RSS RSS

ТАТЬЯНА ЯНКОВСКАЯ ● ИЗ ЦИКЛА «РАСКРАСКИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ» ● ЭССЕ

ТАТЬЯНА ЯНКОВСКАЯСОРАТНИКИ ЭНДИ УОРХОЛА

За длинным низким мысом Хамелеон из Коктебеля видны высокие, любимые Волошиным мысы, похожие на носы больших кораблей, врезающиеся в море и разделенные песчаными вставками. Самая большая и дальняя – пляж курортного поселка Орджоникидзе, за которым выдается в море причудливое нагромождение валунов мыса Киик-Атлама, что означает «прыжок дикой козы». Диких коз там нет, а вот домашние непонятным образом то там, то здесь забираются высоко на скалы попастись на клочках скудной зелени, вырастающей в каменных складках.

Коктебель – курорт престижный, но зато из Орджоникидзе виден Карадаг, а коктебельцы, находясь с ним рядом, не видят его. Была в Орджоникидзе когда-то и уникальная рукотворная достопримечательность: две одинаковых статуи Ленина в городском парке, одна золотая, другая серебряная. Зачем две, когда всем обычно хватало одной? А так, по-видимому, местные власти решили проблему освободившегося пьедестала, когда убрали статую Сталина. Пьедестал оставили на месте, чтобы не нарушать парковый дизайн, и, вероятно, для простоты и чтобы не ошибиться в выборе, решили поставить на него копию уже существующей статуи Ленина с вытянутой вперед рукой, указывающей пальцем путь в светлое будущее, для разнообразия покрасив одну статую золотой, другую серебряной краской. Эта пара стала воплощением в жизнь художественных идей Энди Уорхола, работы которого в это время расходились по музеям мира – и растираживанная банка томатного супа фирмы Кэмпбелл, и повторяющаяся голова Мэрилин Монро разных цветов, и Элвис Пресли, и Элизабет Тэйлор… Эпатажный Энди был раскручен критиками в 60-е – 70-е годы как отражение мира потребления, в котором мы живем, с его масс-медиа, масс-продукцией, сериалами и попсой.

Скорее всего, работники паркового хозяйства и власти города Орджоникидзе не думали о приобщении населения и многочисленных гостей города к поп-арту а ля Энди Уорхол, и своим удвоением фигуры Ильича попали в струю случайно. И вот в те годы, когда за бугром набирал скандальную популярность бренд «Энди Уорхол», два Ленина встали на двух соседних площадках парка поселка городского типа Орджоникидзе, показывая пальцем друг на друга. В этой динамике художественного решения оформители парка пошли дальше статичных имиджей Уорхола, и в говорящем жесте двух вождей, казалось, таился подтекст. Какой скрытый смысл был в удвоенном жесте? Самоирония? Спор с самим собой? Обличение тех, кто бездумно, второпях переписывает историю, кто не ведает, что творит, и приемлет все, что творят другие? Может быть, Ленин и в камне оказался живее всех живых и пытался напомнить потомкам свою коронку «смеется тот, кто смеется последним» или гоголевское «над кем смеетесь»?

Много в Крыму исторических памятников, говорящих нам о прошлом. А двойной памятник Ленину в Орджоникидзе стал провозвестником будущего царства масс-культуры, точнее – масс-бескультурья. Картинки, слоганы, говорящие головы, шоумены, поп-звезды, многократно повторяясь, окружают нас многолико-безликим строем. Черты лица стерты – вроде черты есть, а лиц нет.

«Чему смеетесь? Над собою смеетесь!.. Эх, вы…»

* * *

МОСКВА 2010

В начале октября солнце выглядывало редко, но деревья с начинающими желтеть листьями, цветники на бульварах, купола и закомары церквей, старые и новые памятники и приведенные в порядок фасады зданий даже лучше смотрелись на прохладном жемчужно-сером фоне. Москва изменилась внешне за последние годы, но многочисленные признаки, отдельные от укорененной красоты города, указывали на то, что внутренняя жизнь, возможно, изменилась еще сильней. Смотришь под ноги – и прямо на тротуаре видишь многочисленные объявления типа: «VIP сауна» – и телефон. Смотришь вверх – во всю ширину проспекта растяжка «Я худею от этого плова» – и адрес ресторана.

