RSS RSS

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Итальянская Одесса. Страницы истории города

Об Одессе сейчас пишут во многих странах мира. Но почему первые страницы популярного издания в Италии каждую неделю возвращается в Одессу?

Начну с анекдота, произошедшего непосредственно со мной. Из окна то ли 17-го трамвая, то ли машины как-то увидел кафе «Бофо».

«Почему с одним «ф»? — подумалось мне, — а может, так же, как «Одесса» на украинском языке пишется с одним «с», так и фамилия великого зодчего, украинизировавшись, стала короче на одну букву… И почему не в центре, не у Потемкинской лестницы, которую он проектировал, а здесь, в курортной зоне?..» Не поленился, зашел, сел за столик, и, заказав рюмку коньяка, спросил у официанта: — Кто надоумил назвать кафе в честь замечательного итальянца?

— Какого еще итальянца? — удивился собеседник, —это же сокращение: «Большой Фонтан» — Бофо… А вы каких-то итальянцев придумали…

Нет, не я придумал итальянцев. Мог бы сказать, что они, как и греки, «придумывали» Одессу, что Иосиф де Рибас был выходцем из Неаполя, что вслед за Петербургом строили Одессу итальянские зодчие…

Решил сегодня рассказать хоть немного об итальянской диаспоре в истории города. Рад, что уже получаю ревнивые письма, почему про греков написали , а где про французов, а где про молдаван…Попробую постепенно.. Все диаспоры, конечно же не охвачу, но как же без итальянцев…

А в памяти, естественно, зазвучали строки одесской главы «Евгения Онегина»:

«Язык Италии златой Звучит на улице веселой…»

И, конечно же, Александр Сергеевич имел в виду не только Итальянскую улицу (ныне Пушкинскую), но и оперный театр, ресторации, развеселую и неунывающую городскую публику.

На месте Одессы в тринадцатом – четырнадцатом веках была Дженестра, якорная стоянка генуэзцев.. Только что презентовал книгу о ней «Имя дрока» Андрей Добролюбский. Но и в самой Одессе, буквально с первых шагов были итальянцы. Представьте в 1798 году в городе было три консульства – Неаполитанское, Сардинское и Корсиканское. Десять процентов населения Одессы ( 800 из 8000 человек) составляли итальянцы.

Кстати, на городском гербе Одессы 1798 года надпись: «Герб города Одессы» была сделана по четырем сторонам на четырех языках — русском, греческом, итальянском и немецком. И это не случайно выбранные языки. Вспомним утверждение известного историка нашего города, жившего в 19-м веке, профессора В. Яковлева:

«…каждый одессит был настолько сведущ в итальянском языке, что имел возможность спросить выпить и закусить, а в случае надобности и выбраниться по-итальянски».

Где закусить?

Пожалуйста. Пушкин, к примеру, мог заходить в ресторацию Фелицио Баролли и кофейню Джулио Монтеверди.

Гоголь, при желании, мог отведать итальянскую кухню в ресторации Матео и Каруты, в кондитерской Замбрини,

Бунин и Куприн, Бабель и Багрицкий могли сиживать (и всепрелестнейше делали это) в кафе Фанкони.

Как выбраниться? Естественно, самым страшным образом: «porсa madonna».

Все это прошлое, ставшее частью одесского фольклора, одесской легенды. Как и итальянские труппы, гастролировавшие из года в год в одесской опере. Разумеется, что итальянские певицы Арриги, Витали, Морикони пели итальянский репертуар, в частности, Россини… И вновь обратимся к свидетельству Александра Пушкина:

«Но уж темнеет вечер синий,

Пора нам в оперу скорей: там упоительный Россини,

Европы баловень — Орфей».

Повезло не только современникам Пушкина. Почти сто лет спустя испытал «театральный шок», восторг от спектакля Исаак Бабель, увидав на сцене оперного театра гастроли великого итальянского трагика Ди Грассо. Признаюсь, читая рассказ Бабеля «Ди Грассо», примыкающий к одесскому циклу, всегда воспринимал его как такой же миф, как легенду о Бене Крике. Ничуть не бывало. В одесских газетах нашлись рецензии на выступления Ди Грассо, даже его портреты, сделанные одесскими рисовальщиками. Это был действительно гениальный трагик. Газетчики того времени запечатлели его след на одесской сцене.

С каким бы восторгом ни повествовали путешественники, мемуаристы, писатели об итальянской Одессе, для нас она все же была бы в прошлом, если бы не архитектура, живущая почти двести лет, ставшая обликом, образом Одессы.

