RSS RSS

Юлия МЕЛЬНИК. Пожалей это дерево

* * *
Как тихо может быть в доме, когда слова
Уже отзвучали, и ночь крадётся по крышам,
И дождь в наши окна стучится едва-едва,
И даже привычные мысли звучат все тише.

По небу душа вороного ведёт коня,
И не в унисон чьи-то песни — лихие слишком…
Пожалуйста, если сумеешь, расслышь меня,
Не может быть в мире таком тишины с излишком.

И кто-то пойдет отвоевывать тишину
От черных снарядов, закрыв полнеба плечами,
А мы — мы вернёмся обратно в свою страну
Расслышать, как может быть тихо в доме ночами.

* * *
Не живёт в мире солнечном дерево без корней,
Если вглубь не расти, в шатком мире не удержаться…
Коротки наши корни, мы сохнем — по чьей вине?
Надо веки сомкнуть и покрепче к земле прижаться.

И тогда ты поймёшь, и тогда ты начнёшь расти,
И свой дом обретёшь в разговорчивом мире птичьем…
Ты лишь сделал глоток, твои корни ещё в пути,
Не постигнуть тебе тишины, не познать величья.

Так шагни же в ту тайную дверь, что всегда с тобой,
И останься один – под морщинистою корою.
И земля станет пядь за пядью твоей судьбой,
И замрут суета и обид недовольный ропот.

 

* * *
Ждать солнечного дня, холодный дождь прощая,
Терпением ветвей, промокшей птицей стать…
Ненастный этот миг  всей кожей ощущая,
О солнечном луче мечтать не перестать.

Ждать солнечного дня, как ждут письма от друга
В конверте тишины, в сияньи золотом.
Трепещет лёгкий лист, как будто от испуга,
И машет дождь — лиса мерцающим хвостом.

Он прост и неказист, он щедр и безрассуден,
Холодный этот дождь, внезапный этот дождь…
Ждать солнечного дня, как праздника средь буден,
Превозмогая грусть, превозмогая дрожь.

 

* * *
Самое время для кошек — гулять по крышам,
Но не гуляют кошки — сирены воют…
Кошки,ты знаешь,такое могут расслышать —
Как чьей-то сердце стучится, как раны ноют.

Кошки, ты знаешь, глазасты не понарошку,
Видят насквозь — и не только в полночном мире…
Я и сама иногда превращаюсь в кошку,
Если одна слишком долго сижу в квартире.

Умные по циферблату гуляют стрелки,
Глупые где-то в подвале резвятся мыши…
Пусть только в мире закончатся перестрелки,
И загуляют кошки,выйдя на крыши.

Нежный, шершавый язык молоко лакает,
В детской ручонке зажат тонкий луч весенний,
Пусть поскорее раскается злобный Каин,
Пусть будет вербным Вербное Воскресенье!

Пусть серый ослик идёт и поют:и»Осанна!»
Вдруг поняла я, проснувшись, отведав хлеба:
Я не хочу быть святой, быть любимой самой,
Просто хочу просыпаться под мирным небом.

 

* * *
Пожалей это дерево. Может, ему сто лет,
И устало оно видеть наши дела земные…
Ты уходишь, оно тихо смотрит тебе вослед,
По-иному мечтает, молчит, видит сны иные.

Пожалей это дерево — чадо чужой земли,
Погляди, как листва его дышит и счастья просит…
Сторожит его солнечный Бог, что живёт вдали,
И спасает его, а, быть может, и нас не бросит.

Пожалей это дерево, с нежностью мудреца
Проведи по коре — по шершавой щеке — рукою,
Разреши себе тоже — расти и не знать конца,
Проливая с ветвей негу света и дождь покоя.

 

* * *
Где меня больше – в этой пёстрой  траве
Или внутри – на забытых, незримых тропах?
Музыка не умещается в голове,
Небо, охрипшие чайки и моря рокот…

Что я покинула, кто меня будет ждать?
Память без устали лица друзей листает…
Память простая, как черные провода,
Как восхожденье солнца, память простая.

Где меня больше – в этом чужом краю
Или внутри – в сердцевине, в ночи, во мраке?
Я все гуляю по городу и пою,
Я здесь не знаю ни ближнего, ни собаки.

Где меня больше – в каплях лёгких дождя
Или внутри – в эпицентре сна и дыханья?
Кто-то в оставленном городе ждёт меня,
Сердце свое превращая в зал ожиданья.

 

* * *
Заиграет ветер на шарманке
Свой извечный, колдовской мотив,
К солнцу, как к раскрошенной буханке,
Подлетает голубь, клюв раскрыв.

Он хватает золотые крошки,
В облаках выискивая снедь…
От невзгод, от судеб нехороших
Мы за ним пытаемся взлететь.

Что мне делать, если не по росту
Крылья голубиные его?
Небеса глядят светло и просто,
И не отвечают ничего.

 

* * *
Когда рассеется туман,
Увижу мир, как на ладони:
Вот дома дальнего стена,
Вот солнце на крыле вороньем.

Увижу тень, увижу свет,
Увижу блёстки золотые,
Увижу, как глядит рассвет
На точки и на запятые.

Когда рассеется тоска,
Пусть с тополей летят сережки,
Пусть жизнь лежит, как горсть песка,
На детской, крошечной ладошке.

Пусть жизнь ракушкою витой
На кромке моря замирает,
И, кроме Бога, пусть никто
Ее у нас не отбирает.

 

avatar

Об Авторе: Юлия Мельник

Поэт, прозаик. Член Одесской областной организации Конгресса литераторов Украины (Южнорусский Союз Писателей). Закончила Южно-Украинский педагогический университет и работает преподавателем английского языка. Стихи пишет с детства. Также любит путешествия и все интересное, что происходит в дороге. Самое интересное превращается в стихи. Иногда в прозу. Очень любит море, особенно необжитое, без следов цивилизации. Публиковалась в Одесской антологии поэзии «Кайнозойские Сумерки» (2008), коллективном поэтическом сборнике «Где небо сливается с морем…», альманахах «Меценат и Мир. Одесские страницы» (Москва), «Дерибасовская – Ришельевская», «ОМК», «Звукоряд», «Провинция», альманахе Международного фестиваля «Болдинская осень в Одессе» (2008, Лондон), журнале «Октябрь» (2005), интернет-журнале «Пролог» и др. Автор сборников стихотворений «Звонкие акварели» (2000) и «Ангел с саксофоном» (2004).

Оставьте комментарий