RSS RSS

АНДРЕЙ МЕДВЕДЕВ ● ЗОДЧИЙ ● СТИХИ

image_printПросмотр на белом фоне

АНДРЕЙ МЕДВЕДЕВЛЕТНИЙ ЗАПЛЫВ

Сюжеты плещутся в подсоленном бульоне,
Косяк метафор мутит ясность вод,
И всё, что рано или поздно тонет –
Вначале суетится и плывёт…

Течение и ветер направляют
Желание и праведность к мечтам,
Упрямство побеждает Иолаем,
А верность ослепительно   чиста.

И творчество,  убийца серых будней,
И  труд,  –  подельник и лихой старпом–
Балласт и пища на скрипящем  судне –
Грубеют, тяжелея  с каждым  днём.

Пусть уровень осадки у  корвета
Критичен  для походов и любви,
Надежда есть, что  в преферансе  летом
На каждый пасс  ответит твёрдый  вист.

Но, если шторм снесёт компас и мачту –
Не лучше ли, чем угасать в избе?..
Куда приятней, чем инфаркт на матче,
И глубина – не худшая из бед…

 

МАСТЕР

Мастер суровых выводов  убедится:
По дороге в ад – тенистый сквер,
Пиво, мороженое и пицца,
В новом Ягуаре открытый верх…

Мастер опровержения согласится:
По дороге в рай – сырой овраг,
Смрад лагерей и пустые лица,
Медленный подъём и быстрый крах…

В поисках аналогий проходит время,
Ветер былые мысли дробит о пирс,
Мастер, бредущий к людям, получит "Грэмми",
Мастер, к себе идущий, получит мир.

 

ВСЁ  БУДЕТ  ХОРОШО

Под окнами  шуршит  июль метлой –
Сон утренний  безжалостно поруган,
Сегодня так красиво и светло…
И новый день  не потчует недугом.

Как джокер в окружение тузов 
Для  масти  королевской – смерть на плахе,
Так  льющийся из форточки озон
Дремоте – гробовщик и парикмахер.

Я каюсь, признаю свои грехи,
Но, знаешь,  не по мне – посты и чётки…
Фиаско  больше нет, есть только хит,
И  ветер  нынче  ласковый и кроткий.

Так, что же, милая, пускай горит в аду
Холм неприятия, искусственный и полый?..
На  цыпочках, по коридору, в  душ –
Контраст,
                      желание
                                         и  
                                              зверский   голод!

В  ЗУРБАГАН!

В Зурбаган! В Зурбаган! В Зурбаган!
К тесной гавани – пёстрой и грязной,
Где сидящий на лавке  ага
На прохожих взирает  праздно.

В Зурбаган, где над рощами мачт –
То ли снег, то ли пух тополиный,
А  безмерно счастливый толмач
Переводит  китайцам Грина.

Паруса-пузыри, вымпела,
Черепица на крышах алеет…
Иисус, а за ним и  Аллах
Выпускают  детей в аллеи.

В Зурбаган,  где бредёт Суринэ
Воскрешать недотёпу Пьера,
И для  каждой  прекрасной  Инес –
Парус  алый и  парус белый…

 

ИМЯ ВЕЛИКОГО

Спускаюсь вниз – гроза,
Но выше – ветер звёздный,
Прочесть  «Исми азам»*
И раствориться в грозном,
В неясном – тенью стать,
А в радужном – свеченьем,
Нахлынуть  шумно в падь –
Разливом рек осенним.
Смотреть, как у болот –
Угрюм и скособочен –
Шайтан упрямо ждёт
Конца дождливой ночи.
Забросить в море сеть,
Парить над косогором,
И если умереть –
Невидимым  и скоро.

___________________________

*. «Исми азам» — в переводе с арабского «Имя Великого». Так называются молитвы и заклинания именем аллаха, прочтение которых, по религиозным представлениям мусульман, может сделать человека невидимым.

 

В  ГОРОД

Суров мой Бог и справедлив мой друг,
Но недосуг  оправдываться, Отче.
Лубочный  жанр расхваливает вслух
Тот  самый  круг, в котором я  был  зодчим.

Не радует итогом  разговор –
Выносит сор из комнаты старуха…
Я  очень сухо завершаю  спор,
На руку скорую,  банально – оплеухой.

Всё отмирает – и добро и зло.
Скрипя, весло ломается о волны.
Игорный  мир, в который занесло,
Орёт ослом  испуганным и вздорным.

Ослица  где-то радостно кричит
Мне льстит напоминанье о мессии.
Спесивым – гордость ставится на вид…
Под стук копыт
                              въезжаю.
                                                   Небо синее…

 

ВЕТЕР

Ветер в первопрестольной
Пылью  вздымает  души,
Битою бьёт бейсбольной
И не желает слушать…

Может, ослеп от блуда,
Или оглох от  криков,
Сплетен и пересудов –
Вот и буянит,  дикий…

Ветер в деревне дальней
Валит,  как и столичный,
Пьяницей  злым,  скандальным
Лезет под юбки лично.

Может,  свистя на казнях,
Стал   безразличен к чувствам,
Или  шалит,  проказник –
Всё  – из любви  к искусству.

 

ЕСЛИ ЛЮБИТ…

Угождает  осень клёнам,
Совращает откровенно –
Итальянскою гулёной
Обольстительной  Маленой;
Или  русской Ярославной
Убивается  по мужу –
На луга сползают плавни,
Обращая  в топи  лужи;
Сыровата,  но лирична,
Осеняет аббатисой –
Как сонатою скрипичной,
Так и красками Матисса;
Вечерами  воет в грубе,
В окна  тянется с рассветом,
И по-царски,  если любит,
Украшает  жизнь  поэта…

2010-2011

avatar

Об Авторе: Андрей Медведев

Медведев Андрей Анатольевич. Украина. Мариуполь. Поэт, историк, экономист, преподаватель философии. Учился в Донецком национальном университете и Харьковской национальной академии городского хозяйства. Авторский сборник: Цикута для философа. Мариуполь, 2010, 236 с. Издавался в сб. Лестница любви. Н. Новгород. 2008. 232 с. Некоторые журнальные и сетевые публикации: Журнал ПОэтов №1(26). 2011 ИнтерЛит: http://www.interlit2001.com/medved-1.htm 45 параллель: http://45parallel.net/andrey_medvedev/ Зарубежные задворки (Дюссельдорф).

4 Responses to “АНДРЕЙ МЕДВЕДЕВ ● ЗОДЧИЙ ● СТИХИ”

  1. avatar Олег Бондарь says:

    Предельно элегантная строка,
    И мудростью наполнен каждый образ.
    Умение себя нести не горбясь
    Заметно всем. Всегда. Наверняка.

  2. avatar Василий Алоев says:

    Не уготован трон
    Царский стихотворящим
    В чопорном настоящем.
    Славный настанет срок
    Остров мечты обрящет
    Мастер вперёдсмотрящий.

    Спасибо за прекрасные стихи, Андрей!
    С уважением,
    В.А.

    • avatar Андрей Медведев says:

      Спосибо Вам, Василий за столь хороший и красивый отзыв.
      Трон – действительно малоперспективный феномен, и не только трон…
      И как же быть? Писать стихи – поэтам!
      Не продаются? Временно. Пока.
      Весной не получилось – выйдут – летом…
      А если нет? Тогда через века…
      С уважением,
      А.М.

Оставьте комментарий