RSS RSS

ИРИНА ДУБРОВСКАЯ ● ЧТО РУБЦУЕТСЯ МЕДЛЕННО ● СТИХИ

image_printПросмотр на белом фоне

Ирина ДубровскаяВОСПОМИНАНИЕ О ВЛАДИМИРЕ ВЫСОЦКОМ

Я музу тороплю:
Гони, беги, спеши!
Я эту жизнь люблю,
Наперсницу души.

Люблю за свет в очах,
А не за пыльный грош.
За ласковый очаг,
За боли острый нож.

Хочу успеть везде,
Хочу сказать про все.
Ах, значит быть беде,
Раз конь меня несет.

Ах, русская стезя,
Ты многим сердце рвешь:
И быстро так нельзя,
И медлить не даешь.

ЮЖНЫЙ ЭРОС

В Одессе – пляжная пора:
От Мясоедовской до порта
Переливается игра
Всех красок города-курорта.

Бурлящий юг как винодел:
Следит, чтоб не перебродило
Томленье влажных, пляжных тел,
Попавших в жаркое горнило.

Повсюду Эрос здесь царит,
И зов едва прикрытой плоти,
Как подчиняющий магнит
С утра влечет к ночной охоте.

Все в напряженье. Вот сигнал –
И поединок завязался.
Какой азарт, какой накал!
В тени лишь тот, кто отстрелялся.

*  *  *

Чашка кофе на столе,
И тетрадь зовет к работе.
Будет книжка в переплете,
Будет лето на земле.

Ослепит своим цветеньем
Мимолетная краса.
Над людским столпотвореньем,
Самомненьем, копошеньем
Губ невидимым движеньем
Улыбнутся небеса.

Новый круг пройдут страдальцы,
Новый Свет найдут скитальцы,
И сплетутся чьи-то пальцы
В жаркой нежности ночей.

И об этом вновь напишет
Тот, кто чувствует и слышит,
Тот, кто жизнью этой дышит,
Как любимою своей.

*  *  *

Лето не знает печали,
Южное лето тем паче.
Луч на оконной эмали –
Вестник добра и удачи.

Птицы на ветке кленовой
Будущий день возвещают.
Что б ни случилось, все ново
И повторенья не знает.

Утро июньское влажно:
Дождь соберется – и брызнет.
Что б ни случилось, все важно,
Все – проявление жизни.

*  *  *

Годы клонят к равновесью,
В сердце ропот поутих.
Слава Богу, глупой спесью
Не страдают дух и стих.

Слава Богу, я приемлю,
Не артачась, как юнец,
Эту жизнь и эту Землю,
И путей земных конец.

В бесконечность, слава Богу, –
Только тем и хороша –
Пролегла моя дорога,
Проросла моя душа.

Слава Богу, вольно дышит
И о чем-то там поет:
Как умеет, как услышит,
Всякий раз, как Бог дает.

*  *  *

Чем словесный пламень жарче,
Тем бедней вокруг приметы.
Ничего не сыщешь жальче
Обиталища поэта.

Длинен слог иль лапидарен,
Бытие его всесильно.
Дом не прибран, суп не сварен,
Если пишется обильно.

Хуже ж то, что мысли здравой
И полезной в обиходе
Не дает он даже права
Развиваться на свободе.

Словно царь своим народом –
Как ведется, не бескровно, –
Он владеет обиходом
И хозяйкой, безусловно.

Жребий мой давно измерен,
Я, к несчастью, не двужильна:
Дом запущен, день потерян,
Если пишется обильно.

*  *  *

Однажды показалось мне,
Что жизни нет в строке,
Что я напрасно при луне
Пишу в черновике
О том, о сем – что Бог дает,
О том и мой рассказ.
Но нынче в сердце только гнет
Пустых, бесцветных фраз.
Но почему они пусты?
Кто обесцветил их?
Ведь были помыслы чисты,
Рождался в муках стих.
И щедро отдан был порыв,
И Муза все взяла,
Но, форму оживить забыв,
В свой тайный мир ушла.
И я, в момент осиротев,
Утратив глаз и слух,
Вдохнуть пытаюсь в свой напев
Мне недоступный дух.

*  *  *

Как строка со строкою,
С новым сходится прежнее.
Пахнет болью людскою
И волною прибрежною.

