смерть,
под стук колёс в несеянном и чистом,
и в голове – такая круговерть,
и поезд, как всегда – без машиниста.

* * *

Когда мой скорый с рельсов сходит –
он долго-долго мчит ещё –
по бездорожию чащоб
на долгом ключика заводе…

потом – как змей – скользя на брюхе –
в пути колёса растеряв –
всё в том же ритме – в том же духе –
ни капли прыти не уняв –

наоборот – всё разгоняясь –
и вот уже – летящий змей –
вагонной лентой извиваясь –
к конечной станции своей –
к искрящим рельсам эмпирея –
стремительно вершит полёт…

О, если б был чуть-чуть длиннее
земного ключика завод…

* * *

Все двери сорваны с петель, и окна жития…                          
И только воздух и качель земного забытья…

Как будто бы ни зла, ни бед, ни встречного столба…
и  стёкол нет, чтоб напросвет, и  так – почти слепа…       

И только слышны невпопад – то смех, то чей-то плач…      
возможно, это рай иль ад, иль просто игры в мяч…

Но только бы не заземлить воздушную качель…
ни рамок  у меня – стеклить, ни дверок, ни петель…

* * *

Что внутри  меня творится?
то ли  в Небо рвётся  птица –
гадкий мой, земной утёнок?

То ли теребит спросонок
незадачливую мать –
глупый маленький мышонок –
в няньки кошку поискать?

То ли зайчик погулять –
раз, два, три, четыре, пять –
выйти хочет без забот?

То ли зверь в лесу ревёт?
то ли конь грустит в загоне?
то ли в зоопарке – пони?
То ли – всё в одном флаконе…

* * *

Удержаться бы строчкой стиха в этом лете,    
на своих на двоих, да на велосипеде,                          
на протоптанных  в ягодник дикий – стезях,
на раз-два, и обчёлся, живущих друзьях,

на почти никакой, еле внятной молитве,
на чуть слышимой музыке, внутреннем ритме…
Вот и всё, что оставил мне внутренний тать.
он приходит ко мне, чтоб остатки забрать.

Он приходит ко мне, как к себе восвояси,
всё раскидано мной на раскрытой террасе,
ни охранника тут, ни окна, ни двери,
всё, что есть у меня – ради Бога бери.

Я тебе доверяю, невидимый  вор,
совершающий свой каждодневный побор.
Забери всё что хочешь, пройди как Мамай,
заполняй тем, что отнял, Небесный мой рай.

* * *

Если вместо зюйд-веста задует норд-ост – худ. Ольга Шилова
всё равно всё вернётся на круги.
Этот мир – так цикличен, так радостен, прост,
так всегда изгибаются в радужный мост
эти ветхозаветные дуги!     

Эти спреи – дожди никогда не косят,
мимо наших ворот не промажут:
то святою, то грешной слезой окропят,
то в купели, то в чистый четверг освятят,
то про ад в акварелях расскажут.

Если смерть изберёт себе чёткую цель,
и стрелою проложит отрезок –
он – в конце – искривится, стечёт как капель,
и очертит кровавый пасхальный апрель
все окружности храмовых фресок –

и вернёт в это сердце восторженный стук!
и задаст ему ход по спирали…
В этом мире, где стынет тепло Божьих рук, –
даже в детских рисунках – каракули мук
это райского счастья детали.

Мир – то студит, то плавит греховный свинец.
Форма слитка – провальная яма.
Целый мир сотворил для Адама Отец,
(оплевания … плеть… Крест… терновый венец…)
до сих пор ожидая Адама…

* * *

Через множество терний прорваться должна душа,
свой единственный и свой таинственный путь верша –
также дико и тихо, как где-то растёт трава
из низин заливных, напоённого влагой рва –
корневою системой своей разрастаясь и вглубь, и вширь.
Для монады души – Мироздание есть монастырь.
Как пустынный монах, заточив себя в дикий сруб –
в нём из жёлудя сердца растит свой Небесный дуб –
в тишине и в глубоком молчаньи ища возврат
к первообразу райскому, в вечной любви субстрат.

______________________________________

С новым сборником стихов Ольги Шиловой можно ознакомиться здесь.

______________________________________

avatar

Об Авторе: Ольга Шилова

Ольга Шилова родилась и живёт в городе Мещовске Калужской области. Лауреат премии имени Валерия Прокошина (2014) за книгу стихов «Нетерпёж». Публиковалась в журналах «Фома», «Сибирские огни», «Человек на Земле», «Гостиная» (США), в «Учительской газете», анто- логии «Молитвы русских поэтов», литературных альманах «Истоки», «Синие мосты» и других изданиях. «Скит» — вторая книга автора.

Оставьте комментарий

MENUMENU