RSS RSS

АНДРЕЙ МЕДВЕДЕВ ● ПОСЛЕДНЯЯ ХАБАНЕРА ● СТИХИ

АНДРЕЙ МЕДВЕДЕВВ ПАРАДИЗ

Очарованный  странник вышел
На  лужайку из тёмной чащи,
Оказалось,  что  небо – выше,
Воздух – чище,  вода – чуть слаще…

Обрели    глубину  и сочность
Краски дня, а как пахло мятой…
И решил он, что это  точно 
Место,  где пребывает  святость.

И на глаз – к звёздам много ближе,
От людей нехороших – дальше,
Он в миру для того и выжил,
Чтобы впредь не брести  страдальцем.

Дом поставит  гранитный,  вечный! 
Позабудет  грех  страшный,  давний.                   
Но какой же чудак беспечно
Разбросал по лужайке камни?..

         2011

ПОСЛЕДНЯЯ  ХАБАНЕРА.

Вонзите штопор в упругость пробки, –
И взоры женщин не будут робки!..
Да, взоры женщин не будут робки,
И к знойной страсти завьются тропки.
                              Игорь Северянин. Хабанера II

Кому – дано, кому – не очень,
Кто – никакой, а кто – горазд!..
Одним –  хоромины и почесть,
Другим – забвенье и нора…

– Неважно,  – выведет философ.
– Обидно! – выпалит  стрелок.
Посмотрит власть имущий косо,
И новый утвердит налог.

– Живут и хуже, – скажет нищий.
– Мы все помрём,  – промолвит  друг,
А женщина, войдя в жилище,
Поднимет  заскучавший дух…

– Подумаешь, и нам досталось!.. –
Споёт кудесница в ночи,
И убедившись, что… немало –
Сочту  смешным высокий чин.

Упругость пробки тешит штопор –
В постели мягкой, на траве…
Мой долг – любить её и тропы,
И не  считать чужих овец.
                                                   2011
ВСЁ
Всё прошло как нельзя
                                         лучше –
Проявилось – смело
                                         небыль,
Отогрело златым
                                   пуншем
Со стола самого
                                Феба.

Всё пришло, но ушло
                                          тут же,
Разбросав, как всегда,
                                          знаки –
Во дворе – без дождя –
                                           лужи,
Средь полей – в конопле
                                         – маки…

Всё спасло до зари
                                   многих,
И в прихожей легло
                                     даром;
Вытер гость об него
                                      ноги,
И подумал: «Ковёр
                                   старый!»…
                                                      2011
АТОЛЛ

Атолл ветшает с каждым днём.
Крадётся к дому океан…
Не так пьянит, как прежде, ром
Не манит Нил, не снится  Ганг.

Как жемчуг звёзды надо мной,
Туземок праздничный задор… 
И если где-то там темно,
То где-то здесь горит костёр.

А в рифах блеск и  пестрота –
Ярчайший цвет холодных рыб.
Мне говорят, что я устал
И потерял кураж и нимб…

Мне говорят…, но я молчу,
По вечерам ловлю акул;
С рассветом – пение пичуг
И  крабы в собственном соку…

В лагунах  плещется  малёк  –
Прозрачны  воздух и вода…
Но знаю,   что наступит срок –
Цунами за покой воздаст.

                                         2011

ТОЛЬКО ГОРЫ…

«Лучше гор могут быть только горы…»
                                                              В. Высоцкий

Холод разума, пламя веры,
Пепел тризны, кураж науки…  
Конквистадором  в Кордильеры
Или семечки грызть от скуки?..
Так ли важно, смеясь и плача,
По вигвамам развесить скальпы –
Чирокезом  из Аппалачей
Или мчаться на лыжах в Альпах…

И что лучше: хрипеть абреком,
Подрывая хребет Кавказа
Или в хадже к далёкой Мекке
Связки рвать поутру  намазом.
Если ваты два фунта  в уши
И повыше,  поближе к богу –
К  обитателям Гиндукуша,
Или к шерпам, а может к йогам?..

И как пики разнятся вкусы,
И как волны  стихают  споры,
Если взять и убрать весь мусор
Мне  останутся  только горы…
                                                  2010

ОБЗОР

Что там вверху – мечта,
Справа – бездонный  ноль.
Буду считать до ста,
Чтобы уснула  боль,
Чтобы  свернулась мгла
И не связалась нить,
Чтобы  молва  смогла
Тихо похоронить.

