RSS RSS

ЛЮБОВЬ КУПЦОВА ● ЗДРАВСТВУЙТЕ, Я ВАША СОВЕСТЬ! ● ПРОЗА

Если вечером в вашей голове родится идея смешать коньяк с шампанским, можете быть уверены, наутро голова зазвенит, как бронзовый колокол. Именно по этой причине на мобильный я взглянула только после второй чашки кофе, так и не приведшей меня в порядок. Сообщений было два:

   1. Привет, милашка, я – твоя мысль. Приходила вчера, но ты не захотела меня выслушать. Постараюсь зайти попозже.

   2. Здравствуй, я – твоя совесть. Ты потеряла меня вчера вечером около девяти. Сейчас занята другими делами, но готова зайти завтра для обсуждения условий окончательного развода. Нашла себе хорошего парня.

— Ну вот! Ещё совесть моя будет со мной разводиться! Да в белых тапках я тебя видела! – хмуро буркнула я и оглянулась, надеясь, что совесть всё же крутится где-то поблизости, но вместо неё в кухню вошёл лабрадор, жующий на ходу томик стихов Бродского.

— Зефир! Отдай поэта! – воскликнула я, ухватившись за край обложки. Хотелось бы знать, почему из всех книг, беспорядочно раскиданных по квартире, мой пес выбирал только Бродского.

Вспомнив о мысли, заходившей вчера, я с грустью подумала, что она сейчас не помешала бы! Да где там, ищи – свищи ветра в поле.

Зефир лизнул меня горячим языком.

— А что если свистнуть? Пропавшая мысль найдётся? – спросила я его.

Он радостно заскулил.

— Значит, одобряешь! – хихикнула я.

И тут раздался свист, тонкий и противный; нарастая с каждой секундой, он отозвался в висках пульсирующей болью.

— Молчи, дурак, денег не будет! – предупредила я чайник, а он в отместку плюнул мне в чашку.

В дверь позвонили.

— Вам бандероль, распишитесь.

— Это какая-то ошибка! – уверенно заявила я.

— Фамилия ваша? – спросил почтальон.

— Моя! – подтвердила я, рассматривая квитанцию.

— Адрес ваш?

— Мой!

— Вот и расписывайтесь!

Пожав плечами, я поставила заковырку, именуемую росписью. Почтальон, вручив бандероль, скрылся из виду. Повертев пакет в руках, я бросила его на пуфик и отправилась допивать кофе. Зефир лениво поплёлся следом.

— Ну, уж нет! – не выдержала я, проглотив кусок безвкусного кекса. — Зефир, неси сюда эту ерунду!

Пёс, понимавший хозяйку с полуслова, принёс бандероль, внутри которой оказалась рукопись, та самая, где не хватало пары предложений для завершения сюжета: мысль моя загуляла.

— Или я загуляла? – спросила я сама себя.

Поверх рукописи покоилась записка: «Повесть хорошая, но наш журнал не может её опубликовать. Обратитесь в другое издательство, вам обязательно повезёт».

Телефонный звонок настойчиво звал. С досадой швырнув содержимое бандероли на диван, я сняла трубку.

— Здравствуйте, Лера! – у незнакомца был приятный бархатный голос.

— М – м – м…

— Меня зовут Вадим. Нужно встретиться.

— Зачем? – удивилась я.

— Я нашёл вашу совесть.

— М-м-м… – Выглядела я, конечно, полной дурой.

— Приходите, жду вас в кафе «Булгаковъ».

В трубке раздались гудки. «Смело!» — подумала я. Зефир помчался к платяному шкафу.

— Сама знаю, — недовольно проворчала я. – Раздетой не выйду.

Вадима я узнала легко: обладатель бархатного голоса был просто обязан носить такой роскошный галстук с золотым зажимом. «Где-то я его уже видела!» — мелькнуло в голове. Увидев меня, он вышел из-за стола, чтобы помочь снять шубку. «Вежливый, чёрт! Где-то я его точно видела!»

— Присаживайтесь. Кофе или что-то покрепче?

— От спиртного увольте, а от зелёного чая не откажусь.

— Она тоже зелёный чай любит.

— Кто?

— Совесть. Как вы с ней уживаетесь? – с неподдельным интересом поинтересовался Вадим.

— Уживались! – поправила я его.

Официант принёс чай.

— Колодец Дракона озера Си Ху – изысканный выбор, — заметил мой собеседник. – Хотя шампанское с Хеннесси лучше.

На Вадима я взглянула с нескрываемым интересом.

— Вы были здесь вчера?!

— Имел удовольствие.

Густо покраснев, я вспомнила вчерашний вечер…

Ужин в «Булгакове» в одиночестве. Никакой романтики, просто от безысходности. Поверьте, я никого не выслеживала и удивилась сама, когда в дверях кафе показался молодой человек в сопровождении тонконогой блондинки. Парочка, занявшая столик в углу, была настолько увлечена друг другом, что ничего вокруг не замечала.

