RSS RSS

ИЗЯ ВИШНЕВЕЦКИЙ ● ТРАГЕДИЯ УСПЕХА ● ЭССЕ

image_printПросмотр на белом фоне

Изя ВишневецкийПАМЯТИ ДРУГА

Какой светильник разума угас!

Какое сердце биться перестало!

На исходе апреля этого года скоропостижно скончался журналист, писатель и политолог, Изя Вишневецкий. Человек неординарных мыслей, он сразу привлёк моё внимание. Я ничего не знала о нём тогда, о его работах, взглядах, о том, что он был автором романа «Восток и Запад», по которому был поставлен фильм (Изя продал свои авторские права на роман, так как в то время нуждался в деньгах). Его близкими друзьями были Иосиф Бродский и Юз Алешковский. Это был маленький тесный круг друзей, обсуждавших многие вопросы. Смерть Бродского была шоком для них, и вспоминая об этом, Изя каждый раз низко наклонял голову, чтобы не видно было слёз. Увы, та же участь ожидала и его самого годы спустя, и теперь и я ощущаю то, что ощущал он, говоря о потере друга.

Наше первое знакомство состоялось в доме Марка Авербуха, где я наряду с несколькими писателями, получала премию имени Анны Хавинсон. С тех пор мы стали близким друзьями с Изей и его замечательной спутницей жизни, его душой и вдохновительницей Реллочкой. Мы были единомышленниками во многих сферах, включающих искусство и политику, и часто Изя был моим первым читателем, которому я отсылала только написанные стихи.

Вера Зубарева и Изя ВишневецкийУход из жизни Изи Вишневецкого – это шок и потеря для всех тех, кто тянулся к нему, кто дорожил тем незаурядным интеллектуальным общением с ним, которым жизнь обычно не балует. Он ушёл от нас, но как сказал равин его жене, хорошие люди нужны не только здесь, но и там… Что ж, приходится смириться с тем, над чем мы не властны. А общение с Изей продолжается. Его работы несут в себе тот неиссякаемый поток мыслей, на котором зиждется неумирающее общение друзей и близких, писателя и читателя.

Предлагаемая статья публикуется впервые. Изя знал, что выход её готовится в Гостиной и успел сообщить мне, что работает над её продолжением. Надеюсь, в его архивах сохранились черновики и его следующей статьи. А пока что – давайте вновь воскресим на этих страницах мысли нашего незабвенного друга…

Вера Зубарева

 

ТРАГЕДИЯ УСПЕХА

В конце ХIХ века, самым распространенным научным взглядом на евреев – был расовый. Антропология тогда имела сильную расовую составляющую. Главные научные центры Европы – в Австрии и Германии, много писали на эту тему. В Европе еврей рассматривался как человек другой расы, сильно отличающейся от арийской, по тогдашней шкале «совершенства развития». Арийская раса была на высшей ступени, а еврейская – много-много ниже.

К концу ХIX века европейские врачи были убеждены, что большинство психических болезней были органического происхождения и что расовые (как и семейные) вырождения играют главную роль в предрасположенности индивида к риску заболевания. В европейской медицинской науке того времени отличие евреев объяснялось особенностями строения их тела: худосочные, со впалой грудью, узкими плечам. Длинные уши и крючковатые носы совсем добивали… А как же умственные способности? Ну, а умственные способности были источниками еврейской интеллектуальной и эмоциональной патологии.

Но не только патофизиология отражала их суть. Они еще были и продажны. Об этом не забыл упомянуть Ницше в «В генеалогии морали».

И, конечно, ненависть, часто исходящая от евреев, тоже являлась признаком их внутреннего отличия. Один из ведущих ученых того времени – Рихард Андре – писал в 1881 году в научном исследовании, что эта ненависть евреев идет от того, что они не могут интегрироваться в среду тех народов, среди которых живут, даже если в культурном плане они и интегрированы.

худ. Яла КорвинОчень большой упор делался на то, что евреи сексуально не смешиваются с другими.

А тема обрезания младенцев, вообще, была постоянным источником острых дискуссий.

Все эти «выводы» и«научные заключения» сильно беспокоили еврейское население, так как получалось, что евреи никак не могли быть полезными для государства и общества.

Понятно, что никаких научных доказательств не существовало и разные ученые ссылались на кого и на что хотели.

