RSS RSS

ЛЮБОВЬ МАЛКОВА ● ГРАНИ НАСТРОЕНИЙ ● СТИХИ

image_printПросмотр на белом фоне

ЛЮБОВЬ МАЛКОВАШЛЯПКА

Кто б на нее вниманье обратил
на женщину немолодую эту
(в метро кто спал, а кто листал газету),
когда б не этот  редкий креатив,
на голову  без робости надетый?
Зашоренный стереотипом взгляд
упал на шляпку  старого фасона,
которая вполне «семисезонна»
(осмелюсь так назвать ее условно),
и задержался, на нее упав.

Видать, нездешняя…Французская персона…
Как будто клон божественной  Пиаф…
Я пригляделся… Кто надеть посмел
такой убор и дерзкий, и пикантный?
Ведь он – что на меже  встать на пуанты!
Он среди  сонных духа – "опохмел"!
Во времена очередного "…изма"
забытой женской  слабости  он – призма ,
Причудлива в ней,  явственна  харизма.
А чувственность и страсть в ней откровенны.
Она  – Планета!..Островок  Вселенной!..
Летящий и сверкающий кристалл!..
Как чья-то воплощенная мечта,
как  Галатея, что сошла с холста,
она  прошла по душному вагону,
перекроив все модные законы.
И взгляды отворялись ей  вдогонку.
И расплывались  в нежности  уста.

  БЛИКИ

14 апреля 2010 года исполнилось 80 лет со дня гибели Великого поэта.

«Не домой, не на суп,
а к любимой в гости,
две морковинки несу
за зеленый хвостик.»
В. Маяковский.

Причудливость пересечений путей и судеб кто постиг?
В закатных бликах чай вечерний в гостиной дома Лили Брик…
В ее квартире обветшалой, в неярком свете старых люстр
Я время ложечкой мешала, как будто пробуя на вкус.

О, времена! И те и эти… В них ложь, поросшая быльем.
Но Гения не занавесить давно застиранным бельем!
Морковинки – велик подарок по тем голодным временам.
О, очи кАри! Словно кара, отрикошетившая нам!

А жизнь течет неприхотливо. И тает аура веков.
Какая, к чёрту, справедливость, когда о ней с броневиков…
Судьба – не сладкая конфетка… И только фантики вразлёт…
Картина, томик, статуэтка, вуаль неузнанной её.

© Copyright: Любовь Малкова, 2010
Свидетельство о публикации №11002049200

 

НО ЕСЛИ Б…

Есть время суток, когда день как будто с ночью в равновесье,
И сумерки, втекая в дом, меняют сущности предметов.
В вечерней дымке дальний лес окрашен тонким фиолетом…
Скорей всего, причина в этом –
Вы мне почудились. 
Но, если б…
                                                                          
Цветы игольчатые астр осколками звезды упавшей…
Герой придуманных мной царств, Вы все на том же пьедестале.
Фантом умеет ворожить и шепчет Вашими устами!
И тайно причащаюсь я из уготованной мне чаши.

Воображенье бередит о рандеву на грани с ночью.
То прочь растерянным летит, то обжигает, вновь воскреснув,
Я Вам почудилась.
                 Но если б
                           мы с Вами встретились воочью…

Как жаль, что нам не угадать, что бы случилось с нами,
если б..

ПОСЛУШАЙТЕ, ДОКТОР,..

Послушайте, доктор, Вы ей обещали,
Раз в случае с ней терапия бессильна,
Вы вынете сердце стальными клещами
А вместо него поместите будильник.

Не слышал никто ни стенаний, ни криков,
Хоть Вы ей тогда отказали в наркозе,
Когда вместо сердца будильник затикал
И сердце бессильно ударилось оземь.

А время бежало… Скрипели пружины,
Работали слаженно все шестеренки.
Но больше из сердца не вырвутся джины –
На это не хватит железной силёнки.

Будильник работал в груди безупречно,
Ему не потребны приемы бальзама.
Когда Вы вернулись весенний, беспечный,
Что ж странного в том, что она отказала?

© Copyright: Любовь Малкова, 2009
Свидетельство о публикации №1903146631

СЛЕЗА

       Памяти Руслана Брыкалина

У серой каменной стены
Лишь свечи, имена и даты…
У жизни нашей нет цены,
А смерть – не следствие расплаты.

У жизни мера – не года,
А лишь минуты откровенья,
Минуты редкие, когда
Сверкнет златое оперенье

Той птицы, что не строит гнезд,
А ослепив, промчится мимо.
И ты, не знавший ране слез,
Слезу уронишь пилигрима.