Что там внизу – земля,
Слева – никто чужой.
Я – это точно я?
Или  старик с лозой –
Вертит неспешно прут,
Ищет в наклоне суть.
И небеса не лгут,         
Если водица –  путь…

Что впереди – тупик.
Что позади – порог.
Благообразный лик
Неумолимо  строг,
Неукротимо зол
Раскрепощённый дух.
Сын. Вечереет. Стол…
И Повелитель мух.
2010

ПОСЛЕ  ПОТОПА

Какое извращение: пьём пиво после виски,
В кунсткамеру  сдаём  потрёпанных тузов,
И вычислить пытаемся   коммерческие риски –
От хаоса закрывшись на временной засов.

Но кажется  – всё верно, рассчитано толково:
Испытано веками, истоптано толпой –
Всё те же буквы в книге и подтверждая Слово
Не прячет наготу изрядно пьяный Ной.

Быть может, не смотреть, а пятясь, бросить бегед
И получить  в награду племянников-рабов.
Похвалит, протрезвев, в себя пришедший регент,
А хамов поглотит работа и любовь.

Но что-то здесь не так: от скромности не плачут,
От верности – не льстят, и не прощают –  вдруг.
А на плоту, как прежде,  большая  недостача
Неукротимых душ,  сердец  и чистых   рук…
2010

НЕБУ(акмеистический этюд)

Спой,  древнее чудовище:
О жизни до пришествия,
О ветре до безветрия,
О брошенной луне;
Излей в словах  симметрию,
И выдай за сокровище –
Индифферентность к бедствиям
Без истины в вине.

Спой песню, невозможное!
Спой песню, синеглазое!
Сынишка-император
Предложит, как всегда,
Для  подданных – фарватер
От грешного до должного,
А для борцов со стразами –
Дорогу  в  никуда.
2010
ПУСТЬ…

Пусть небо льёт, пусть ветер бьёт,
А холод  птиц сгоняет в стаи…
Как   тает на ладони  лёд,
Так год след года заметает…

Всё что прошло – всё заросло,
И быть ослом – мечтать о сене,
Вчерашний день пустить на слом,
Но гром не позабыть  осенний…

И если жив, тогда держи –
Куль ржи к весенним караваям,
Для чая – мёд, к столу – ножи
И дай пожить ещё, родная…
2011

ПРОГУЛКА

Когда  испарившись, прольётся вода
На пляжи Харбора  и Варны,
Тогда  я очнусь,  и отправлюсь туда,
Где стиль мой живёт лапидарный.

На площади римской, где ночью светло –
Джордано  шагнёт с постамента;
Ватель   улыбнётся  мне из   Фонтебло,
А  Горький  заманит в  Соренто.

В Париже, где каждый  кирпичик знаком,
Под ручку подхватят  мамзели…
Сбегу,   прикрывая глаза париком,
Таинственным Флоризелем.

Дель Джезу, суровый и мрачный аскет,
Мне скажет: «Не форма – звучанье!»
Служанка  миледи  откроет секрет –
К обеим пойду на свиданье…

В  Кордове,  забравшись в мечеть поутру, 
Припомню арабские сказки.
Доставлю Омару  вино в Бухару –
Восславим  прекрасные глазки!
               
А как протрезвею, конечно,  на Русь –
В хоромы,  не в холод  же лютый…
– Тебя, мой боярин, я жду, не дождусь…
С полатей  промолвит  Малюта…
2010

ОНТОЛОГИЯ  НИШИ

«Frontera» на столе, но пьётся в неохотку.
Сгоняет в угол мысли услужливый сквозняк:
Сметаю их в совок и растворяю водкой;
Не брезгуя, вливаю кашицу в «Арманьяк».

Коктейль, конечно, страшный – и Франция и Чили:
Деревня и предместье, песок и чернозём.
Здесь всё, что сам нарыл, и чем «врачи» лечили –
Прононс едва заметный в славянском «нипочём».

Нерудовскую сель из од вещам начальным,
И местное коверканье прекрасных галльских слов –
Намазываю густо на русское, печальное…
И клюквой украшаю величие основ.

