RSS RSS

БОРИС КУШНЕР ● ПРОСТРАНСТВО. ВРЕМЯ. ЗВЁЗДЫ ● СТИХИ РАЗНЫХ ЛЕТ

ВАРИАЦИЯ-8

Она ворвалась в клубах пара,
За нею рвался птичий гам –
Внезапно, как ожог бекара
В потоке ре-минорных гамм.

Она сияла снежной пылью
Своих немыслимых ресниц
И пылкой тягой к разностилью
Вне общепризнанных границ.

Я сразу сплёл узоры вздора,
Взорвался разноцветьем тем,
Но в строгом хладе ре-минора
Уже звучал мой Реквием.

О чем измерить в полной мере
Всю зависть Моцарта, когда
Богиня предпочла Сальери… –
А, впрочем, в этом ли беда?

Беда не в том, что выбор странен,
Что красота стремится вниз,
Не в том, что в полумраке спален
Венеру жаждет Адонис.

Беда не в тяжести удара,
Не в том, что в мире мы одни…
Беда – в наличие бекара,
Который женщине сродни.

11 декабря 1988 г., Москва

* * *

Площади серы… Пусты кабинеты…
Где ж вы, эсеры?..
                                     Где ж вы,
                                                           кадеты?..
Эти в изгнанье…
                                 Эти убиты…-
Милые дети
                          не слушали Витте…
 
3 июня 1993 г., Pittsburgh

 

АЛЬТОВАЯ СОНАТА

                 Памяти Дм. Шостаковича

Уже промок и сам асфальт,
Бетон промок уже…
И, не смолкая, плакал альт
На первом этаже…
И серым студнем город мок,
Недобр и дебел,
И к потолку взлетал смычок,
И Песню Смерти пел.
Тот август много лет назад
Ушёл и не придёт,
И многие в земле лежат,
Теперь и нам черёд.
По крышам дождь, как звон монист,
Как струи серых рек… –
Бетховен слышится и Лист
И наш 20-й век…
Как будто кадр последний снят
В Прошествии Времён, –
В какой из будущих сонат
Он был запечатлён?

4 декабря 1993 г., Pittsburgh

ВАРИАЦИЯ-100

Окончательных итогов
                                          подведение столбцом,
Созерцанье носорогов
                                         и сражения с Творцом…
Сочлененье невозможных
                                               эпизодов и картин
Ночью,
              что дрожит тревожно
                                                    в щелях туч,
                                                                          дверей,
                                                                                         гардин.

И от действия такого
Вдруг возлюбишь
                                 Смелякова
И не станешь обращаться
За содействием
                            к врачам –
По Луне бредёт корова,
Что давно – увы –
                                не ново,
И от звёзд приходит Слово –
Почему-то по ночам.

А за далью
                      большей далью,
Обнажив беду шагалью,
Гравитацию отринув,
В профиль,
                     задом
                                иль анфас,
Невручённою медалью,
Заслонив Луну
                           шакалью –
Ах, не кликнуть ли Тарталью?! –
Повисает Фантомас.
Из-под платья
                         да в халате
Дама выпорхнет
                              некстати –
И в объятье
                       и в объятье –
Пропадай мужская жисть! –
Лишь рассыпется Скарлатти
В ослепительной Сонате –
Вот она –
                  берите,
                                 нате! –
Вспыхнет шёлковая кисть!

А над всем театром этим
Души брошенные –
                                      дети,
И в чечёточных коленцах
Пляшет Смерть под барабан. –
Сердце плачет,
                            плачет сердце
О погубленных чеченцах
И о русских,                        
                       и о ненцах,
Вечно падких
                          на обман.

Всё мужчина-чертовщина –
Между глаз его –
                                морщина –
Только женская лощина
Наполняет его
                              взор. –
Захлебнётся медный раструб,
Он с небес падёт,
                                  как ястреб,
Как проклятье и как аспид,
Как лавина
                     в Цахкадзор.