Я заказала Хеннесси к двум бокалам уже выпитого шампанского.

Стул цеплялся за мою юбку, умоляя не делать ничего такого, о чём я потом пожалею. Но куда там, не сдержалась! Лишила любимого дара речи, молча вывернув ему на голову блюдо с крабами, им-то всё равно уже было не больно! Блондинка истошно завизжала! Вернувшись за столик, залпом осушила бокал коньяка.

— Ты потеряла совесть!..- завопил любимый.

— И слава богу!

Прибежавший на шум официант всплеснул руками и попытался просверлить взглядом скандальную клиентку, но успеха не имел.

— Рассчитается мой бывший муж с крабами на голове! — заявила я и выпорхнула из кафе в объятья зимнего холода…

— А вы, значит, нашли мою совесть? – отогнав воспоминания, спросила я Вадима.

— Скорее, она меня нашла! – улыбнулся он. – Предлагаю сделку.

— Я и сделка – это несовместимо!

— Вы заблуждаетесь, уверяю. Сделка, кстати, для вас очень выгодная.

— Рассказывайте! – согласилась я.

— Плачу тысячу долларов, а вы забираете совесть назад!

Откровенная ухмылка поползла по моему лицу. Заметив это, Вадим удвоил ставку:

— Две тысячи!

— Я, можно сказать, только жить начала!

— Две с половиной! – не отступал Вадим.

— Что заставляет вас вести такой постыдный торг? – вмешалась совесть.

— Явилась, не запылилась! – заметила я.

— Ты не рада меня видеть? – изумилась она.

— Не в восторге, скажу прямо!

— А что плохого я сделала тебе? – обратилась моя совесть к Вадиму.

— Не даёшь работать! Замучила нравоучениями! Плачу три тысячи, только заберите её! — взмолился Вадим.

— Соглашайся, дорогая, сумма приличная! – быстро шепнула совесть мне на ухо.

Ну, совесть, ты у меня ещё та штучка. Вот уж удивила, так удивила! – подумала я, а вслух произнесла:

— Идёт! Но не сегодня, дайте ещё хотя бы день насладиться свободой!

— Вы умеете быть дерзкой! – похвалил меня Вадим.

Я неопределённо пожала плечами. Совесть удалилась, посчитав, что дело сделано.

— Давайте отметим сделку! – предложил Вадим.

— Почему нет? – миролюбиво согласилась я.

Официант – вёрткий малый, выросший как из-под земли, зажёг свечи и ловко откупорил бутылку шампанского. «Главное, не увлекаться!» — приказала я себе и очень удивилась, когда спустя два часа звон упавшей на пол вилки вернул меня на землю.

— Какая я неловкая!

Одновременно наклонившись, мы столкнулись лбами!

— Извини … те! – Обхватив моё лицо тёплыми ладонями, Вадим

вглядывался в мои глаза, будто невесть что в них нашёл. Помогая мне подняться, предложил:

— Давай на «ты»!

Я почему-то так разволновалась, что захотелось немедленно закурить. В поисках сигареты пришлось выложить из сумки на стол мешавшую серую папку.

— Дай-ка угадаю, что здесь? – оживился Вадим.

«Совесть и тут наболтала лишнего!» — подумала я про себя, а вслух предложила:

— Попробуй!

— Рукопись твоей повести.

— Ты – волшебник? – промурлыкала я, выпуская колечко дыма. Вадим попытался надеть его на палец, но колечко, потеряв форму, растворилось в воздухе.

— Нет, только учусь!

— Жаль, бы был волшебником, смог бы выполнить моё желание! Хочу, чтобы мою повесть издали.

— Это даже для волшебника не просто.

— Думаешь, она так плоха? – с деланным равнодушием поинтересовалась я.

— Нет, ты не можешь написать плохой повести!

— Тогда почему ее завернули?

— Ну, насколько я знаю… – Вадим задумался, подбирая нужные слова.

— Говори, как есть!

— В писательской среде свои сложные отношения. Будь ты дочерью, женой или хотя бы любовницей влиятельного в литературных кругах человека, тогда, конечно, проблем не возникло бы.

— Значит, у меня нет ни одного шанса стать известной! – грустно улыбнулась я. – Если только …

На следующий день, набрав номер редакции, я попросила соединить меня с главным редактором.

— Здравствуйте!

— Здравствуйте! – ответили мне грубым прокуренным голосом.

— Вас беспокоит Валерия Маковецкая. Хотелось бы поговорить с вами по поводу рукописи.

— О чем именно, милочка?

— Было бы интересно подробнее узнать свои недочёты! – ласково проворковала я. – Поверьте, я постараюсь уложиться в пятнадцать минут.