ПЛЫЛ ТИХИЙ ВЕЧЕР, ЧТО В ГОРАХ…

       Плыл тихий вечер, что в горах внезапно переходит в темень. Дневная схлынула жара, и падали ажурно тени на лица и на плечи нам, сужая мир по сторонам. Ползла густая пелена тумана в мрачное ущелье. Катился вниз с тропинки щебень, рождая звук похожий на какой-то птицы смертный клекот.
       Умчалось прошлое далёко. И каждый звук в душе как эхо. И каждый шаг — как будто веха. А за хребтом ютились сакли. Мы истомились и иссякли. Касаньем задержав за локоть, он вдруг приник ко мне повинно. Единый взгляд… и вздох единый…
       Что дальше?… Горною лавиной, нас обрекающей на смерть, терялась под ногами твердь. Сомкнулся мир в его глазах!
       А где-то плакал падший Ангел…
       Нам возвратятся бумерангом его и слезы и тоска. Но это после, а пока… я, бросив мир к его ногам, забыла все: откуда родом, кто продавал, за сколько продал, что было правдой, а что ложью и что идти по бездорожью. Сомкнулся мир в его глазах!
       Внизу алкал нас город пыльный (трещал назойливо мобильный) — шли пить курортники нарзан…

 

НЕТ В ЭТОЙ ЖИЗНИ ПУСТЯКОВ

       Я шла, усталая, домой. Был серым день. Был серым плащ. Был серым шарф мой с бахромой. И настроение – хоть плачь. Вертелись мысли в голове, о том, что жизнь не удалась… И сапоги месили грязь…И до получки «тыщи» две, а лучше было бы все пять занять, чтоб погасить долги. Зря напрягала я мозги – их было вовсе негде взять!
       Но обожгло вдруг гладь щеки. Как будто капелька с небес, как в песне нота фа диез меня коснулись пузырьки!
       Смешной веснушчатый факир, создав прообразы планет, в себе свой храм творя и свет, пускал из мыла пузырьки, наполнив ими этот мир. Игра, забава, пустяки? Живые двигались цвета под дуновеньем теплых струй. Как – будто божий поцелуй его отправили уста, дыханьем теплым пОлня их. Роились, множились, цвели, меняли форму на лету и отражали красоту неподражаемо земли.
       И я забыла о долгах, о всех напастях и врагах. Душевный мой раздор утих. Как манна сыпался с небес тот невесомый арабеск.
       И стало тихо и легко. И я вздохнула глубоко. В моей душе рождался стих как отпущение грехов под танец мыльных пузырьков.
       Нет в этой жизни пустяков!

 

НАТУРА

Она натурою была.
Поправив пышные одежды,
Она садилась где-то между
Окном и краешком стола.

Она не знала, что сеанс,
Который для нее как пытка,
Ему целебнее напитка
И иногда впадала в транс.

Луч света падал как-то вскользь
И проникал во все изгибы.
Не все художники могли бы
Мысль спрятанную видеть сквозь.

Создав полупрозрачный смог,
В котором образы витали,
Он вырисовывал детали,
Мазками перекрыв мазок.

Так был его устроен глаз.
На холст они ложились густо,
Чтоб складками стекая с бюста,
Разнить от бархата атлас.

Смотрели два ее зрачка
Ему в глаза. В улыбке губы
Желанны, трепетны и любы,
Под взглядом дрогнули слегка.

Не ведал он, что совершал,
Для всех закрыв от тайны двери.
Ключ от нее навек потерян…
Название было ей – душа.

Века назад, тогда и нынче
В недоумении народ.
Она из племени Джоконд,
А он из племени Да-Винчи.

Она из племени Джоконд,
Она из пламени Да-Винчи.

ЖЕНЩИНЕ

Она в партитурах и муках ночных бессонниц,
И в трепете тел самой первой подаренной ночи.
За облака унесут ее быстрые белые кони –
Лишь Боги и знают, чего эта женщина хочет.

Из белого мрамора тело ее высекали.
И в краски зари окунали отчаянно кисти.
Мадонной святой с первых самых рисунков наскальных
Пребудет она. И вовеки, и ныне, и присно!

Любите ее и бросайте к ногам орхидеи.
Оправданы будут любые благие порывы.
А то, что с годами стареет она и седеет –
То жертва ее. Только ею с рожденья мы живы.