Пахнет давешним срезом,
Что рубцуется медленно.
Где каленым железом,
Где литаврами медными

Жизнь встречает идущих
По путям непроторенным.
Расцветет для цветущих,
Но к дорогой заморенным

Не придет с утешением,
Не окажет им жалости.
Пахнет вечным движением,
Несовместным с усталостью.

Пусть слеза себе просится,
Мы не робкая братия:
Знаем, время проносится,
Заключив нас в объятия.

С куражом и рисковостью
Молодой безоглядности,
В ритме бешеной скорости,
Презирающей слабости.

ДЕНЬ И НОЧЬ

Это кажется так просто –
День прожить и ночь принять.
И, приблизившись к погосту,
Никого не обвинять
В том, что день был неудачным,
В том, что ночь прошла без сна….
Не гляди с тревогой мрачной
На земные времена.
Ночью будь певцом рассвета,
Днем готовь зажженье звезд,
Чтобы вместе – то и это,
Чтобы жизнь твоя, как мост,
Протянулась между ними –
В ясный свет из тьмы ночной,
Чтоб твое простое имя
Засияло над землей.
Даже если путь опасен,
Не утрать живую прыть.
Ведь когда твой день прекрасен,
В ночь не страшно уходить.

*  *  *

Я лето не люблю, оно несет мне муки –
В былые времена о них писал поэт.
Но даже комары и иже с ними мухи
Не досаждают так, как ряд иных примет.

Средь знойной суеты не место чистой ноте:
Гудит нестройный хор, народный пляс шумит.
Я лето не люблю за расслабленье плоти,
Сомлевшей от жары и потерявшей стыд.

Стерпеть ее разгул – задача непростая,
А время между тем бежит за часом час.
Я лето не люблю за то, что, пролетая,
Оно последних грез, увы, лишает нас.

Ни в чем отрады нет, в груди биенье глухо,
День начат кое-как и тянется зазря.
Я лето не люблю за размягченье духа
И изменений жду к началу сентября.

ЛЕТНЕЕ УТРО

Лето не знает печали,
Южное лето – там паче.
Луч на оконной эмали –
Вестник добра и удачи.

Птицы на ветке кленовой
Будущий день возвещают.
Что б ни случилось, все ново
И повторенья не знает.

Утро июльское влажно,
Дождь соберется и брызнет.
Что б ни случилось, все важно,
Все – проявление жизни.

КУПАНИЕ

Доступное хоть каждый день,
Купанье в милом Черном море –
Вот окончанье всех историй,
Всех драм с участием людей.

О, сколько рядом их прошло!
Кто стороной, кто через сердце…
С одними было тяжело,
С другими радостно соседство.

Но так уж время нам велит:
Кто в небесах, кто за границей.
А кто и вовсе позабыт
И наконец уже не снится.

Проходит боль горячих чувств
И тесных соприкосновений.
Я от полученных ранений
Морскими ваннами лечусь.

Люблю подальше заплывать –
В свободном плаванье мне ясно:
Живя у моря грех страдать
И неприлично быть несчастной.

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

Я родилась в счастливейшем из мест:
Здесь солнцем позолочена земля,
И все равно, велик иль мал твой крест –
Несешь его, пощады не моля.

О чем молить? Чего просить у Бога?
Тебе уже и так досталось много:
Лучистый город, солнечная россыпь!
Неблагодарный большего попросит,

Но тот, кто не устал благодарить,
Тот будет рад и капельке дождя.
Его удел – лучиться и светить,
С веселым сердцем в скорбный мир входя.

ПРОГУЛКА ПО ЯЛТЕ

Жемчужиною Крыма
Мне трудно восхищаться:
Здесь столько шума, дыма,
Что нам не пообщаться.

Здесь столько блеска, треска –
Коммерция как вирус.
Из гавани одесской
Пришлю тебе папирус.

В нем изложу подробно
Душевные волненья.
А нынче неудобно –
Повсюду развлеченья.

Пляши под звуки лета,
Красавица-плясунья!
Прости, мне в тягость это
Курортное безумье.

Я лучше по морскому,
По берегу пройдусь
И Чеховскому Дому
Тихонько поклонюсь.

