RSS RSS

avatar

Евгений Голубовский

Журналист, составитель и комментатор многих книг, связанных с историей, культурой Одессы. Родился в 1936 году в Одессе. В штате газет «Комсомольская искра», затем «Вечерняя Одесса» работал с 1965 года. Вице-президент Всемирного клуба одесситов (президент Михаил Жванецкий). 15 лет редактор газеты клуба «Всемирные Одесские новости», последние пять лет одновременно заместитель редактора историко-краеведческого и литературно-художественного альманаха «Дерибасовская-Ришельевская». Лауреат журналистских премий.

Евгений Голубовский: Публикации в Гостиной

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Страницы из фб-дневника

    8/09/2021

    Олег Губарь Топонимика Пушкинской Одессы

    «Итак, я жил тогда в Одессе…» — этой строкой Пушкин завершил «Путешествие Онегина»

    «Итак, я жил тогда в Одессе…» — мог бы поставить Олег Губарь эпиграфом к своей монографии «Топонимика Пушкинской Одессы»

    В Литературном музее, в его Золотом зале, прошла презентация книги , вышедшей из печати, увы, после смерти автора, ставшая, как сегодня видится, памятником не только Пушкинской Одессе, но и автору – литератору, краеведу, историку нашего города Олегу Иосифовичу Губарю.

    Два фолианта. Шесть килограммов текста. Труд, на который ушли годы работы.

    За последние три десятка лет мы много раз разговаривали с Олегом об этой книге.

    Можно было составлять словарь одесских знакомых Пушкина. В двадцатых годах первую попытку такого словаря издал академик М. Алексеев, найдя 57 персонажей одесской истории. В восьмидесятых годах профессор С. Боровой уже располагал сведениями о 76 знакомых поэта. У Губаря их оказывалось больше ста… Но принцип биографий не удовлетворял его.

    Как не радовал хронологический разбор, чем день за днем занимался поэт. Губарю хотелось увидеть Пушкина в молодом городе, ходить с ним по службе, по приятелям, вместе в ресторан и вместе в почтовую контору, вместе в баню и на пирушку…

    Только Губарь, изучив архив Строительного комитета Одессы и выпустив о нем монографию , знал досконально, все постройки тридцатилетней Одессы.

    Более того, занимаясь с Михаилом Пойзнером историей Первого кладбища Одессы, он , как говорится, похоронил сотни современников поэта.

    Так выкристализовался принцип монографического исследования – через городские объекты, через владельцев и строителей, негоциантов и моряков, врачей и рестораторов ощутить Город и в нём Пушкина.

    Мне кажется презентация, которую провел доктор исторических наук, профессор Александр Пригарин получилась на славу.

    Как уместно в начале и в конце звучала гитара в руках любимого Олегом Димы Земскова (эх, а как задушевно играл Олег на гитаре).

    Чувство юмора окрасило прекрасные выступления губернатора Одессщины Сергея Гринивецкого и мэра города Геннадия Труханова, профессионально звучали слова историков – Олега Добролюбского, Елены Полевщиковой, Игоря Шкляева, Виталия Абрамова, тепло, как-то по-домашнему говорили о вкладе Губаря в работу музеев Татьяна Липтуга и Алла Нирша… Несколько слов сказал и я, по сути, что написал сейчас.

    Как шла работа над изданием этой книги поделились ближайшие друзья Губаря – Анна Голубовская и Почетный гражданин Одессы Михаил Пойзнер. Они же подарили первые экземпляры книги библиотекам, музеям, почетным гостям…

    Сегодня, 8 сентября 2021 года, «Топонимика Пушкинской Одессы» начинает жить своей жизнью. У неё появятся новые читатели. Но как хотелось бы, чтоб появились и продолжатели дела Олега Иосифовича Губаря, исследователи, которые будут углублять наше представление о Золотом веке Одессы.

    22/09/2021

    Завидую тем, кто слушал вживую Гоголя.

    Завидую тем, кто присутствовал на чтениях Зощенко.

    Конечно же, это белая зависть. Даже закрыв глаза, вдавивши себя в кресло, не повернешь время вспять.

    Это запись из моего дневника за 22 сентября 2019 года.

    Казалось, почти что вчера, а как невозвратимо всё изменилось

    Два года назад я с упоением писал, что в этот день слушал, как читал, досель нечитанное, Михаил Михайлович Жванецкий.

    Ведь много раз его слушал. И на концертах, и в клубе, и вот так – дома. А все равно ощущение счастья. Эти минуты, часы хотелось продлить.

    Гарик Барац применил точную метафору. У Жванецкого ключи от нашего лета – он приезжает в Одессу, начинается лето, он собирает друзей, чтоб прочесть написанное в Одессе, лето заканчивается.

    -А на дворе осень, зеленая осень, еще не желтая, — сказал Михаил Михайлович. И в этой фразе – зеленая осень – не было никакой политики.

    Мы становимся свидетелями не просто долголетия, а творческого долголетия. Вчера праздновал 92-летие Юз Алешковский, недавно отмечали 85-летие Александра Кушнера. И Мише Жванецкому было за 85. Но он читал ранний рассказ – монолог воспитательницы детского сада, времен «Авас», читал рассказы 2019 года – и мы хохотали и над первым, и над нынешними текстами, так много в них точного про нашу жизнь.

    Я рассказывал, что на 2020 год «Пласке» планировал выпустить календарь по Старопортофранковской, а мы помним, что дом Ильфа, 137, от дома Жванецкого, 133, отделяют два шага

    И последовала устная новелла про эту квартиру, где душ приспособили над туалетом, а ведь раньше был дворовой, где разговор в одной семье превращался в общедворовое собрание…

    Сегодня, в 2021 году, мы ждем, что Старопортофранковской, 133 в легендарной квартире легендарного писателя, увы, после его смерти, но будет открыт городской музей его памяти…

    Сколько есть видео с выступлениями Жванецкого, сколько километров пленки запечатлели его неповторимое чтение. Мне кажется, что в этом музее можно будет круглосуточно слушать Михал Михаловича…

    Мы привыкли, что у Жванецкого короткие тексты – от фразы до 2-3 страниц.