Я начал этот очерк с упоминания имени Боффо. Прославленного имени. Но историческая справедливость была бы не соблюдена, если бы первым я не назвал Франца Фраполли. Именно по его проекту был построен на нынешней Дерибасовской, 24 , первый, сохранившийся почти неперестроенным с тех пор, дом для Феликса де Рибаса. Еще один дом Фраполли, построенный уже для себя, на Дерибасовской, 13, там, где теперь «Ирландский паб» . А вообще-то, перечень того, что проектировал Франц Фраполли, затем его сын Иван Фраполли, а затем Илья Фраполли, Петр Фраполли, мог бы занять журнальную страницу. Памятниками архитектуры стали дома, выстроенные и Торичелли, достаточно назвать нынешние здания ЧМП, Дома ученых, Музея морского флота.

Но вернемся к Боффо. Двести лет назад он приехал в молодую Одессу. Если бы им были построены только Гигантская («Потемкинская») лестница и дворец Воронцова, он навсегда вошел бы в историю города, но ведь им создано множество жилых домов — от центра до Молдаванки. Можно вспомнить еще десяток, поистине великолепных итальянских мастеров — Даллаква, Скудиери, Моранди, но памятник в Одессе, что невероятно — при жизни, был поставлен городом лишь Александру Бернардацци, в виде бюста над лестницей Новой Биржи, ныне Филармонии, им сооруженной. Можно добавить, что Бернардацци — автор гостиницы «Бристоль» («Красная»), здания для Русского технического общества, которое мы не сумели сберечь (Княжеская, 1), ансамбля Медицинского института (Пастера, 7).

Одесса всегда была торговым городом. Какие войны между купцами были за хлебные перевозки. И здесь итальянцы проявили себя . Назову фамилию, которую и сегодня часто вспоминают в Одессе. Предприниматели Анатра. Где-то в 1830-х годах прибыл сюда сицилийский моряк Анджело Анатра. Почувствовал, что нужно создать флотилию малых маневренных судов для перевозки зерна . Его сын , тоже Анджело, уже создал мореходную компанию, а потом и торговый дом Анатра. Большие деньги они тратили на благотворительность, создали станцию для спасения на водах. А брат Анджело – Артур Анатра увлекся авиацией. , стал основателем аэроклуба, редактором журнала «Заря авиации», первым в России пассажиром на самолете, пилотируемом Ефимовым.

И все же, неужели вся итальянская Одесса — это только наше замечательное прошлое? Конечно, это не так. Хоть и небольшая, но осталась в городе итальянская диаспора, звучит в университете итальянский язык, как-то из Милана приезжала в Одессу режиссер, которая ставила на итальянском языке спектакль для студентов и силами одесских студентов по рассказам Итало Кальвино.

И еще о литературе. В годы Второй мировой войны в Одессе побывал один из крупнейших писателей Италии Курцио Малапарте. В его романе «Капут» есть главы об итальянских войсках на Одесщине, и это одно из ярчайших произведений, где показано разложение фашистской армии.

И сегодня мы можем говорить о реальном литературном мосте Милан – Одесса, так как в Милане живет и работает, пишет на двух языках замечательный писатель Эвелина Шац. Ее книги на русском и итальянском в нашем литературном музее, в музее гостиницы «Лондонская», о которой она написала поэму, ее стихи и прозу мы публикуем в своем альманахе.

А какая интересная коллекция картин итальянских мастеров в нашем музее западного и восточного искусства. Сколько было переживаний у одесситов в связи с кражей, находкой, возвращением Караваджо. И правильно – это шедевр. Надеюсь его реставрируют. Но зайдите в музей. Не буду называть имена итальянских мастеров. Вас ждет магия старой живописи.

И сегодня ряд моих читателей пишет мне из Одессы комментарии на итальянском. Грустно, что не знаю языка, хоть ощущаю его красоту К счастью есть Гугл-переводчик.

Написал этот текст про Италию, которую люблю, был в Риме и Милане, Венеции и Флоренции, в Генуе и Неаполе. И захотел еще хоть на час погрузиться в атмосферу праздника. Включил «Рим» Феллини. Спасибо, Италия!

Как всегда просьба к моим читателям – тема огромна. Буду рад, если каждый добавит свой кирпичик в наш общий дом.

Здание дворца Воронцовых, спроектированное итальянцем Боффо.

Здание дворца Воронцовых, спроектированное итальянцем Боффо.

avatar

Об Авторе: Евгений Голубовский

Журналист, составитель и комментатор многих книг, связанных с историей, культурой Одессы. Родился в 1936 году в Одессе. В штате газет «Комсомольская искра», затем «Вечерняя Одесса» работал с 1965 года. Вице-президент Всемирного клуба одесситов (президент Михаил Жванецкий). 15 лет редактор газеты клуба «Всемирные Одесские новости», последние пять лет одновременно заместитель редактора историко-краеведческого и литературно-художественного альманаха «Дерибасовская-Ришельевская». Лауреат журналистских премий.

Оставьте комментарий