Субстанции плевать на рыбарей и плотников…
И «вещь в себе» мне кажет эйнштейновский язык,
Встать и уйти, но держат ремни на подлокотниках,
И Стоматолог – добренький. Я, кажется, привык…

                                                                2010

НЕОБРАТИМОСТЬ

Когда,  не веря в безысходность встреч,
Я выбирал  аксессуар для пати,
Ко мне бежала  и просила лечь
Сестра с крестом на бежевом  халате.

Но я менял футболку   на пиджак,
Пил вермут  и глотал пустышки,
А чётки  обнимали  мой кулак
И ублажали  нервную одышку.

Вниз по ступеням;  поручни перил
Скользили по  ладони, усыпляя,
Швейцар у входа что-то говорил.
Не слыша,  я ему отвесил чаю…

И, уповая на судьбу и случай,
Не видел, как, спасаясь от забот,
Необратимость, Моникой  Беллуччи,
Спускается  в подземный переход.
                                                            2010

КАЖЕТСЯ…

Кажется,  надоело,
                                      кажется, ухожу;
Слева мелькает что-то,
                                        что не видать, но жуть…
Трижды перекрестился,
                                          только не верю сам
В то, что меня  заметят
                                          гордые  небеса.
 
Кажется, перегрелся,
                                       кажется, навсегда;
Кто-то  в карманах шарит,
                                         бросьте,  за так отдам…
Сплюнул, опять же, трижды,
                                                  только  попасть боюсь
В тех, кто  спасать захочет
                                             грешную плоть мою…
                                                                      2011

ИЛИ…

Если   всех лет истраченных
Мало для просветления,
Значит, не предназначено
Или ничтожно  рвение.

Мир  заложить на стапеле,
Нишу назвать Вселенною,
И наливать по капельке
Или  давиться пеною…

Тайно любить капризную,
Но  возжелать  богатую,
Не торговать Отчизною   
Или  грести лопатою…
 
Яд принимать за должное,
Вылить в окно целебное,
Плюнуть, сочтя за сложное,
Или   пропеть  хвалебную…

                                            2010

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Андрей Медведев

Медведев Андрей Анатольевич. Украина. Мариуполь. Поэт, историк, экономист, преподаватель философии. Учился в Донецком национальном университете и Харьковской национальной академии городского хозяйства. Авторский сборник: Цикута для философа. Мариуполь, 2010, 236 с. Издавался в сб. Лестница любви. Н. Новгород. 2008. 232 с. Некоторые журнальные и сетевые публикации: Журнал ПОэтов №1(26). 2011 ИнтерЛит: http://www.interlit2001.com/medved-1.htm 45 параллель: http://45parallel.net/andrey_medvedev/ Зарубежные задворки (Дюссельдорф).

8 Responses to “АНДРЕЙ МЕДВЕДЕВ ● ПОСЛЕДНЯЯ ХАБАНЕРА ● СТИХИ”

  1. avatar Александр Сало says:

    О вкусах, как известно, не спорят. Восприятие текстов, в особенности текстов поэтических, сугубо индивидуально. Не претендуя на “объективность” оценки, просто поделюсь некоторыми размышлениями о творчестве Андрея Медведева и о предложенной вниманию читателя подборке стихотворений.

    Общее впечатление можно передать ёмким словом “классично”.
    Практически отсутствуют какие бы то ни было попытки “игры с формой” и прочие, популярные в наше “постнеклассическое” время “сложности” и “новации”, что делает стихи “прозрачными” и облегчает, на мой взгляд, понимание вложенных автором смыслов.