    И неожиданно два года тому Михаил Михайлович прочитал объемный, многостраничный монолог, который я для себя назвал – «Маленький автобиографический роман».

    И вновь ожили Рома и Витя, ожил Райкин, возникла ситуация холеры в Одессе, взаимоотношения писателя и власти –местной (Гладкая, Козырь), киевской (Шелест). московской (Полянский).

    Уговорил Мишу этот Маленький автобиографический роман издать в Одессе, издать как одну книжку с иллюстрациями во Всемирном клубе одесситов.

    Не успел. Заболел.

    Только что в Одессе стараниями Наташи Жванецкой, мецената Алексея Ставницера вышел прекрасно оформленный том Жванецкого «Одесса». Там его пока нет. Надеюсь, не забудут «Маленький автобиографический роман» и издадут его в Одессе

    У Жванецкого был назначен концерт в Одессе, 7 ноября 2019 года

    Кстати, 7 ноября, 1990 года, сюда же на сцену театра музкомедии Жванеций въехал на белом коне. Мы открывали Всемирный клуб одесситов. Так что и для театра и для нас дата памятная.

    А сейчас, в готовящийся 87 выпуск альманаха «Дерибасовская-Ришельевская» мы включили два приветствия Жванецкого – к юбилею Всемирного клуба одесситов и к юбилею нашего альманаха.

    И мы вновь услышим, точнее – прочтём Жванецого.

    И запомним навсегда:

    — В консерватории нужно что-то подправить….

    1/10/2021

    Пора нам в оперу скорей, — писал Александр Сергеевич. Увы, скорее не получится, поди знай, какие козни готовит нам коронавирус…

    А 1 октября 1887 года состоялось торжественное открытие нового театра…

    Недавно на концерте Ботвинова и Хоупа я еще и еще раз вглядывался в зал, в плафон потолка с живописью на шекспировские сюжеты, в мрамор лестниц.

    Этому чуду 134 года.

    И все эти годы — главное здание города.

    Впервые я пришел в этот театр в 1949 году. Приехал из Казани брат отца декан мединститута Исаак Евсеевич Голубовский и пришел в ужас, что мальчику 13 лет, а он не ходит в оперный театр. Поехал в город, купил билеты на несколько спектаклей, но самым первым для меня был «Евгений Онегин»

    Ощущение, что я был не потрясен, а раздавлен. Огромный оркестр, который хорошо был виден из ложи.

    Дирижер, стоящий спиной к залу… Почему?

    Люстра, которая, как мне казалось, если упадет… Нельзя сидеть в партере.

    И дуэль на сцене. Я читал роман в стихах. Что-то помнил наизусть, но чтоб на твоих глазах убивали Ленского.

    Уже не помню, а может и тогда не знал, кто кого пел.

    Это сейчас я могу с гордостью сказать, что на этой сцене слушал Николая Огренича, Евгения Иванова, Анатолия Дуду, Анатолия Капустина,, Анатолия Бойко, Людмилу Ширину, Галину Поливанову, Раису Сергиенко..

    Специально ходил на балеты, где танцевала Наталья Барышева. Какая была с ней «Кармен-сюита»

    И театр всегда казался мне чудом. Будучи когда-то сладкоежкой, я для себя придумал образ — театр — это фантастический торт из бизе или из безе, созданный влюбленным в город кондитером

    А ведь в действительности его сложили из нашего ракушечника.

    Когда в ночь на 2 января1873 года сгорел первый городской театр, открытый еще при Ришелье 10 февраля 1810 года, это им восторгался Пушкин, одесситы, отгоревав, объявили конкурс на новый театр. Участников было очень много. Но выиграли известные европейские архитекторы Ф.Фельнер и Г. Гельмер.

    Это был их 13-ый театр (одесситы долго злословили по поводу несчастливого числа, им вначале не нравилось, что театр, который раньше был развернут к морю, теперь смотрит на Ришельевскую, но прошло пару лет и все признали – так стало лучше, эффектнее, красивее).

    Если бы театр мог писать мемуары… Какие истории он бы нам поведал. Все обычно вспоминают, что здесь Петр Ильич Чайковский взмахнул дирижерской палочкой на премьере «Пиковой дамы», а потом передал ее дирижеру. А меня больше волнует то , что здесь выступали с концертами Сергей Рахманинов и Александр Скрябин.

    А какие артисты играли на этой сцене. — Шаляпин и Собинов, Анна Павлова и Айседора Дункан.

    Но это официальная история. А ведь есть еще живая, передаваемая из уст в уста.

    Когда-то я попросил Олега Губаря, зная, что он ребенком уже пел в оперном театре, знает его и любит, подготовить для «Вечерки» несколько статей об его людях. Надо знать Губаря. Он пошел не только в театр, но и в архив, а в результате родилась книга «Пушкин. Театр. Одесса». Но и в ней он не все мог написать — цензура…

    Вот одна из историй, рассказанных мне Олегом, в достоверности которой я не сомневаюсь.

    На сцене шла опера «Петр Первый». Роль Петра исполнял замечательный артист Володя Носырев. Большой, крепкий, подстать Петру. По ходу действия ему подносят Кубок большого орла — полуторалитровый кубок, специально сделан для спектакля. В нем должна быть вода. Но коллеги решили пошутить и в этот вечер, не поскупившись налили в кубок водку….Носырев выпил. Доиграл, приложив невероятные усилия спектакль. Зашел в гримуборную и заснул. Спал сутки. В театре ему объявили выговор за пропущенную репетицию.

    И такие истории театр помнит.

    Нужно ли удивляться, что до сих пор за кулисами рассказывают легенду, что на этой сцене итальянский трагик настолько вошел в роль, что задушил свою партнершу.. Догадываюсь, что речь идет о Ди Грассо, выступавшем на этой сцене. Есть замечательный рассказ «Ди Грассо» Бабеля, кто не читал, обязательно прочтите. А билетеры рассказывают, что призрак убиенной артистки до сих пор живет в театре.