 

Я ИСКАЛА ЕЁ

Я хочу Красоты… Угостите меня не пирожным.
Не хватает ЕЁ, и поэтому я голодна.
Угостите меня, угостите меня невозможным,
Чтобы я захмелела как будто от чарки вина.

Ходит – бродит она, только в руки никак не дается…
Только дразнит меня ослепительным блеском вершин.
Я искала её в недоступности цифр и пропорций,
Я желала её, чтобы сделалось сердце большим.

Но потом поняла, что дается она как награда,
Только тем достается, кто видеть умеет насквозь,
Что она облетает соцветьями вешнего сада,
Чтоб оставить слепцам навсегда несозревшую гроздь.

Я хочу Красоты, чтоб во внешнем была и глубинном,
В содержанье и форме, в звучанье отточенных фраз,
Чтоб взметнулась душа и в полете своем голубином
Полюбила однажды, тот самый, единственный раз.

ИНТЕРНЕТ

В четыре желтые стены был мир убого сжат
Но появился в нем с весны мой голубой квадрат.
В тиши ночи, когда все спят, включаю нервно кнопку "Старт"
                         И все четыре стороны со мною говорят.

Он плоскости переместил потоком бурным грез,
Что различить не стало сил, что ложно, что всерьез.
Моя любимая страна, рожденная в мозгу,
                         В которой я могу и то, что вовсе не могу.

Он виртуальности шатром своим меня накрыл,
Себя я ощущаю в нем летающей без крыл.
И за морями я была, где сочные плоды,
                         И в Антарктиде где всегда нетающие льды.

В нем отправляюсь иногда в созвездье Гончих псов,
Я разных много вижу лиц и слышу голосов.
Они и мАнят и влекут меня в круговорот
                        Таких идей, которых бы не выдумал и черт.

Я – капля и несет меня волна людских страстей
И поражает новизна последних новостей.
В нем люди смотаны в клубок, но каждый различим,
                        Цветет в нем сакурой Восток и шлет тепло Гольфстрим.

В нем все и проще и сложней, в нем чувств совсем не пять:
Нельзя в нем вкуса ощутить, нельзя в нем обонять,
Нельзя погладить по щеке, нельзя поцеловать,
                        Но можно все тепло души без меры отдавать!

И в этом мире нет границ, не надо виз на въезд,
Подняться духом можно в нем на самый Эверест.
Ведь в нем всего ценней душа, и возраста в нем нет,
                        И этот  виртуальный мир зовется – ИНТЕРНЕТ…

ПЕРСТЕНЬ СО СКОРПИОНОМ

Усталому (только умолкнут
друзей поздравленья и тосты,
а тьма занавесит все окна)
приснится Вам странная гостья,
явившись случайным транзитом
с планеты забытой, далекой,
и будут глаза ее скрыты
сиреневой дымкою стекол.
            Снег мокрый стряхнет с капюшона…
            Служившее ей талисманом,
            сверкнет серебро Скорпиона 
            на пальце её безымянном…
            Навстречу протянете руки,
            тому улыбаясь, что оба,
            вы знаете всё друг о друге
           до каждой черты, до озноба.
           Вдвоём по канавке Лебяжьей
           вы выйдете в дремлющий город.
           Повиснет  дозорным на страже
          Луны розовеющий колоб…
          Проснувшись, оглянетесь сонно –
          в реальности прежний порядок.
          Лишь перстень со Скорпионом
          найдете оброненным рядом.
         А кто-то далёко на Млечном…,
         в каком-нибудь домике утлом,
         проснется от снов своих вечных
        туманным как в Питере утром.

avatar

Об Авторе: Любовь Малкова

Родилась в Москве. Окончила МИТХТ им. Ломоносова. Автор сборника стихотворений "Театр облаков" (Москва, Изд-во "Эдитус", 2011). Стихи публикуются в Интернете и бумажных изданиях.

2 Responses to “ЛЮБОВЬ МАЛКОВА ● ГРАНИ НАСТРОЕНИЙ ● СТИХИ”

  1. avatar Любовь Малкова says:

    Ваши стихи – чудо, какая-то неуловимая загадка. Каждое слово – образ и чувство. Спасибо.

  2. avatar Рута Марьяш says:

    Люба,замечательные стихи! Я тебя помню и думаю о тебе с симпатией и интересом! Зайди ко мне на страничку в Стихи ру. И на Фейсбук.
    Желаю тебе всего самого доброго!
    Рута

Оставьте комментарий