RSS RSS

avatar

Анна Михалевская

Родилась в 1975 году и всю жизнь живу в Одессе. В 1997 году закончила Одесский государственный экономический университет, а в 2004 — Одесский университет им. Мечникова. Работаю в компании «Комодо» на должности технического писателя. Очерки по сказкотерапии выходили в журнале «Эниология», 2004 год. Рассказы печатались в журналах «Знание-сила», «Новый свет», «Машины и механизмы», антологии «Настоящая фантастика», альманахе «Дерибасовская-Ришельевская», сборнике «Пока Бог улыбается», а также в электронных изданиях: «Мир фантастики», «Палисадник», «Гостиная», «Порт-Фолио» и др. В 2016 году вышел электронный сборник рассказов в мультимедийном издательстве Стрельбицкого. В 2018 году вышел авторский сборник рассказов «Междверье» в издательстве Друкарский двор Олега Фёдорова. Соавтор романа-буриме «Не судите черных овец». С осени 2015 года – редактор электронного журнала сайта «Мастерская писателей». По авторскому сценарию и рассказам проходили спектакли в аудиотеатре «Театр ушей». Вхожу в жюри литературных конкурсов. Участник студии «Зеленая лампа» при Всемирном клубе одесситов.

Анна Михалевская: Публикации в Гостиной

    Анна МИХАЛЕВСКАЯ. Два рассказа

    ПОДСОЛНУХИ ДЛЯ ЛОРЫ

     

    – Мне бы отправить посылку… – Алекс наклонился к окошку.

    – Куда? – сотрудница Почты припечатала взглядом, сходу поставив на Алексе сургучное клеймо.

    – Марс, третья колония поселенцев. У меня там девушка… – Алекс зачем-то улыбнулся.

    – На Марс не отправляем! – рявкнула женщина.

    – Но я делал запрос в галактический инфореест – межпланетная пересылка значится в услугах Почты! – Алекс щёлкнул пальцами, пытаясь выйти во всемирную паутину: встроенный в ладонь смарт молчал.

    – Что там знают в том инфореестре?! – женщина опасно прищурилась. – Вот наши правила! Читайте! – и она швырнула в окошко ветхий лист бумаги.

    Микроскопический шрифт. Бесконечные списки. Он ничего не понял. Вдохнул, выдохнул. Попытался расслабиться. На космодроме их обучали. Мало ли что случится во время полёта. Первая реакция – собранность и спокойствие… Но, чёрная дыра побери, на космодроме давно используют для посылок квантовую трансмиссию. Ему же доступ не дали. Отправили сюда!

    Читать дальше 'Анна МИХАЛЕВСКАЯ. Два рассказа'»

    Одесситы поздравляют поэта Игоря Потоцкого

    ЖИВУЩИЙ СТИХАМИ

    Нашему давнему и постоянному автору, поэту и писателю Игорю ПОТОЦКОМУ исполнилось 70 лет. Редакция «Порто-франко» поздравляет своего верного друга и автора Игоря Потоцкого с юбилеем. Будем рады продолжать давнюю дружбу.

    поэт Игорm ПотоцкийИгорь сотрудничает с «Порто-франко» с самого первого номера. Без малого 30 лет. Не один десяток статей опубликован им за эти годы в нашей газете. Но, конечно, главное его призвание — стихи. Он пишет их в удивительном, порою просто непостижимом количестве. Как это ему удается? Игорь признается, что часто сочиняет на ходу. На улице, при встречах с друзьями, в поездах и самолетах. Он живет стихами — и это фигура речи. Причем стихами не только своими.

    Читать дальше 'Одесситы поздравляют поэта Игоря Потоцкого'»

    Анна Михалевская. Тодосий

    Посвящается моему дяде, погибшему в Великую Отечественную войну

     

     

    Круговая порука рода. Вчера не сделал, сегодня не вспомнят. Сегодня не вспомнят и завтра сами не смогут сделать. Не из вредности и неумения, а будет некогда и незачем. Может, и некому.