— Завтра в одиннадцать! – рявкнули на том конце и положили трубку.

Утром я долго прихорашивалась, собираясь произвести на главного редактора неизгладимое впечатление. Короткая юбка, декольте на кофточке, высоко поднятые волосы, открытая шея!

За нужной дверью прокуренный голос с кем-то ругался, не стесняясь вворачивать крепкие словца! Очередная фраза «мать вашу» положила конец разговору, и из кабинета пулей вылетел молодой человек в сером костюме с кипой бумаг в руках. Проводив его тоскливым взглядом, я поправила вырез на кофточке и постучала в дверь.

— Войдите!

Лицо моё вытянулось от удивления. В огромном кресле сидела дородная брюнетка с массивной золотой цепью на мощной шее и с сигарой в зубах.

— Вырядилась! – хихикнула я про себя, а вслух обречённо произнесла:

— Здравствуйте!

Редактор небрежно кивнула, махнув рукой в сторону стула.

— Что у вас?

— Вот! – протянула я рукопись.

Брюнетка скользнула взглядом по моему декольте.

— Чёрт знает что!

— Вы о рукописи или обо мне? – с вызовом спросила я.

— Я о том, что вам не ко мне, милочка! – вернув мне папку, прорычала она. — По коридору направо в последнюю дверь!

— Доведу это дело до конца или я не Маковецкая!

Придя в восторг от собственных слов, я без стука распахнула дверь с табличкой «Директор» и метко выбила кофейную чашечку из рук её владельца. Сделав двойное сальто и выплеснув по пути весь кофе, она ловко приземлилась на ковёр.

— Ну вот, теперь вы обвините меня во всех смертных грехах! – возмутилась я, любуясь коричневым пятном на белой рубашке хозяина кабинета.

— Хорошо, что это кофе, а не блюдо с крабами! – устало вздохнул пострадавший.

На несколько секунд я застыла от удивления, затем с пафосом произнесла:

— Волшебство!

— Привет, Лера! Ты за совестью?! – поинтересовался Вадим.

— За ней!

Достав из сейфа пачку банкнот, он положил её на стол.

— Мои три тысячи? – деловито уточнила я.

— Ну да!

— Можешь оставить их себе! Моя совесть не продаётся! – я гордо направилась к двери.

— Лера, куда же ты?! – изумился Вадим.

— Домой! Наша сделка завершена!

— Ты не можешь вот так просто уйти!

— Почему? – осведомилась я. – Совесть я забрала. Ты свободен!

— Необходимо подписать договор на издание рукописи!

— Если мне не изменяет память, я — не дочь и не жена издателя!

— А как на счёт таланта? – почти выкрикнул Вадим.

— У меня его нет!

— Есть, не сомневайся. Иначе бы я с тобой не разговаривал.

— Послушай, не морочь мне голову! В первый раз ты мою рукопись завернул! И никакой талант не помог! Почему сейчас всё наоборот?

— Твоя совесть во всём виновата!

— Нет, вы это слышали?! – возмутилась совесть.

— И потом … я тебя лучше узнал, Лера!

— Значит, личные отношения всё же важнее? Может, ты ещё хочешь, чтобы я стала твоей любовницей?! – завопила я. Интересно, как это моя совесть позволила мне закатить такую сцену! Раньше я ни о чем подобном и мечтать не могла! Совесть тут же явилась, легка на помине:

— Парень он нормальный, не сомневайся!

— Сводня ты, а не совесть! – сердито выпалила я.

— Никакая я не сводня! – обиделась совесть и, подумав, добавила: – Я – купидон.

— Да иди ты! – послав совесть подальше, я выбежала из кабинета в полном недоумении. Действительно, с чего это со мной приключилась такая истерика?

Родная квартира встретила какофонией: зуммер телефона соревновался с Зефиром, громко лаявшим с тоски. Сняв трубку, я услышала:

— Через пятнадцать минут в «Булгакове». Крабов закажу!

— Никогда! – твёрдо заявила в ответ я, бросив быстрый взгляд на свое отражение в висящем на стене зеркале. Картина открылась удручающая: от причёски остался пшик, глаза заплаканные, в общем, чучело чучелом! Любопытно, когда это я успела пореветь? Да, предстать в таком виде перед Вадимом было немыслимо! Все, никуда не иду!

— Ну и дура! – заметила совесть. – Он, между прочим, такой же несчастный и одинокий, как и ты.

— Не мои проблемы! И вообще… хотелось бы знать, где моя пропавшая мысль? – подумала я, ощущая в голове космический вакуум. – И о чём она?..

Мысль, представьте, явилась поздно ночью, нагло меня растолкав.

— Где шлялась? – зашипела я спросонья, словно кошка.