Все равно –
                      хоть рай,
                                         хоть ад ли
Нас Творец услышит
                                         вряд ли –
Занят Он –
                      в своём незрячье
Создаёт иной кошмар.
А полю скачет зайчик –
Он безмозгл
                          и счастлив значит,
И звенит Планета-мячик,
Голубой кружится
                                     шар.

И опять в лесу
                              опалом               
Пахнет тленьем,
                               не сандалом,
И распадом,
                        не парадом
День является
                             за днём –
Небосвод сочится ядом
Только Ты –
                         надеждой рядом,
Прозерпиною над адом,
Упоительным огнём.
………………………………………………
Но,
        как кони вороные,
Все миры Твои –
                                иные,
Но миры Твои –
                                иные… –
Мы друг друга
                              не поймём…

25 августа 1995 г., Pittsburgh

 

ВАРИАЦИЯ 170 (ЛИСТ)

Я снова в бешенстве октав
И снова, кажется, неправ,
Но как сбиваются в оравы –
Октавы!

И тишину разносит вдрызг
Их натиск,
                     их безумный риск,
Их жажда виртуозной славы –
Октавы!

И налетает острый миг,
Когда бледнеет
                             Клара Вик
И шепчет: «Дело здесь нечисто…» –
Но в клавишах уже пожар,
А правила прилежных Клар –
Ничто для Листа.

Нет, не для нас
                            Екклесиаст, –
Кто Душу Дьяволу продаст –
Тому всё ново –
Под Солнцем или под Луной. –
И рядом Моисей и Ной –
И Слово.

Так смолкни,
                         горестный Поэт! –
Во многом знанье Счастья нет –
Грозит безумьем.
Но Дух перешагнёт запрет
И вспыхнет суета-сует
Огнём везувьим.       

28 сентября 1996 г., Pittsburgh

ВОЕННОЕ КЛАДБИЩЕ В ИЕРУСАЛИМЕ

                          Хаве Иррон

Могилы почти одинаковы –
Шершавые белые плиты… –
Спят дети Иакова
Торжественным сном убитых…
От сомнений некуда деваться –
Есть ли в мире хоть крупица смысла? –
Восемнадцать,
                         девятнадцать,
                                                   двадцать… –
Обжигают траурные числа…
Аромат сосны пьянее виски,
И цветы и птицы –
                                 рай небесный… –
И мерцанье гильз артиллерийских,
От которых холод –
                                   тьма над бездной…
И вдали, склонившись одиноко,
Хрупкою, скорбящею Вселенной,
Тихо гладит тёплый камень-щёку
Женщина
В форме
Военной…

10 июня 1997 г., Иерусалим

* * *
                 Юдит Ратнер

Над Сионом
                         геликоптер –
В бледной сини –
                                 бело-синий. –
Утра ветер апельсиний,
Шум дорог и блеск окон…
И, забыв мотивы опер,
Я пою псалмы Давида –
По наитью,
                      не для вида,
Как бывает испокон…

Сладкозвучный Царь печален –
Непокой в его покоях… –
Наваждение такое –
Этот Иерусалим… –
Золотистою рекою
Падают с холмов кварталы
И кроваво розы алы,
Гул Времён неутолим…

12 июня 1997 г., Иерусалим

ПЕСНЯ

Озарились резко дали,
И в огне планета вся. –
А над озером спирали,
Крик канадского гуся.
Только рвётся сердце к зову,
Ввысь наперекор зиме.
………………………..
А таланту неземному
Что же делать на Земле…

6 декабря 1999 г., Johnstown

 

ПАМЯТИ ЭКИПАЖА ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ «КУРСК»