Но вот смотришь перед собой и видишь, как невысокая полная девушка в короткой юбке и кургузой курточке пускает мыльные пузыри, а громоздкий очкарик с ежиком, подчеркивающим полноту лица, ее фотографирует. На город спустился вечер, фонари освещают белокурые волосы девушки и отражаются в мыльных пузырях. Они летят и лопаются, она смеется и выдувает новые, а парень продолжает снимать. И жизнь – нормальная человеческая жизнь, где мужчины не ходят в VIP сауны, а женщины не работают в них, где от плова не худеют, а поправляются, где есть место бесхитростной игре и той любви, которая не измеряется длиной ног и объемом груди и талии, – продолжается. Продолжается, несмотря ни на что.

И вот ведь штука: жизнь не бывает без лопающихся пузырей, только одни надувают их из мыльного раствора, а другие из денег, и, когда такой пузырь лопается, это может быть весьма опасно для многих. И чем он больше, тем больше может быть пострадавших. Все эти объявления о саунах под ногами и рекламные транспаранты высоко над головой, нарушающие городскую гармонию, – отражения этих пузырей из денег, которые кто-то надувает. А рядом с нами, на уровне глаз, происходит реальная земная жизнь людей, которые трудятся, и учатся, и любят свой город, и надувают мыльные пузыри из игрушечного флакона. А их желания и мечты – неужели им суждено лопнуть, когда полопаются пузыри, надутые теми, кто, сидя в VIP сауне, закусывает водку пловом, чтобы похудеть?

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Татьяна Янковская

Татьяна Янковская окончила химический факультет Ленинградского государственного университета, работала и училась в аспирантуре во ВНИИСКе. С 1981 года живёт в США, работала в университетах и частных фирмах, 12 лет заведовала лабораторией в корпорации Honeywell. Литературной деятельностью занимается с 1990 года. Проза и эссеистика публиковались в ведущих периодических изданиях, в т.ч. в «Литературной газете», журналах «Нева» (Россия), «Слово\Word», «Вестник», «Чайка», «Панорама» (США), парижский «Континент», «Время искать» (Израиль), в сетевых изданиях «Гостиная», «Folio Verso», bards.ru и др., в альманахах. Две публикации в журнале «Нева» были отмечены в хит-парадах толстых журналов (критик Сергей Беляков). Лауреат фестиваля «Славянские традиции» и нескольких международных литературных конкурсов. Книга прозы «M&M. Роман в историях» в 2009 г. была номинирована на премии «Русский букер», «НОС» и «Русская премия», а «Детство и отрочество в Гиперборейске, или В поисках утраченного пространства и времени» вошла в длинный список премии «Ясная Поляна-2013». Печаталась на английском языке в газете The Riverdale Press, рассказы переводились на английский и французский языки. В 1990-е годы в Олбани (штат Нью-Йорк) организовывала выступления российских писателей, поэтов, актеров, бардов. В 2003 г. опубликовала сборник поэзии барда Кати Яровой (1957-1992), продюсер собрания ее песен на трех дисках. Член Общества русских литераторов Америки ОРЛИТА и Клуба писателей Нью-Йорка.

One Response to “ТАТЬЯНА ЯНКОВСКАЯ ● ИЗ ЦИКЛА «РАСКРАСКИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ» ● ЭССЕ”

  1. avatar Андрей Лопатин says:

    Знал бы незадачливый Уорхол, какую негативно-заразительную службу сослужит для потомков его творчество. Сегодня под его флаги столько эпатажных дельцов подстроилось, что даже мэру Нью-Йорка приходиться запрещать выставки подобного современного искусства 🙂

Оставьте комментарий