    Вновь приближается оранжевая зона, когда в театр впускают вдвое меньше зрителей, чем обычно. Карантин.

    Но кто может помешать нам подойти к театру, посмотреть на бюсты Пушкина,Гоголя, Глинки, постоять у скульптур, олицетворяющих трагедию и комедию. И подумать, что вся наша жизнь умещается в этих понятиях.

    А потом вспомнить, что сегодня день пожилых людей. Как бы хотелось, чтоб их возраст приблизился к возрасту нашего театра. И чтоб в свои годы они были столь же ухожены и красивы

    Пора нам в оперу скорей…

    Советую всем, кто любит живопись, не пропустить изысканейшую выставку «Учитель и ученик», которую из домашних коллекций составила Линда Страутман и показывает в своей галерее «Дом художника» на улице Осипова..

    Учитель – Кириак Костанди, можно смело сказать учитель всей южнорусской живописной школы.

    Ученик – Владимир Синицкий, сын священника, пришедший в 14 лет из села, где служил отец, чтобы многие годы, до 1921, учиться у Костанди.

    И не только в училище, но и дома, так как женился на дочке учителя — Елене Кириаковне Костанди.

    Эта выставка приурочена к двум юбилеям

    Сто лет назад в голодной Одессе умер Костанди.

    И сто двадцать пять лет тому родился в селе Курисов-Покровское Синицкий.

    О Костанди есть большая литература. Его любят, знают, ценят в музеях и частных коллекциях.

    Меньше написано о Синицком. И человек он был не публичный, и жизнь сложилась сложно. Последние годы жил Владимир Михайлович у своего ученика, квартира художника Альбина Гавдзинского стала его домом.

    То, что Синицкий сохранил в своем архиве и позволило внучке Альбина Гавдзинского Линде собрать и показать эту выставку.

    Должен повиниться. Я знал Владимира Михайловича Синицкого. Был на двух его персональных выставках в Одессе. Хотел с ним поговорить о Костанди, о Дворникове и Волокидине, у которых он также учился. Не получилось. Синицкий избегал встреч с журналистами.

    — Вот моя жена вам всё расскажет. Она птица-говорун, я дятел – художник, — улыбался Синицкий.

    А потом он похоронил жену и совсем замкнулся в себе.

    Как же я обрадовался, когда в американской антологии «У голубой лагуны», изданной поэтом, коллекционером К Кузьминским, в третьем, одесском , томе нашел воспоминания Льва Межберга об одесских художниках. Обо всех нежно, с любовью, точно и профессионально.

    Воспользуюсь этим поводом, чтобы опубликовать фрагмент о Синицком.

    «Владимир Михайлович Синицкий был учеником Кирияка Константиновича Костанди — основателя одесской школы, женился на его дочери Елене Кирияковне и как бы продолжал традиции учителя. Синицкий был похож на высокое сухое дерево, которое редко цветет, но когда расцветает, дает необыкновенные плоды. Я думаю, что когда-нибудь его работы будут ценить, как, скажем, сейчас ценят Вермеера Дельфтского. Он писал волшебные вещи и сохранял их все у себя в мастерской, отдавая повторения. Бывало, не устоять перед покупателем, тогда Елена Кирияковна сильно сжимала его плечо, и Владимир Михайлович сообщал, что работу продать не может. Были времена, когда они питались только одной картошкой, жили впроголодь. Владимир Михайлович был человеком застенчивым, скромным, никогда никуда не выезжал из Одессы, кажется, впервые он увидел собрание московских музеев, когда ему было лет 70. Однажды он подарил мне и Лене Межерицкому дореволюционные тюбики с красками. Я запомнил тюбик с краплаком. Впервые я увидел его, когда он работал над городским пейзажем в Одесском городском саду, стоя между двумя львами. Мне было тогда лет 15. Конечно, всю последующую неделю я в школу не ходил, меня тянуло к этому тощему удаву с необыкновенным этюдником. Иногда мне казалось, что его лицо напоминает сову. Писал он пятью-шестью цветами, цвет он ощущал божественно, это был созданный природой орган для цветоощущения. Я запомнил на всю жизнь одну его работу с крымским берегом. Было просто неправдоподобно, что человек может так написать, он извлек какой-то необыкновенный цвет, при этом он фантастически ощущал тональность, плотность цвета, воздушную среду, рисовал точно, как это делали старики. У него была одна слабость: изобретать усовершенствования для этюдника, зонта. Рассказывали, когда Красная Армия приближалась к Одессе в 1944 году, он собрал все свои вещи и работы и отправился в сторону Румынии, но как известно из литературы: румынская граница невезучая, и его вернули в коммунальную квартиру. Единственное, что ему оставалось, — это слушать радио БиБиСи, вплотную приникнув к приемнику, и бояться каждого шороха. Счастье, что его не отправили туда, где писал портреты Цимпаков. Передвигался Влад. Михайлович громадными шагами и довольно быстро, высунув голову вперед, он включал предельную скорость и поспеть за ним было невозможно. На работу он шел, как одержимый. Громадный этюдник перекрывал его туловище, сливаясь с ним, и было такое впечатление, что идет одушевленный этюдник с зонтиком. В те послевоенные времена художники еще писали с натуры по многу сеансов, то было волшебное неведение всего того, что происходило на Западе, и это было одно из чудес, которое сохранило настоящую живопись. Художники были изолированы от мировой суеты и писали по велению сердца. Одесские художники никогда не страдали патриотическим восторгом, а те, которые раздваивались, все равно писали и хоронили на стеллажах своих мастерских замечательные вещи, и в будущем это будут те феномены, которые воскресают из мертвых.»

    Еще и еще раз рекомендую не пропустить эту выставку. Карандашные рисунки Костанди и карндашные рисунки Синицкого. Но есть еще и акварели и масло Синицкого. Даже фотографии и документы. Всех, кого интересует одесская живописная школа, эта выставка станет открытием.