Не видно врага, да и был ли враг?
Следствие есть, была ли причина?
Пламенем чёрным Андреевский флаг,
Стальной саркофаг,
Пучина.
Чайки кружатся чинно.
Днём и в ночи
Плачь и молчи,
Пучина.
Сколько оборвано нитей…
Легче гагачьего пуха ил…
Волки морские, спите,
Г-дь вас простил.
Обруч всё туже,
Железа окружье,
Снаружи
В уши
Оглохшего мира
«Майна!» и «Вира!».
Удушье.
Нашествие сажи.
Миражи.
Зелёной вспышкой –
Не луг ли? –
Ромашка такая живая…
Ламп аварийных угли
Медленно дотлевают.
Тьма подступает вязко,
Жизнь – не сказка
О Золотом Ключике. –
Спите,
Великомученики.
И кто на Россию зарится?
Какие неандертальцы?
Кричу и Душой и кожей –
Б-же, Всесильный Б-же,
Простёртой рукой обезводь
Море,
На этот раз Баренца. –
………………………………
Спите, страдальцы,
Прости нас, Г-дь…

20 августа 2000 г., Pittsburgh

ВАРИАЦИЯ 2-35 (РОМАНС)

По лесам облетала листва,
А лечить? – Ни на грош айболитства.
Осень в пепел. Зимы торжества.
В чёрном небе алмазна Каллисто.
А дорога за временем мглиста,
И мгновений шуршит береста,
И читает рапсодии Листа
Неуёмное сердце с листа.

22 января 2001 г., Johnstown

* * *

Леты течение,
Как чтение
Данте –
Andante,
С вознесением заживо –
В Adagio.
Любви высокая тактика –
Плывёт Корабль-Галактика,
Мы – бессмертное карго, –
В звёздное Largo.

12 августа 2001 г., Pittsburgh

ИСААКУ ШВАРЦУ

Время бесповоротно.
Уносит, что ни оставите.
И всё же плыву по памяти –
В сини вольготно
Оранжевым трассам,
Синь бездонная роздана
Коммерческим асам.
Сквозь разреженный воздух
Вижу жёлтые звёзды
Над Каунасом,
Над Варшавой, над Краковом,
В зареве раковом.
Нетленна и вечна,
Вселенная шестиконечна.
Глаза лучезарные –
В вагоны товарные,
Дверь завизжала фальцетом
Для странников, странниц… –
Круги по памяти зыбкой –
Скрипка с кларнетом,
Кларнет со скрипкой –
Танец!
Всё-таки танец –
В слезах и с улыбкой.
Ливень по крыше косо –
Сто барабанов – колёса
Металлическим хором –
Подмога танцорам.
Мосты да погосты,
Неспешна езда,
И ветер, кружа,
Баюкает жёлтые звёзды –
Что ни Звезда –
Душа.

7 ноября 2001 г., Johnstown

* * *                                                       

Внизу переливами птичий скандал,            
Ни чести на них, ни управы.
Из окон струился рассветный сандал,
Дурманили дикие травы.
Проснулся, последний свой сон ухватив,
В котором Оракулы Рока,
А сердце буравил настырный мотив:
«Раскинулось море широко».
Не феи-русалки, не огненный конь,
Не флейты, не райские птички… –
Хрипит эмфиземно в проходе гармонь, –
Безногий солист электрички…

16 мая 2003 г., Pittsburgh

* * *

Облаков неземная материя –
И на хрупкой опоре крыла
Совершалась посадки мистерия
И навстречу планета плыла.
Из окна золотого овала,
Вытесняя разлив голубой,
Надвигалась земля, выплывала,
Заполняла пространство собой.
Как стада Авраама и Лота,
Разбегались и дали и близь –
Вот и кончилось Чудо полёта… –
………………………………………
Оглянись, уходя, оглянись…

27 августа 2003 г., Dornier-328, Pittsburgh–Cincinnati

* * *                  

Плыву по сини без весла,
А синь иссине-синя, –
Клаксон вдали, как крик осла, –
Шатры, костры, пустыня.
Соблазны рабства, что страшней
Всех полчищ фараона, –
А синь – чем выше, тем синей,
И ближе время оно.
Земля сквозь облачность ряба,
Февральские рогожи –
Лететь, выдавливать раба
До посиненья кожи.
Пророка шёпот. Толщи лет.
«Воспрянь же во весь рост ты!» –
Сгущенье сини в фиолет.
Пространство. Время. Звёзды.