В ЭЛЕКТРИЧКЕ

Он снится или длится, этот путь?
Окутанная дымкой полусонной,
Под стук колес, под ровный шум вагонный
Я все-таки вздремну еще чуть-чуть.

И буду до скончания пути
Затеряна средь прочих пассажиров.
Признаюсь, ехать легче, чем идти.
О, как мне электричка услужила!

От будничной заботы и ходьбы
На целый день меня освободила.
И вдаль несет, и прячет от судьбы,
И скоростью своей непобедимой

Так ласково баюкает меня,
Так утешает тряскою дорожной,
Как только Бог, от новых бед храня,
Ведет дитя над пропастью безбожной.

ДЕТИ И ВЗРОСЛЫЕ
(Наблюдения во время прогулки)

В весеннем парке малышня
Забавной стайкой копошится.
Идет под деревом возня:
Склонив испачканные лица,

Ведут захватчики подкоп
Под не сдающуюся крепость,
Что есть для взрослого нелепость,
И он кричит:
                       – Довольно, стоп!

Все руки вымазал в грязи,
А куртка – только ведь стирали!..
Он, взрослый, не сообразит:
То важно, сколько прокопали,

Кто даст команду наступать,
И где таится враг жестокий,
Как до победы доиграть
Спешит боец розовощекий!

А взрослый снова о своем:
Такой заботливо-ворчливый,
Увы, он дальше с каждым днем
От этой стайки хлопотливой.

ЗРЕЛОСТЬ
                                   Только старости недостает.
                                   Остальное уже совершилось
.
                                                                         Б. Ахмадулина

Мне становится чужд жар веселый в крови,
Ближе свет предвечерних огней.
Уж давно не пишу я стихов о любви,
Бывших сутью и плотью моей.

Тот природный, тот женский, тот горестный счет
Мной, как видно, оплачен сполна.
И не младость уже, и не старость еще,
Но как осень приходит весна.

Не шумит, не звонит колокольцем шальным,
Но в торжественный колокол бьет.
И сквозь времени тлен, и сквозь памяти дым
В светлый терем тихонько зовет.

Этот терем вдали, эта даль далека,
Но все явственней призрачный лик.
И не младость уже, и не старость пока,
Но меж ними струящийся миг.

СВИДАНИЕ С ДОСТОЕВСКИМ
(Из цикла "Прогулки по Петербургу")

Ничто не испортит картины:
Ни зябкий балтийский туман,
Ни косность имперской рутины,
Ни шрамы залеченных ран;

Ни тяготы новых недугов,
Ни жизни навязчивый грим
Не станут помехой для духа,
Слиянного с духом твоим,

Живущая в сердце Россия.
Я вижу: во мгле вековой
Твой гений – игрок и мессия –
Печально парит над Невой.

СОН

Сегодня будет славный день:
Не зря ж, как сказочное диво,
Мне снилась стая лебедей
На водах Финского залива.

Вот так, без всякого труда,
(Ведь то не сон – то чья-то шалость!)
Я вновь отправилась туда,
Где сердцу так легко дышалось.

О, как мне дорог этот вдох
И этот свежий дух сосновый!
Я точно житель тех эпох,
Что покровительствуют Слову.

Я с русским севером в родне
По звучной линии словесной.
Пусть на минуту, пусть во сне,
Ведь то не сон – то знак небесный+

avatar

Об Авторе: Ирина Дубровская

Ирина Дубровская, поэтесса, член Южнорусского СП и Союза писателей России. Родилась в Одессе, закончила ОГУ, филологический факультет. Первый сборник стихотворений "Под знаком стихии" вышел в свет в 1992 в издательстве "Постскриптум". В 1996 появился второй сборник "Страна души" ("Астропринт", Одесса), а через год был опубликован третий сборник "Круги жизни" ("Оптимум", Одесса, 1997). В 1997 году принята в Союз писателей России. Последующие сборники: "Песни Конца и Начала" ("Оптимум", 2000), "Постигая любовь" ("Оптимум", 2002), "Преображение" ("Принт Мастер", Одесса, 2004), "Право голоса" ("Принт Мастер", 2006) и "День за днем" ("Принт Мастер", 2009).

Оставьте комментарий

MENUMENU