    На репродукциях –с разрешения Линды – показываю несколько работ Владимира Михайловича Синицкого с этой выставки.

    image022

     

    Читать дальше

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Страницы из фб-дневника

    7 августа

    Моя вера в существование чудес получила сегодня реальное подтверждение.

    Но обо всём по порядку…

    Вернулся домой после презентации альбома «Викентий Кугель. Взгляд фотографа», созданного Анной Голубовской, Юрием Масловым и Александром Якимчуком.

    Около четырех лет шла работа над воплощением замысла. Какого? И хоть я все эти годы видел, что это адский труд, в суть поисков. размышлений не был допущен.

    — Всё увидишь, когда завершим.

    Итак, я знал, что Саша Якимчук и Аня обнаружили существование личного фотоархива одного из жителей Одессы, который СОРОК лет фотографировал город, его людей, их быт и жизнь, но нигде эти фотографии не показывал.

    Тщательно хранил. боюсь слова — скрывал, хоть скорее всего и скрывал. Было чего бояться.

    И какие сорок лет — с 1913 по последний год своей жизни — 1953. Революции, войны, голод, ежовщина…

    Итак, я знал, что Юрий Маслов купил ВСЮ коллекцию, не дав ей рассыпаться по десяткам собирателей одессики.

    Конечно знал, что моя дочь с Сашей расшифровывают, осмысливают грандиозный архив, в нём более двух тысяч снимков, но сами фотографии, как решили создатели альбома, для всех останутся тайной — до выхода книги из печати. И вот — чудо.

    Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Страницы из фб-дневника'»

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Перечитываем «Евгения Онегина» с книгой Минкина в руках

    1

    Читаю книгу, которую моя дочь и я хотели передать Губарю в больницу.
    В тот момент, когда книга «НЕМОЙ ОНЕГИН» Александра Минкина приехала ко мне из Москвы, спасибо Яне Желток, Олег уже не смог бы её читать. Жаль до слёз – его стихия.
    Когда-то Олег Губарь и Валентина Голубовская обменялись двадцатью письмами об «Евгении Онегине» — такой эпистолярный роман. Все письма от руки, чернилами на бумаге, я был почтальоном, переносил их из редакции – домой. В своё время Губарь опубликовал их в «Энциклопедии друзей». У книги был маленький тираж, сейчас мы эту переписку публикуем в июньском  альманахе «Дерибасовская-Ришельевская».

    Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Перечитываем «Евгения Онегина» с книгой Минкина в руках'»

    Евгений Голубовский. Страницы фб-дневника

    23 марта

    «Огромное пирожное с кремом», — так пошутил про одно из зданий Одессы писатель Лев Славин.

    Думаю, что все вы хорошо знаете это здание, может быть фотографировались на его фоне.

    Но видеть здание, любоваться зданием и знать всё про здание – это, как у нас говорят – две большие разницы.

    Вот мы уже вступили в пространство одесского языка. А как иначе говорить об одном из самых одесских зданий о Пассаже Менделевича.

    Читать дальше 'Евгений Голубовский. Страницы фб-дневника'»

    Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника

    2 января

     

    Ушел в типографию, вернётся в январе книгой сборник историй сотрудника литмузея Алёны Яворской. Рад этому. Написал к сборнику предисловие.

    Евгений Голубовский

    «Сохраним это счастье вдыхать акации»

    Нет, это не литературное хулиганство.

    Да, я помню, что именно этой строкой из великолепной поэмы Анатолия Гланца , автор этой книги Алёна Яворская назвала своё послесловие.

    Рассказывая о легендах Одессы, она не могла пройти мимо запаха акации, о котором писали и Марк Твен, и Жаботинский.

    Мне же кажется, что вся книга Яворской настоена на аромате степи и моря, что читаешь ее страницы и погружаешься в марево акации.

    Очередная краеведческая книга? Нет, не очередная. Выходящая за рамки того, что сегодня определяют, как нон-фикшн. Это художественная литература по образу мысли, по эмоции.

    Читать дальше 'Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника'»

    Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника

    2 декабря 2020

    ЗАЛОЖНИК ВЕЧНОСТИ

    Стало страшно открывать ленту фейсбука.Каждый день потери. Увы, очень значительные. Только что прочитал сообщение Андрея Коваленко, что умер Олег Волошинов (1936-2020)

    Мы дружили много лет. Я писал о нем. В моей книге «Глядя с Большой Арнаутской» большой очерк.

    Вот один из текстов об этом талантливом художнике.

    Когда-то к Пабло Пикассо обратились с вопросом – зачем менять манеры, если они уже понравились зрителю, для чего все время искать? Пикассо был категоричен: «Я не ищу, я нахожу». Фраза яркая, запомнившаяся многим арт-критикам. Поиск, преодоление собственных успехов – это свойство характера, темперамент творца. А всегда ли он приводит к удаче, к находкам – непредсказуемо. Но большой художник (думается, что и поэтому, в частности, он большой) всегда пытается идти дальше, не останавливаться.

    Читать дальше 'Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника'»

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Странички из фб-дневника

    6 июля

    Ну как не улыбнуться с утра, когда интернет, как главную новость, сообщает, что сегодня – Всемирный день поцелуев.

    Красиво? Еще как!
    И с утра буду напевать песенку Юза Алешковского:

    Так поцелуемся давай, прохожая,
    Прости меня за чистый интерес.
    Мы на людей становимся похожими…
    Давай еще! Воистину воскрес!

    Не серьезно, скажете. Ирония Юза ничего не отменяет. Конечно же, нет. Где любовь, где страсть, там поцелуи. И вновь память подсказывает Есенина:

    Ну, целуй меня, целуй,
    Хоть до крови, хоть до боли,
    Не в ладу с холодной волей
    Кипяток сердечных струй…

    Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Странички из фб-дневника'»

    Евгений Голубовский. Странички из ФБ-дневника

    13 апреля

    Михаил ПойзнерОбещал, что прочту, как только получу книгу Михаила Пойзнера «Одессу оставляет последний батальон».
    И вот книга у меня в руках. Её с трогательным автографом привез автор. Издана «Оптимумом». Вышла к 10 апреля 2020. Презентацию устроим, как только, так сразу…

    Начну с того, что напомню, кто есть кто, расскажу об авторе.