15 февраля 2004 г., Route 22, West

* * *                      

Синь занедужила слюдой,
Гроза нависла над закатом,
А в пальцах – Соловьёв-Седой,
И соловьи поют солдатам.
И вдруг преемственность ясна –
Бурли, Рахманинов, прелюдом! –
И на войне была весна,
С колоколами, сердца гудом.
Но не нарушат сон солдат
Любые громы и набаты –
Под колыбельный шелест дат
Без сновидений спят солдаты.
Могил заброшенных уют,
Их даже взгляд не потревожит. –
Но слышат мёртвые, быть может,
Как в мае соловьи поют…

14 июня 2004 г., Pittsburgh

* * *                

Вот уже и осень за углом,
Призраки распада в небе голом, –
И звучит Печаль моим глаголом,
Что ещё вчера звенел щеглом.
Щёголь-клён пока во всём зелёном,
Но уже желтеет тленья нить –
Миг вздохнёт, и этим гордым клёнам
Лето вместе с нами хоронить.
Не подставить времени ладони,
Бесполезны шёпоты имён –
Мчатся дни, как огненные кони,
И уносят за черту времён.

20 июля 2004 г., Johnstown

 

К 60-ЛЕТИЮ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОСВЕНЦИМА (АУШВИЦА) 
                                                        
Толпиться Порше и Бенцам
По дорогам в Освенцим.
Поля мёртвых щёк белей. –
Юбилей.
А над Аушвицем
Зимняя голубизна –
Раздолье кружиться птицам
И скоро грянет весна.
И флаги трепещут, рея,
Речей поминальных сироп…
И вновь распинают Еврея
Под аплодисменты Европ.
Но в музыке птичьих арий,
Летящих в бездонную синь,
Я слышу: «Живи, Израиль,
Во веки веков. Аминь».

27 января 2005 г., Johnstown

* * *

Найти письмо – как в сердце выстрел.
Не от Эрота та стрельба. –
О стрелы выцветших эпистол,
Моя умершая судьба…

11 июля 2005 г., Johnstown

* * *                   

Мефисто – в сто чертей виват!
Но пусть засохнет кровь чернильниц –
Он мне не друг, не брат, не сват
И даже не однофамилец.
И не припомню, чтоб в ночи
Мы договор  с ним заключали.
А на заре? Молчи, молчи… –
Что не подпишешь от печали…

2 ноября 2005 г., Johnstown

* * *                         

До излёта взора
Чайки над водой,
Солнце ре-мажора,
Моцарт молодой.
Над волненьем рощи
Пенные поля –
В небесах Настройщик
Тихо тронул «ля»…

19 июня 2006 г., Pittsburgh

* * *

Кислород, огни, каталка,
Бесконечный коридор… –
Не ромашка, не фиалка –
Лишь на крыльях катафалка
Мне отсюда на простор…
А пока – тюрьма кровати,
Санитары, доктора… –
Тень с косою и в халате,
Мира чёрная дыра…

6 июля 2007 г., Shadyside Hospital, Pittsburgh

ПАМЯТИ ТАНЕЧКИ МУХИНОЙ

Сверкал дугою Млечный мост,
Ночного неба крепью, –
Разливы изобилья звёзд
Над казахстанской степью.
И вглядывались мы до слёз
В секрет алмазной пыли,
И незаметно век наш рос,
Но молоды мы были.
Сиянье медное волос
Под медною луною… –
Твой не-ответ, мой не-вопрос,
Рассвет над целиною…
За бездну глаз, за мир в горсти
Лишь я один в ответе… –
Хотел сказать Тебе – прости…
…………………………………………….
Да нет Тебя на свете…

25 ноября 2007 г., Pittsburgh

 

ПАМЯТИ ИСААКА ШВАРЦА

Декабрьский день во весь свой чёрный рост.
Ещё беде поверить я не в силах.
Закрыл глаза – мерцанье жёлтых звёзд
На наших неопознанных могилах.
А сколько их – возможен ли реестр? –
В полнеба пепел, ямы, рвы и щели.
Нам памятником будет твой оркестр,
Кларнеты, скрипки и виолончели.
Про девять граммов жаркого свинца,
Про ветреность красавицы-удачи –
Кавалергард с гитарой у крыльца. –
А год кончался в подвенечном плаче.
Иссякли капли датских королей,
Кто их теперь подарит нам, сиротам,
Разбросанным сумятицей ролей
По всем меридианам и широтам.

