RSS RSS

Ксения АВГУСТ. На девятом круге

Сгорает небо на девятом круге
и центр ада ближе, чем всегда,
и жжётся стих и не даётся в руки,
и вспять уходит воздух и вода,

и кровь густа, как огненные смолы
к подземной нисходящие реке,
и слово с головою богомола
откусывает голову строке,

и ты один не в поле, и не воин —
мятежный дух, растящий кабачки,
и болен век, неизлечимо болен
великой тьмою, Дантовской почти.

 

* * *
А здесь, от Бога и до Баха нам
не тема – темень непроглядная,
поля непаханы, напаханы
просторы Тютчева и Лядова,

Глубины Верна, Клода пагоды,
урочища степные Галича,
Ах, сколько яблок тут нападало
и вишен было снято давеча!

Ах, сколько нежности оставлено,
(на свет – материи тончайшие)
а под ногами ягод давленных –
моря, миры кровоточащие,

от корки неба и до корочки
земли, зачитанные дочерна,
а Бог всё спит в вишнёвой косточке,
случайно нами же проглоченной.

 

* * *
До июньских звёзд , шага не дойдя,
проливают кровь над землею маки,
небо говорит языком дождя,
время говорит языком бумаги,

белый лепесток, у цветка отняв,
отнимаешь песнь у небесных лютен,
там, где смерть прошла, жив язык огня,
и на нём молчат города и люди,

и на нём поют чёрные дома,
и гнездовья птиц заживо сожжённых,
и строчит без сна чёрный автомат,
и мальчишки смерть зазывают в жёны.

На ладонь земли падает люпин,
яблоневый сад белым светом залит,
Дети говорят языком любви,
и язык любви их от тьмы спасает,

и как будто он нам с тобой знаком,
как мирская скорбь, что приходит в восемь.
Слово говорит божьим языком,
даже если Бог и не слово вовсе.

 

* * *
Так пахнет страх, так липнет крик к губам,
так простыня казенная груба,
так боль нежданна и неумолима,
так лист последний на ладонь упав,
молчит, так в руки просится калина,
и сок ее струится по рукам,

так мы идём по адовым кругам,
так наше тело принимает море,
так стих, берущий за душу, крамолен
и выстрадана каждая строка,

так без остатка исчезает время,
так гнутся от цветов кусты сирени,
так дышат под ногами сотни мин,
и залп ракетный следует за залпом,
так мы внезапно входим в этот мир
и покидаем этот мир внезапно.

 

* * *
Я свете тихий на руки возьму
и первую звезду из прочих вычту,
не город погружается во тьму,
а мы темнеем раньше, чем обычно,

всё это прихоть ранних холодов,
неясность слов, внезапный страх потери,
но горяча, земля, твоя ладонь,
которую покинуть мы хотели.

Смотри, песок рассыпчат, как халва,
и чуточку горчит последний клевер,
но как же быть, но где найти слова
такие, чтобы стало чуть светлее

и дождь прошёл однажды стороной,
и для меня не стал ты посторонним?
Пусть вечер засыпает вороной
у сказочного дуба в пёстрой кроне,

и ночь опять прокладывает стих,
как тропку между мною и тобою,
и солнце под ботинками хрустит,
и свет его становится судьбою.

 

* * *
Боже, что от меня осталось?
непридуманная усталость,
несусветная маета,
там, где пляж мой мерцает дикий
ходят мертвые Эвридики
за Орфеями по пятам.

Знай, ладонь моя — это карта,
я иду по ней прямо в Тартар,
земляное моё житьё,
и печаль прямо в сердце целит,
и ты сам и Аид и Цербер
И Харон с ледяной ладьей.

Снег в объятиях город стиснул,
Прегель стал мой подземным Стиксом
и накрыл тебя с головой,
и я видела после, небо
положило свою монету
под язык колокольный твой,

он в тебе онемел как будто.
Я пишу ледяные буквы
по замёрзшей речной воде,
И свой день проживаю за два
и не знаю, что будет завтра,
и сегодняшний грею день

на груди своей, словно змея,
я быть нежной такой умею,
что уже под моей рукой
тают звезды, и плачет небо,
и теряется мрак Эреба
в тишине над моей строкой.

 

* * *
Людно во поле минном —
даже приткнуться негде,
птицы летят над миром,
птицы не знают смерти,

что до людской войны им?
Что им до нашей боли?
Все мы сейчас вольны и
каждый сольётся с полем

в вихре иссиня чёрном,
в гомоне снежно-белом,
птицы плывут, как чёлны,
птицы летят, как стрелы,

время, насквозь пронзая,
свет, разводя крылами,
солнца пустая завязь
не зачинает пламя.

Сколько во поле снега,
шаг и светлей, и глуше,
люди уходят в небо,
в лёгкие птичьи души.

 

image_printПросмотр для печати
avatar

Об Авторе: Ксения Август

Ксения Август родилась в 1988 году в Калининграде. Вошла в поэтический мир в 2002 году, когда начала заниматься в литературном объединении «Родник» под руководством легендарного Сэма Симкина. В 2006 году в формате самиздата вышла первая книга стихов «Брызги шампанского». Окончила Белорусскую Государственную Академию музыки по классу фортепиано. Является преподавателем Калининградского областного музыкального колледжа им. С.В. Рахманинова. Лауреат международных литературных конкурсов и фестивалей: поэтического конкурса, приуроченного ко 100-летию Ларисы Гениюш (Минск 2010), международного конкурса «Велибр-2018» (Ульяновск), международного литературно-художественного конкурса «Листья дуба» (Брянск), открытого конкурса авторской песни, поэзии, исполнительского мастерства и визуальных искусств «Витебский листопад-2019», литературного конкурса «Стихи по-русски» 2020, победитель Всероссийского литературного конкурса, посвящённого 150-летию И.А, Бунина. Входила в лонг-лист премии «Лицей» (2020) и шорт-лист международного поэтического конкурса «45-й калибр» (2020). Участник семинаров молодых писателей при поддержке Союза писателей Москвы 2019. Автор публикаций в областной и российской периодике, в том числе в журналах «Юность», «Южное сияние», «Балтика», «Параллели», «ЛиФФт», электронном журнале «Formasloff», в альманахах «Образ», «Русский Гофман», «Молодые голоса», «Живая вода», «Эхо», интернет-альманахах «45-я параллель», «Твоя глава», Литературной газете. В 2019 году в рамках издательской программы правительства Калининградской области и при техническом содействии Союза российских писателей вышел сборник стихов «Преображение». В Московском издательстве «Стеклограф» готовится к выходу новый поэтический сборник «Солнечный бумеранг».

Оставьте комментарий