    Формальное представление выглядело бы так:
    Михаил Борисович Пойзнер, доктор технических наук, академик, заведующий лабораторией морской гидротехники «ЧерноморНИИпроекта». Он родился в Одессе в 1949 году, окончил институт инженеров морского флота, занимается научными исследованиями, проектированием и техническим обслуживанием портовых гидротехнических сооружений Черноморско-Азовского и Дунайского бассейнов.

    Читать дальше 'Евгений Голубовский. Странички из ФБ-дневника'»

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. «Уходя в полутьму налегке». О новой книге Юрия Михайлика

    «Уходя в полутьму налегке». О новой книге Юрия МихайликаТак называется новая книга Юрия Михайлика, которая в мае этого года вышла в Одессе. Дизайн, фотографии Анны Голубовской.
    Представлять Юрия Михайлика одесскому читателю, убеждён, нет нужды. Его, как и его стихи, знают, помнят, а главное – любят. Представлять Юрия Михайлика читателю «русского безрубежья» уверен – необходимо. Так случилось, что для шестидесятников он был слишком классичен, тем более для постмодернистов. И лишь сейчас заслуженная известность приходит к поэту.

    Его печатают толстые журналы, в Австралии, где он живёт более 25 лет, вышла книга стихов и в Одессе, как подарок его друзей поэту.
    Важно для меня то, что все эти 27 лет присутствие Михайлика в литературной жизни Одессы не прерывалось. Публиковались его новые стихи, он следил за творческой жизнью своих питомцев из литстудии «Круг», писал предисловие к их коллективному сборнику «Глаголы нового времени».
    И эту книгу, вышедшую в 2020 в Одессе, составил для нашего, точнее для своего города, Юрий Михайлик. И название книги – его.
    Если бы мне довелось давать название этой книге, назвал бы её – горькая любовь или горькая нежность. Как-то так.

    Потом вспомнил, что известный поэт Олег Хлебников, писал о Юрии Михайлике:
    «И поэтому даже от горьких стихов Юрия Михайлика остается радостное чувство – открытия большого поэта».
    Новая книга Юрия Михайлика, которую он составил не хронологически, а тематически, вобравшая любимые мной стихи за полвека, убедительно показывает, Одессе повезло, у неё в ХХ веке вырос настоящий большой поэт.

    ___________________________________

    Читать подборку Ю. Михайлика можно Здесь

    Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника

    20 января.

     «Длина разлуки» Юрия Михайлика

    Какие великолепные подарки получил !
    Пришла банедероль из Австралии. И в ней две книжки – одна другой лучше.
    Сборник стихов Юрия Михайлика «Длина разлуки», изданный в Мельбурне.
    И книга стихов Елены Михайлик «Экспедиция», вышедшая в Москве.
    Прочитал залпом, не останавливаясь, книгу Михайлика. Практически все стихи знал, что-то лучше помнил, что-то еле мерещилось, но все это не мешало радоваться встрече с большим поэтом, настоящим поэтом, продолжающим классическую традицию, но при этом современным по мышлению, более современным, чем те, кто ушли в верлибр, в рэп, в песни на свои стихи.

    Книга вышла к 80-летию автора. В ней 80 стихотворений из чуть ли не 15 книг, вышедших ранее у Михайлика. Отбор тщательный.. Разделы – «Нам досталась такая страна», «Из тех, кто покинул мой город», «Летний сон» и «Даты», но вы не подумайте, что это «датские стихотворения», которыми грешили советские поэты. Это фиксация года написания стихов, помогающая осознать эпоху.
    Издал книгу журналист, в прошлом одессит Илья Буркун. Написал предисловие. Получил иллюстрации из Одессы от талантливого графика Геннадия Гармидера. Но по мне, главной удачей составителя стало не только то, что он уговорил Юру дать новые стихи, а то, что для этой книги написал страничку в блокноте, письмо другу Михаил Жванецкий.

    Читать дальше 'Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника'»

    Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника

    20 августа

    Я мог бы сказать, что он собирает все про Маяковского и про Илью Эренбурга.
    Я мог бы сказать, что он знает все песни про Одессу и поставил мемориальные доски лучшим композиторам-песенникам.
    Я мог бы сказать, что вчера говорил о нем со Жванецким, и Миша сказал, что как бывший портовик, он не знает лучшего специалиста в нашем городе
    Я мог бы сказать, что он – ближайший друг Олега Губаря. И это характеризует и того , и другого.

    Мог бы, мог бы… А вот, что действительно скажу…

    Читать дальше 'Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника'»

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Памяти Лены Касьян

    Печально быть вестником ухода.
    Но, что поделать, и промолчать не могу.
    Сегодня, в 6 часов 50 минут, как сообщают близкие, умерла Лена Касьян.
    Человек высочайшего мужества, силы воли, прекрасный бард и поэт
    Месяц тому, 10 июня, я получил от нее последнее письмо, она сообщала, что ее издательство решило выпустить четвертую книгу ее стихов и попросила меня написать несколько слов на обложку.
    В тот же день отправил ответ:

    Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Памяти Лены Касьян'»

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Евгений Деменок – одессит

    Евгений ДеменокОдного и того же человека нередко можно представить совершенно различно.
    И чем больше неожиданных граней в человеке, тем он интересней.
    Эти простенькие мысли пришли мне, когда решил написать о своем друге, человеке с десятком неожиданных проявлений, уживающихся вместе, дополняющих друг друга.
    Сегодня Евгению Деменку пятьдесят лет.
    Возраст зрелости? Возраст мудрости? А может второй, третьей молодости?
    Итак, кто же такой Евгений Леонидович Деменок? Кстати, мой соавтор в трех книгах «Смутная алчба», для которых мы сделали этот двойной портрет, его и публикую с этим эссе.
    Евгений Деменок – одессит.

    Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Евгений Деменок – одессит'»

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Странички из фб-дневника

    22 июня

    Праведница
    Нарушу сложившуюся традицию.
    В этот день, 22 июня, сколько бы ни прошло лет от 1941 года, мы вспоминаем погибших на фронтах Великой Отечественной, выживших в сраженьях, победивших.
    И я много писал о воинах. Не о своих родных, не о дяде, погибшем в первый месяц войны, не о втором дяде, тяжело раненом при обороне Москвы, не о двоюродном брате, расписавшемся на Рейхстаге, не об отце…
    В те годы, что работал в газетах, не принято было писать о родных, даже о близких знакомых.
    И все же одна тема, одна судьба живет в моем сердце многие годы. Что-то, где-то, как-то писал. Но не так, как хотелось.
    И все время не отпускает чувство вины.
    Не воздали по заслугам человеку.
    И вот сегодня, 22 июня 2019 года, я хочу напомнить о подвиге …немки.
    Да, да. Немки Анны Мюллер.
    Начать придется издалека.

    Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Странички из фб-дневника'»

    Евгений Голубовский. Что мерещится под запах акации

                   Уильям Фолкнер создал округ Йокнапатопа, Александр Грин вымечтал Зурбаган, Александр Пушкин придумал Одессу.

     

    Вдохнул в свое произведение и свою африканскую страсть, и галльский смысл, и аглицкий дендизм… А какими замечательными людьми населил город! Для них  Онегин, Ленский, Моцарт и Сальери не менее реальны, чем Дерибас, Ришелье и Ланжерон.

    Но ведь не может город быть без поэта. И Пушкин нам дарует поэта:

     

    Одессу звучными стихами

    Наш друг Туманский описал…

     

    Читали ли вы стихи «нашего друга Туманского»? Все, что осталось от него в памяти – эти две строки Пушкина да его отклик на «одесскую главу Евгения Онегина», которую он, естественно, назвал «грамотой на бессмертие для нашего города».

     

    Читать дальше 'Евгений Голубовский. Что мерещится под запах акации'»

    Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника

    16 апреля

     

    Если бы капсула времени переместила нас на 130 лет назад, то сегодня в 12.00 мы смогли бы принять участие в торжественнейшем событии – в открытии памятника-фонтана, воздвигнутого в честь Александра Пушкина на Николаевском бульваре.

    Итак, 16 апреля 1889 года. 12 часов дня. Несмотря на раннее время ощущение, что «весь город» пришел на бульвар. Инициатива, прозвучавшая в 1880 году из уст городского головы Г Г Маразли, обратившегося в славянское общество – поставить вопрос о необходимости в Одессе увековечить память Пушкина,– реализовалась. Причем, достойно.

     

    открытие памятника-фонтана, воздвигнутого в честь Александра Пушкина на Николаевском бульваре

     

    У Олега Губаря есть интереснейшая статья «О том, как Одесса всем миром собирала деньги на памятник Пушкину». Действительно «вся Одесса». Не только негоцианты, не только высшие чиновники, но и бедные люди вносили свои трудовые копейки И, естественно, городская интеллигенция.

    Первый конкурс не привлек достойных соперников. Объявили второй. И тут жюри выбрало проект, автором которого оказался архитектор Христиан Васильев. А он уже порекомендовал заказать бюст поэта жене писателя Якова Полонского – скульптору Жозефине Полонской. Отливку из бронзы проводили на заводе А Морана в Петербурге. Гранит для постамента привезли из Винницкого уезда…

    И Одесса стала первым городом в Украине, вторым в мире, после Москвы, где был открыт памятник великому поэту.

    Сказать, что этот памятник стал одним из символов Одессы – ничего не сказать. Он стал средоточием легенд, городского фольклора. Вам и сегодня экскурсоводы из числа все знающих одесситов, объяснят, что к думе памятник развернут задом, так как думцы были скаредны, что платан у памятника заблаговременно высадил поэт, что дельфины предвещают новую цивилизацию, где мысль будет обходиться без слов…

    Постойте пару часов у памятника Пушкину и вы убедитесь, что не вся Одесса растеклась по миру – кое-кто остался…

    Но есть и другое измерение популярности.

    Трудно представить, в какое количество стихов об Одессе вошел этот памятник.

    До революции Эдуард Багртцкий писал в ироническом «Дерибасовская ночью»:

         

    Читать дальше 'Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника'»

    Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника

    2.1. Год Олега Соколова

    Понимаю, что неправильно ставить большой текст в фейсбук. Удержался, не предложил его в первый день Нового года.

    Но мне очень хочется, чтоб год столетия со дня рождения Олега Соколова, стал годом его памяти, его реального признания.

    Очень много сделал этот художник, поэт, чтобы воскресить настоящую культуру

    Познакомился я с Олегом Аркадьевичем Соколовым в 1956 году на вечере-диспуте

    Одесском политехническом институте, в котором учился. В тот вечер я делал доклад об искусстве – от импрессионизма до кубофутуризма, сюрреализма, абстракционизма. Мое выступление с использованием репродукций длилось четыре часа (чем не Фидель Кастро). И было мне тогда 20 лет. В зале, среди нескольких сотен слушателей, были художники Олег Соколов, Юрий Егоров, Владимир Власов. Читать дальше 'Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника'»

    Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника

    2.09.

    С Днем Рождения, Одесса!
    С нашим общим днем рождения, одесситы, ведь как новая нация, невиданное сообщество, мы родились одновременно с первыми молитвами, прозвучавшими при закладке Одессы 22 августа, теперь это 2 сентября,1794 года
    Каждый год в этот день город получает подарки. В этом году откроется первая очередь Греческого парка с фонтаном работы Михаила Ревы.
    Новые семь звезд в честь замечательных деятелей культуры появятся на Аллее звезд на Ланжероновской
    Помните месяца полтора тому, после заседания топонимической комиссии горисполкома, где после долгого обсуждения, рейтингового голосования, были выбраны из 15 фамилий, предложенных Всемирным клубом одесситов — семеро, я вспоминал строки Маяковского — «Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно…»
    Идея — Аллея звезд — родилась в 2014 году у Елены Павловой.
    Тогда были заложены первые звезды в честь Анны Ахматовой, Исаака Бабеля, Юрия Олеши, Киры Муратовой и Михаила Жванецкого. Последние двое приняли участие в церемонии.
    И так каждый год.
    В 2015 году прибавили звезды в честь Эдуарда Багрицкого, Святослава Рихтера, Владимира Жаботинского, Саши Черного и Леонида Утесова.
    В 1916 году — Василий Кандинский и Петр Столярский, Эмиль Гилельс и Людмила Гинзбург.
    В прошлом 2017 году — Илья Ильф и Евгений Петров, Константин Паустовский и Валентин Катаев, Кириак Костанди и Валерий Ободзинский.