     Стоит человек на сцене, он горд успехом —  получилось, свершилось, всего добился сам! Но кто посчитает опыт неудач всех тех стремившихся и не успевших, два шага не добежавших до сокровенного счастья, прерванных войнами, революциями, скитаниями по чужбине? Имен их не сочтешь, они — это ты и твое место в мире. Каждый по капле много сотен лет собирал тебе на приданое драгоценности своих неудавшихся жизней —  держи, это все, что у тебя есть! Не так уж много, но большего и не нужно.

    Кажется, что время  движется  по прямой, но иногда оно замыкается в круг. Вчера прошел мимо любви — к женщине, к жизни, к истине — она встретится сегодня, а не примешь — постучится завтра к твоим детям, внукам, правнукам, и кто-то да откроет ей двери.

    Читать дальше 'Анна Михалевская. Тодосий'»

    Анна Михалевская. Паутина в её руках. Рассказ

     

    Она сидит на песке и вяжет паутину кружева. Становлюсь за спиной, молча наблюдаю. Колени девушки покрывает разноцветное плетение – странный узор, никогда таких раньше не видел. В сумерках кажется, что нити кружева живые и едва заметно извиваются под прикосновением тонких пальцев.

    – Хочешь помочь? – спрашивает она, не оборачиваясь.

    Открытый загоревший затылок, мальчишеский ежик волос, легкое воздушное платье открывает худые плечи. Нет, с моими непослушными руками вряд ли я буду полезен. Остановился из любопытства – что-то в девушке показалось неуловимо знакомым, и я не смог пройти мимо. За двадцать лет журналистcкой карьеры перед глазами мелькало много людей, возможно, брал у нее интервью или снимал репортаж, или…

    Опускаюсь рядом на влажный песок, она поворачивает голову, обжигает взглядом. Необычный цвет – желтый с зеленью, почти кошачий. Становится не по себе, будто встретил друга, который предал. Или которого предал я сам?

    – Анха! – Она по-мужски протягивает мне руку. Твердая сухая ладонь.

    – Володя, – отвечаю на автомате, раздумывая над ее именем. Его звучание отзывается тревогой и еще – противоречием. Не пойму, чего хочется больше: немедленно сбежать или поближе познакомиться.

    – Знаю, это сложно, – шепчет Анха на ухо. – Не думай ни о чем. На вот, лучше подержи!

    Читать дальше 'Анна Михалевская. Паутина в её руках. Рассказ'»

    Анна Михалевская. Междверье

         Чувствую порыв ветра, беспокойно оглядываюсь по сторонам. Кого еще могло понести на заснеженный пляж? С моей-то головой давно не все в порядке – там постоянно обрываются чьи-то жизни, хлопают двери и гуляют сквозняки.

    Море замерзло до волнореза – странное явление для южного города. Или  я сам перетащил сюда питерскую зиму, чтобы хоть так быть ближе к Тине?  

    Пласты льда топорщатся, находят друг на друга, кое-где  мелькают голубоватые полыньи. Я подхожу к линии берега, где смешанный со снегом песок превращается в ледяную корку, ступаю на непрочную опору.

    Накидываю капюшон, но это не помогает – уши закладывает от ветра, что дует из чужой настежь распахнутой двери. Кто-то сейчас сильно расстроен, и вот-вот сделает глупость. Черт, почему люди не понимают очевидного – конец старой истории и начало новой всегда можно связать. Одна дверь закрылась, другая открылась. Это же так просто!

    Я обхожу очередную полынью, поднимаю голову и вижу девушку. В легком пальто и намотанном до ушей шарфе она бредет в сторону волнореза. Расходятся трещины от шагов, в любую минуту лед под ней может провалиться.

    Скрип петель – дверь дрожит от сквозняка, но пока остается открытой. Я ускоряюсь, но так, чтобы самому не угодить в ледяную воду. Никогда не слышал, чтобы утопленники кого-то выручали из беды. 

    Читать дальше 'Анна Михалевская. Междверье'»