    Первый же текст “задаёт тон” всей подборке, высоко поднимая
    “философскую планку”. “Исход”, – ключевая точка философского” (и не только) становления, попытка выхода за рамки “омертвевших форм”, “лишённых (и лишающих) жизни ритуалов”, но не столько путём разрушения, сколько методом “перехода”,”изменения месторасположения”, иногда точки зрения на ценности и приоритеты. Преодолев естественный страх перед “неведомым”, и выйдя на “лужайку” новых возможностей, “очарованный странник”, “духовно оживая”, видит “обновлённый мир”. Ситуация и в
    личностном, и в социальном, и в историческом, и в
    культурологическом контекстах вполне классическая. Но что же будет после? И вот здесь начинается настоящая “пляска” возможных
    интерпретаций.
    По лужайке приходится ходить осторожно, чтобы не запнуться о
    “разбросанные кем-то камни”. То есть это не “чистая доска”. Строить дом “гранитный, вечный” придётся из камней, оставленных кем-то “другим”. И не означает ли присутствие этих “камней”, что здесь уже стоял “гранитный” дом, от которого не осталось ничего, кроме разбросанных “каким-то чудаком” камней. Так есть ли смысл в повторении уже совершенных однажды кем-то ошибок, воссоздавая (ведь возможности сильно ограничены свойствами имеющегося в наличии набора “камней”) очередную “темницу” из которой неизбежно придётся искать выход? Почти для всех “очарованных странников” ответ совершенно ясен, – разумеется строить. Какие могут быть альтернативы? Тем не менее они есть.
    Удел “единичных” странников, подобных Л.Витгенштейну, – разглядывание “камней”, размышление о возможности постройки нового здания, строительные эксперименты, поиски методов и оснований, без реальной надежды “завершить труды”.
    А кто-то, возможно, просто идёт дальше, минуя “лужайку”, и исчезает за пределами “поля зрения автора”.

    Можно многое сказать и о других текстах, но нужно ли? Каждый из них, – попытка (серьёзная или с долей иронии) “по своему” взглянуть на “примелькавшиеся реалии” и задать (себе и читателю) тот самый “правильный вопрос”, который может быть адекватно сформулирован лишь при условии знания автором “большей части ответа”.

    Вот, пожалуй, и “Всё”. С уважением…

    • avatar Андрей Медведев says:

      Разглядывание «камней», эксперименты и поиск методов – это серьёзная позиция, но небо довлеет над Странниками, а дождь и снег заставляет их искать крышу. Отказаться от строительства – Поступок, но почти нечеловеческий.
      «Если взять и убрать весь мусор,
      Мне останутся только горы».
      Кто готов и кто смог очистить всё? И у Сиддхартхи и у Витгенштейна – до конца не получилось. Только методы и смогли оставить – те же самые самоучители по перемещению трилитонов .
      В горах – очень красиво, но холодно и без жилища долго не протянешь.
      Всё что можем – выбрать камни подходящего (для конкретного целеполагания) размера. Слишком лёгкие – стыдно, а тяжелые – можем и не потянуть.

      У каждого в проекте свой дольмен –
      Насечка личная, но краденый эпиграф…
      Что помешает? Мегалит и смерть!
      Зевает город
      ……………… саблезубым тигром…

      Другое дело – само целеполагание, и то, что может сделать наше намерение с казалось бы стабильными камнями…
      Спасибо за интереснейший отзыв, Александр.

  2. avatar Елена Савранская says:

    …Очарованный Странник,- тонко и обостренно, воспринимающих реалии окружающего мира,- вышел на « полянку» , где мир чист. Он свободен ( для кого или от кого?)- для относительной возможности выстроить что-то свое. Что это- тяга к самовыражению? Бунт против слишком жестких для него социальных « рамок», усталость от душевной боли, кажущейся бессмысленности и непреходящей суеты вокруг?
    Там хорошо побыть одному. А потом? – Объявить свой маленький « островок» в мире суеты «зоной душевного комфорта» и никого не пускать? (Обнести забором, завести собаку, привести женщину , принести кошку…» И жили они долго и счастливо и умерли в один день». ) Возможны иные варианты.
    Человек наполняет готовую форму своим содержанием, – простирая себя самого, продолжая свою душевную ткань на эти дом, парк (кусок природы, – освобожденный от дикости и необужданности, населенный окультуренными растениями, мостиками, искусственными гротами и водопадами,- то есть КУЛЬТУРОЙ- культурным земледелием, культурным досугом, культурными (культовыми?) сооружениями…)
    Очарованный Странник- поэт, философ, Искатель Смысла и Истины…
    … Стихи Андрея Медведева заставляют переноситься -(мысленно)- в разные уголки планеты,- при этом достаточно хорошо ощущается, что «АТОЛЛ»- всего лишь некий « островок ума», а не конкретное место. Иносказание красочно,- но достаточно точно выражено,- чтобы понять, – что речь идет о потере юношеской новизны ощущений.
    Это речь не восторженного юноши, воспевающего опыт узнавания и новизну, а речь мужа,- восприятие которого остужено реалиями и драматизмом окружающей жизни.
    Вместе с тем, -стихотворениям А. Медведева присущи и хороший, (тонкий) юмор, глубина и многогранность восприятия. (К примеру, в «Необратимости»).
    В «Прогулке» подкупает масштабность, широта души,- жадно впитывающей впечатления.
    Напоминает: «Пока я с Байроном курил, пока я пил с Эдгаром По…»(С)
    Вместе со всем вышесказанным, -поэзию Андрея Анатольевича отличает мощное позитивное энергетическое наполнение .
    Это не «классика» , ни формой, ни содержанием. По силе воздействия такие тексты ближе к суггестивному воздействию,- вследствие особого сочетания рифмического и эвфонического рисунка.
    Их своеобразия трудно не отметить,- как взгляд ( или слух) всегда различает нечто для себя новое, оригинальное по звучанию и смысловому воздействию.
    Многие стихотворения хотелось бы иногда продолжить или обыграть.
    Это- интересная и в смысловом и в ритмическом плане ПОЭЗИЯ…