    Читать дальше 'Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника'»

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Страницы из фб-дневника

    С марта веду страничку в фейсбуке, своеобразный дневник событий, встреч, выставок, книг. Вокруг этих записей разворачивается разговор, форум. Думаю, в какой-то мере они рассказывают о том, что происходит в культурной жизни Одессы.

     

    28 июля

     

    Как жаль, что вчера ночью вас не было с нами в Парке Шевченко, в Зеленом театре, где под затмение Луны Одесские поэты и прозаики читали свои новые рассказы и стихи. Тихо в это время над морем. Гулко звучат голоса, заполняя пространство. И главное были внимательные слушатели
    Мне приятно было представлять студийцев «Зеленой лампы», входящих, вошедших в литературу Повторяю их имена. Мне хотелось бы, чтоб их запоминали. Стихи читали Анна Малицкая, Слава Китик,Анна Стреминская, Майя Димерли,Влада Ильинская и Екатерина Чудненко. А прозу – Ира Фингерова,Яна Желток, Алексей Гладков, Елена Андрейчикова, Анна Михалевская, Анна Крстенко и Витя Бревис. Никого не смутило, что авторов 13. Налротив, в этом увидели залог успеха.

    Меня спрашивали, какие книги искать на ярмарке. Не забудьте этих авторов, но могу уже поделиться результатами работы жюри ХХ11 Международного фестиваля «Зеленая волна». Топ книгами фестиваля названы( в двух разных конкурсах) «Одесский Декамерон» Георгия Голубенко и изданную на трех языках, японском, украинском и русском книгу Нацумэ Сосэки «Десять ночей грез»( переводчики Майя Димерли и Анна Костенко). Лучшим прозаическим произведением – книга Сергея Рядченко «Безумцы», лучшим поэтическим – книгу Анны Стреминской «Мария и Марфа». В номинации «Одессика» награжден сборник рассказов Александра Бирштейна. За нестандартное решение отмечен роман-буриме «Не судите черных овец» авторов «Зеленой лампы»…

    Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Страницы из фб-дневника'»

    Внимание: конкурс! Всего -192 слова

    альманах «Дерибасовская-Ришельевская»Редколлегия альманаха «Дерибасовская-Ришельевская» с декабря 2017 по декабрь 2017 года проводит свой конкурс короткого рассказа.

    Похожие конкурсы в мире существуют.

    Есть конкурсы на рассказ, состоящий из одной фразы, как бы длинна она ни была.

    Есть конкурс имени О*Генри в США, который много лет проводит наш земляк Вадим Ярмолинец – на рассказы, состоящие из 55 слов.

    Есть конкурс…

    Читать дальше 'Внимание: конкурс! Всего -192 слова'»

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. «Я поднимаю руки. И… не сдаюсь…» О В.Б. Шкловском в Одессе

    Виктор Борисович Шкловский Виктор Борисович Шкловский – одна из самых противоречивых фигур русской литературы ХХ века. Теоретик авангарда и исследователь творчества Льва Толстого, невероятно смелый человек, получивший Георгиевский крест из рук генерала Корнилова, боровшийся с Петлюрой и Скоропадским, открыто, чуть ли не единственный из авангардистов выступивший против советской власти, потом бежавший от ЧК в Финляндию и Германию, и всё же сдавшийся этой советской власти…

    Одна из его книг называлась «Энергия заблуждения», он использовал формулу Льва Толстого, хоть мог сказать «два шага вперед, шаг назад». Аркадий Белинков книгу «Сдача и гибель советского интеллигента» хотел писать не о Юрии Олеше, а о Шкловском. И то, и другое, думаю, – ошибочно

    Итожа его более чем 90-летний путь, можно повторить слова самого Виктора Борисовича, сказанные мне 9 сентября 1969 года: «Я поднимаю руки. И не сдаюсь».

    Естественно, что ни в одной из одесских газет не было сообщений о том, что здесь в начале осени 1969 года отдыхает и работает Виктор Шкловский. Но «сарафанное радио» в нашем городе действовало всегда лучше газет, да и нынешнего интернета.

    Так, я, тогда работавший завотделом культуры молодежной газеты «Комсомольская искра», услышал, что между Фонтаном и Аркадией, на Тенистой, 12, на одной из дач поселился Виктор Борисович Шкловский. Он в очередной раз переписывал теорию прозы, писал книгу «Тетива. О несходстве сходного».

    Телефонов ни на фонтанских, ни на аркадийских дачах тогда не было и в помине. Я решился позвонить в калитку, попросить разрешения на беседу.

    За большим столом, на крохотном дачном участке сидел полуголый улыбающийся Будда, огромным ножом резал, нет, рассекал арбуз…

    Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. «Я поднимаю руки. И… не сдаюсь…» О В.Б. Шкловском в Одессе'»

    Евгений Голубовский. Автограф Владимира Маяковского

        Не раз уже рассказывал, писал, что моё собрание русской поэзии начиналось с прижизненных сборников стихов футуристов – Хлебникова, Крученых, Бурлюков, Гуро…Но первым в этом ряду тогда стоял для меня Владимир Маяковский, буквально ошеломивший «Флейтой-позвоночником» и «Облаком в штанах»… Об этом моем увлечении знали друзья, знали одесские букинисты, да и полузнакомые люди, что-то покупавшие, что-то продававшие из книг.

