RSS RSS

avatar

Борис Жеребчук

Борис Жеребчук. Автор художественных, философских, публицистических, литературоведческих и литературно-критических текстов. Живет в США.

Борис Жеребчук: Публикации в Гостиной

    Борис ЖЕРЕБЧУК. Личностное начало и историческая достоверность.

    Отклик на книгу Елены Литинской «Понять нельзя простить Повести и рассказы» (Bagriy and Co., Chicago, IL and M.Graphics, Boston, MA, 2022. С. 277 c.).

     

    Читатели вне всякого сомнения с энтузиазмом воспримут новую книгу Елены Литинской «Понять нельзя простить» уже потому, что имя её хорошо знакомо в литературных кругах, и прежние её произведения вызывали неизменный интерес.

    Повести и рассказы, вошедшие в книгу, несут отпечаток авторской личности и могут быть соотнесены с некоторыми узловыми моментами нелёгкой биографии. В то же время книгу нельзя отнести к ведомству биографической или мемуарной литературы. Пред нами целостная картина, в образах которой угадывается присутствие автора, осязается глубоко личностное начало, реализуемое отнюдь не в качестве прямолинейно действующего персонажа, и тем более не манипулятора предзаданными событиями.

    Изящный и непринуждённый язык, привнося дополнительную художественную значимость изобразительному ряду, не позволяет оторваться от чтения до последней страницы. Работает на интригу даже амфиболия отсутствия знаков препинания в заглавии, призывая проявить фантазию для декодирования изобретательной авторской мысли. Это – полноценная литература, с конкретными деталями, мимолётными впечатлениями, насыщенными диалогами и исторической достоверностью эпохи.

    Борис ЖЕРЕБЧУК. Уроки воспитания

    Строгих правил родители мои очень ценили порядок в доме и даже любовь к внукам не могла поколебать их убежденности. Бабушка ходила с моим племянником Сережей по квартире и наставляла:

    — Дедушкины бумаги трогать нельзя! Бабушкину посуду трогать нельзя! Дядины книги трогать нельзя! Повтори, Сенёня.

    И тот послушно повторял. Ему это даже нравилось. Когда через полтора года у Сережи появился двоюродный брат, а по совместительству мой сын, история повторилась.

    Рюша попервоначалу с возрастающим удивлением внимал, а потом внезапно прокричал:

    — Низ-зя, низ-зя, низ-зя, низ-зя! – и захохотал.

    — Ты с ним еще наплачешься, – предсказала мать.

    Но я его понял. Имея в запасе слов, – всего ничего, – каково ему было выразить свой протест против тотального контроля?

      Читать дальше 'Борис ЖЕРЕБЧУК. Уроки воспитания'»