Теперь итог. Судьба в последней сумме.
Как жалки бесполезные слова!
И всё-таки: Великий Мастер умер.
Уснул. Ушёл. Но музыка жива.

27 декабря 2009 г., Pittsburgh

* * *

Я вышел в лес. Сквозь частокол
Простор небес чудесен.
И возгорелся мой глагол –
О, сладость новых песен!
Уже зима в моём краю,
Виски в седом морозе –
А я пою себе, пою –
……………………………
Как соловей о розе…

4 ноября 2011 г., Johnstown

* * *

К свету из темени!
В невероятие
Зари океанства!
Громы турбин про сжатие
Времени и
Пространства.

23 декабря 2012 г., A-320, Pittsburgh – San Francisco

Составлено 30 декабря 2012 г., Pittsburgh

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Борис Кушнер

БОРИС КУШНЕР - известный математик, поэт, переводчик, эссеист и публицист. С 1989 г. живёт в США. Профессор математики Питтсбургского Университета. Многим памятно его «Открытое Письмо Шафаревичу», опубликованное в советском самиздате, а также в Израиле, Германии и США. Стихи, переводы и эссе Бориса Кушнера публиковались в Израиле, США, Германии, России, Украине и Белоруссии. Его творчество было предметом специальной программы радиостанций РЭКА и Кол Израэль (Израиль), его стихи передавались также по радио Голос Америки. В 2005 г. творчеству Бориса Кушнера был посвящён большой цикл передач телеканала RTN (Нью-Йорк). Получили известность и неоднократно публиковались большие эссе «В защиту Антонио Сальери», «Одна, но пламенная страсть» (полемика с И.Р. Шафаревичем), «Больше, чем ответ» (полемика с А.И. Солженицыным), «Учитель» (к столетию со дня рождения А. А. Маркова, мл). В последнее время ряд произведений Бориса Кушнера был опубликован в сетевых журналах «Записки по еврейской истории» и «Еврейская старина» http://berkovich-zametki.com/. Борис Кушнер автор многочисленных математических работ, монографии «Лекции по конструктивному математическому анализу», (Москва, Наука 1973 , англ. перевод 1984) и семи книг стихов: «Стихи и Переводы», Москва 1993, «Причина Печали», Baltimore 1999, «Бессонница Солнца», Baltimore 2000, «Иней Времени», Baltimore 2001, «Эхо Эпохи», Baltimore 2002, «Причал вечности», Cockeysville, 2006, «Контрапункты», Seagull Press, Baltimore, 2008 (совместно с Верой Зубаревой и Борисом Кокотовым). Член международного Пен-Клуба и Союза писателей Москвы.

2 Responses to “БОРИС КУШНЕР ● ПРОСТРАНСТВО. ВРЕМЯ. ЗВЁЗДЫ ● СТИХИ РАЗНЫХ ЛЕТ”

  1. avatar Давид Гарбар says:

    И опять Борис Абрамович Кушнер рассыпает перед читателями сонмы своих октав, мириады своих стихов… И кому бы ни были они посвящены: Листу и Кларе Вик, Рахманинову или Шостаковичу, Соловьёву-Седому или своему старшему другу замечательному Исааку Шварцу, еврейским ли солдатам, лежащим на Горе Герцля, или своим ушедшим друзьям и подругам, – всё время звучит музыка. Ибо его стихи – это и есть воплощённая музыка, Музыка, воплощённая в Слове. Спасибо. И до новых стихов.

  2. Прекрасные стихи. Лирика, публицистика, музыка – все прекрасно. А какой бекар!… Спасибо.

Оставьте комментарий