        И вот однажды в редакцию «Вечерки» мне позвонил человек, инженер, представился и спросил, есть ли у меня первое издание «Мистерии-Буфф» 1918 года. «На ней есть автограф какому-то «Со…», дальше я прочесть не смог, длинная фамилия,  — рассказал звонивший.

        В тот же вечер я поехал в район Среднефонтанской, где-то за вокзалом, бормоча про себя – Собинов, Соллертинский, Сосновский, Сологуб… И вот я в комнате, буквально заваленной книгами. Но столе все книги новые, ни одной старой. Том Авторханова, сборники «Посев», Роман Гуль. И вот из-под этого «тамиздата» хозяин достает как из-под пресса несколько примятую книжку Маяковского.

    Читать дальше 'Евгений Голубовский. Автограф Владимира Маяковского'»

    Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. «Прощай, свободная стихия». Бродский в Одессе.

        Естественно, каждый читатель знает, что эта хрестоматийная строка принадлежит Александру Пушкину. Но именно как цитату, одну из самых трагических строк в русской поэзии, ее ввел Иосиф Бродский в стихотворение «У памятника Пушкину в Одессе». Как, когда, почему это произошло – об этом чуть дальше…

        Большая, серьезная биография Иосифа Бродского уже пишется. Вышла книга Льва Лосева в серии «ЖЗЛ», два тома интервью И.Бродского журналистам, множество мемуарных свидетельств. Надеюсь, не обойдут историки короткую одесскую страницу, так как именно в нашем городе поэт ощутил острую, я бы сказал, пушкинскую тоску по свободе…

        Мне довелось видеть Иосифа Бродского в Одессе. В один из холодных мартовских дней  1971 года позвонил одесский, а ныне американский, поэт Леонид Мак:

       — В Одессе Бродский, Сегодня будет в гостях у художника Алеши Стрельникова. Приходите. Надеюсь, почитает стихи.

         Поэзия И.Бродского – по самиздату, по журналу «Синтаксис», который подарил мне Алик Гинзбург, была к тому времени и мной, и женой (она окончила Ленинградский университет, ее ленинградские приятели дарили машинописные листки со стихами Бродского) не просто известной, но и любимой. Особенно после того, как в доме Ксаны Добролюбской мы провели вечер с Евгением Рейном, и в его исполнении слушали стихи поэта, в частности, пронзительный «Рождественский романс».

    Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. «Прощай, свободная стихия». Бродский в Одессе.'»

    «Дерибасовская – Ришельевская». Альманах № 2 (61), 2015

    «Дерибасовская – Ришельевская». Альманах № 2 (61), 2015

    Литературно-художественное издание серии «Одесская библиотека»

    Одесса – один из тех городов средиземноморско-черноморской цивилизации, в которых и по сей день сохраняется (пусть и в разной мере) традиция организовывать жизнь и семей, и общин, и полисов в пространстве дворов. Именно здесь, по свидетельству историков, психологов, культурологов, в основном и складывалась уникальная общность  граждан, в которой главными были не социальное происхождение, не достаток, не национальность, а обретение свойств, которые лежат в основе ментальности жителей и Барселоны, и Хайфы, и Марселя, и Генуи, и Констанцы, и Варны, и Одессы, – общительность, дружелюбие, особая хватка-смекалка, чувство юмора…
    Этот ряд можно было бы и продолжать, но, заметьте, что названные в первую очередь города являются побратимами Одессы. Образ двора зачастую занимает особое место в литературных произведениях, созданных одесскими авторами. Их герои получают во дворах первые уроки жизни, обзаводятся друзьями, здесь происходят и радостные, и горестные события, здесь играют в войну и отсюда отправляются в бой, здесь влюбляются и расходятся, здесь рождаются и умирают…
    Вспомним Петю Бачея с Канатной и Мотю с Ближних Мельниц, Юрия Олешу с улицы, ныне носящей его имя, семейство Менделя Крика с Молдаванки, соседей Михаила Жванецкого со Старопортофранковской, героев повестей Георгия Голубенко и Сергея Рядченко. «Двор» – так Аркадий Львов назвал свою многотомную эпопею о нескольких поколениях одесситов, среди которых вырос и прожил годы в доме по Авчинниковскому переулку.  >>

    ЕВГЕНИЙ ГОЛУБОВСКИЙ ● В ПОИСКАХ ФОРМУЛЫ ДУХА: ХУДОЖНИК ОЛЕГ СОКОЛОВ.

    Олег Аркадьевич Соколов, Автопортрет Олег Аркадьевич Соколов. Легендарный одесский художник, поэт, искусствовед… Наверное, можно перечислять ещё и ещё. Олег Соколов действительно стремился к синтезу искусств, к выражению языком графики и живописи и поэтического слова, и музыки. И наоборот – многие стихотворения Олега Аркадьевича посвящены изобразительному искусству.

    Вот и мы решили статью, посвящённую творчеству Олега Соколова, сделать синтетической. И каждый написать о своём. Первая часть рассказывает о Соколове-художнике, вторая – о Соколове-поэте и литераторе.

    «Будь собой! Прочие роли уже заняты».

    Одесская школа живописи и графики представляется достаточно хорошо изученной. Может быть, потому, что в последние годы действительно вышло несколько книг о Товариществе южнорусских художников, во главе с К. Костанди, пристальней вгляделись как в первый, так и во второй одесский авангард. И всё же некоторые фигуры, значение которых мне представляется первостепенным, всё еще остаются в тени.

    Прежде всего, мне кажется, необходимо понять, оценить роль Олега Аркадьевича Соколова, человека, стоявшего на грани двух эпох, опередившего на много лет своих коллег в понимании развития искусства. До сегодняшнего дня об Олеге Соколове нет ни монографии, ни даже достойных каталогов, хоть выставок у него были десятки.

    Читать дальше 'ЕВГЕНИЙ ГОЛУБОВСКИЙ ● В ПОИСКАХ ФОРМУЛЫ ДУХА: ХУДОЖНИК ОЛЕГ СОКОЛОВ.'»