— У нас знатные посиделки вышли! – не смущаясь, заявила пропажа. – С мыслями очень интересных людей!

— Ладно. Выкладывай, что хотела! – примирительно предложила я.

— Слушай, прошлой ночью в «Булгакове» напротив тебя классный парень сидел. Глаз от твоей мордашки не отводил.

— Ну и что?

— Я подумала: неплохо бы тебе с ним переспать.

— Пошла вон! – лениво отмахнулась я от циничного предложения собственной мысли.

— А что, дама ты теперь свободная…

— Послушай! – перебила я мысль. – Ты почему тем вечером испарилась, не доведя дело до конца?

— С совестью твоей погрызлась! Кстати, где эта зануда?

— Спит. Умаялась, бедная.

— Отлично, можно поговорить без ханжества! Так как насчёт того парня? Может, опять смотаемся завтра в «Булгаковъ»? Вдруг он там снова появится!

— Иди, гуляй дальше! Опоздала! – встав с постели, я по ошибке забрела вместо туалета на кухню. На столе красовалась бутылка вина и три фужера, а огромная чашка с недопитым чаем навечно прописалась на посудомоечной машине – типичная картина холостяцкой жизни. Ничего, приберём!

— Лера, ты куда исчезла?

Вернувшись в спальню, я юркнула в постель и вновь пристроилась на груди Вадима.

— Ну, ты даёшь! – восхитилась мысль. – А что говорит совесть?

— Ничего не говорит, потому что сладко спит. Она с недавних пор живёт собственной жизнью.

— А почему нет? — поинтересовалась проснувшаяся совесть. – Пора уже пожить и для себя. Лерка моя пристроена неплохо, парня ей сама выбрала.

— Понятно, — вздохнула мысль. – Ладно, давайте теперь подумаем, что делать дальше.

— Ничего не хочу знать! – беспечно заявила я. – Что будет, то и будет!

И мы втроем, впервые в жизни не споря и не ругаясь, пришли, наконец, к согласию.

image_printПросмотр для печати
avatar

Об Авторе: Любовь Купцова

Родилась в 1969 году в Новосибирской области с.Кундран. В восемь лет переехала с родителями в Самарскую область Красноярского района п.Новосемейкино. Увлекалась поэзией с детства. Впервые стихотворения напечатаны в 1987 году в районной газете. Была членом красноярского поэтического общества «Пушкинская кибитка». В 1988 году закончила Куйбышевское педагогическое училище, вышла замуж и в 1989 году переехала жить в Одессу. В 2003 закончила ПДПУ им.К.Д.Ушинского за специальностью учитель начальных классов, преподаватель педагогики. Работаю 22 года в Одесской специализированной школе № 40. В 2004 году стала номинантом конкурса «Классный руководитель – 2004», 2008 году - победителем областного конкурса в номинации «Творческий учитель». Руководитель Суворовского районного методического объединения классных руководителей 1 – 4 классов. Автор учебников русского языка для младших школьников для школ с украинским языком обучения. Стихотворения, эссе и статьи по психологии были изданы в сборниках «Южный город», «Звукоряд», «ОМК», «Золотая Ника» и «Аve», «Одесский литератор». Пишу авторскую песню и исполняю её под гитару.

6 комментариев “ЛЮБОВЬ КУПЦОВА ● ЗДРАВСТВУЙТЕ, Я ВАША СОВЕСТЬ! ● ПРОЗА”

  1. avatar Сергей Скорый:

    С удовольствием и радостью ознакомился с Вашим рассказом, Любовь!
    Замечательный слог, потрясающее остроумие, тонкий, искрящийся юмор…
    Поздравляю сердечно и дальнейших Вам удач!

  2. avatar Любовь Купцова:

    Сергей, спасибо! Рада, что рассказ Вам понравился.
    С теплом, Любавея

  3. Любочка, помню этот рассказ ещё по студии, но на слух тогда не сумела «ущучить» все тонкости: я и стихи на слух плохо воспринимаю, а уж прозу тем более. А сейчас прочла «глазами» — с огромным удовольствием! Браво! — эту «мысль» высказываю с чистой «совестью»!!!

  4. avatar Любовь Купцова:

    Жанночка! Спасибо большое, рада, что рассказ понравился.
    С теплом.

  5. avatar Alena:

    Случайно попавшая на этот сайт! Нашла столько всего интересного и потрясающего, что не могла оторваться :)!! Любочка, прочла ваш искрометный рассказ на одном дыхании! Я не профессионал в литературе, но ваше произведение замечательное! Желаю вам больших и малых побед в вашем творчестве и успехов в вашем нелегком повседневном труде!

  6. avatar Любовь Купцова:

    Спасибо, большое. Увы, увидела комментарий только сейчас..))
    С признательностью.

Оставьте комментарий