    • avatar Андрей Медведев says:

      Каждый читает «свой текст» и восприятие этого текста на эмоциональном и рациональном уровне у каждого читающего различны. Иного и не может быть. Видение любого из нас обуславливается его индивидуальностью. Поэтому читающий может увидеть иногда меньше, а иногда и больше того, что автор сам заложил в текст. И это очень здорово, если поэтический текст рождает не только обычные, но и интеллектуальные эмоции.
      Благодарю за чудесный отзыв, Елена.

  3. avatar Елена Савранская says:

    Вы правы, Андрей Анатольевич,- каждый читающий пропускает стихотворение через свои « грани восприятия»,- в меру своего индивидуального опыта, в меру способности резонировать слову и вложенному мысле-образу.
    Кто-то видит второй ( и даже третий ) ряд, – в плане заложенного смысла ( смыслов).

    «…Что там внизу – земля,
    Слева – никто чужой.
    Я – это точно я?
    Или старик с лозой –
    Вертит неспешно прут,
    Ищет в наклоне суть.
    И небеса не лгут,
    Если водица – путь…» (С)

    Мне,- к примеру ,- интересно подобное философское многоуровневое прочтение :
    -ощущение себя со-причастным во времени и пространстве- то мудрому старику, то непосредственному ребенку… Вода- (читай- поток, линия интерференции)- путь?
    Ёмко и значимо.
    Еще раз спасибо.

    • avatar Андрей Медведев says:

      Ещё раз благодарю, Елена.
      Попытка заложить нескольких смысловых слоёв в текст с достаточно простым сюжетом и небольшой по объёму иногда, к сожалению, приводит к размыванию формы.
      Тем не менее, будем и дальше стараться в духе Multum, non multa.
      С уважением…

  4. avatar Владимир Лозовой says:

    Стихи гармонично сочетают в себе доступность восприятия, «понятность» с насыщенностью содержания и сочностью изложения. Автор ни в коей мере не пытается демонстрировать высокий уровень эрудиции и философской подготовки, но это совершенно очевидно. Симпатизирует позиция осознанного максимализма, сопоставление крайних состояний – «Кто – никакой, а кто – горазд!..». От «крабов в собственном соку» до цунами. И ещё. За нескольким штрихами проступает портрет героя – такого умудрённого жизнью мачо, ироничного и без излишнего цинизма.
    Присутствует ощущение некоторой усталости от предсказуемости всего что будет, основанного на знании жизни и опыте пережитых заблуждений. Автора, похоже, трудно чем-то удивить. Однако он не против удивить сам и у него это получается.

    • avatar Андрей Медведев says:

      Удивить всё же, кажется, есть чем… Впрочем, это приятное удивление.
      Эрудиция – конечно же, не залог понимания сути вещей и происходящего, а ирония – форма защиты от самого себя в первую очередь, ну и… от чересчур серьёзных вещей.
      Всё верно определили, Владимир.
      Спасибо.

Оставьте комментарий