Как же тогда излечиться от своего еврейства?

Ответ: нельзя. Никак не возможно избавиться от «еврейскости» тела и психики.

Старый способ – обращение в другую веру – терзал евреев на протяжении двух тысяч лет, и постоянно имел место в европейском обществе.

В ХIХ веке это была одна из главных тем для европейского еврейства. Когда-то, в начале, это была чисто гражданская процедура, а не религиозная. Гейне еще мог говорить, что «это был входной билет в европейскую культуру». Но к концу XIX века это уже выглядело не жизнеспособным. Для ученых-антисемитов этого было недостаточно. Стали звучать призывы к тому, что эту проблему нужно решать только одним путем – полным принятием евреями Исуса Христа, как своего Бога.

Но это влекло за собой большую проблему: избавлял ли такой переход в христианство от всех «недостатков» еврейства, с точки зрения медицины? Т.е. проблема переходила из религиозной категории в медицинскую.

Сам по себе переход был сложным процессом, и как бы обещал культурную и биологическую интеграцию. Подразумевалось, что полное устранение всяких социальных барьеров приведет также и к устранению взаимоисключающего полового отбора. Евреи и христиане могли бы вступать в браки. Таким образом, избавление от болезни еврейства пошло бы путем полной биологической интеграции. Общество, как бы приглашало и обещало: «Прекратите быть евреями – и вы станете полноправными членами общества». К концу XIX века у евреев той же Австрии существовала такая настоящая возможность ассимилироваться.

Один из известных австрийских антисемитов того времени Д.Вассерман выражал сомнения:

« Прекратят ли они, после обращения в христианство, в более глубоком смысле, быть евреями – мы не знаем, и не сможем узнать. Я думаю, что древние влияния продолжаются.» Или, как шутили сами евреи: «Родился евреем – то им и умрешь!»

Если понятие «еврей» – означало исключительно религиозное или национальное «клеймо» – его можно было сменить. Но если оно определяло расу – вопрос обращения в другую веру на протяжении одного поколения, был очень сомнительным. Несмотря на все это, евреи Европы продолжали обращение в христианство. Более того, в конце XIX века было распространенным мнение, среди занимающихся статистикой этого явления, что если так будет продолжаться, то евреи полностью исчезнут через несколько поколений.

К началу XX века многим казалось, что этот процесс нисколько не замедлился, а продолжается в ускоренном темпе. В действительности дело обстояло совершенно по-другому.

В 1904 году при еврейском населении Вены в 130000, только 617 человек перешло в другую веру. Но и это было довольно большим количеством, по сравнению с предыдущими годами. Так в 1868 г. окрестилось только 2 человека; в 1870 г – 24; в 1880 г – 113; в 1900 г – 607.

Факты говорили, что никакой интеграции евреев в арийский мир невозможен, но у многих было ощущение, что биологическая интеграция уже имеет место, и надежды на ассимиляцию сбываются.

Даже если чисто теоретически предположить, что изменения могли бы произойти, и можно будет обрести разные свойства и качества, которые изменят еврейский образ мышления и тело, на все это потребуется очень продолжительное время. Как заметит Вернер Зомбарт в 1911 г., чьи научные труды по изучению евреев и капитализма зададут тон на целые последующие десятилетия: «…никто не может «выйти из своей расы», таким же образом, как можно покинуть религиозное сообщество. Еврейские свойства (качества) находятся в крови и никаким мудрствованиям не подчиняются». Другой известный ученый Ф.Гюнтер писал, что «…можно порой услышать, что тот или иной еврей перешел в другую веру или находится «без религии» в данный момент. И что он поэтому больше не еврей… Иудаизм, прежде всего, и раса и религия, и может охватывать много других религий. В нем есть католики, протестанты, немцы, русские и т.п. Перейти из одной расы в другую невозможно, ибо еврей всегда остается неизменным».

Хотел бы остановиться на одном примечательном историческом факте – сенсационной книге

Отто Вейнингера «Пол и характер». Книга была написана в 1903 году.

Пожалуй, не было более популярной книги в Европе и в России среди интелегентной молодежи в начале прошлого века. В России она вновь была издана несколько лет назад.

Отто ВейнингерОтто Вейнингер, 23 летний автор книги, родился в еврейской семье. Семья очень стремилась ассимилироваться и порвала со своими еврейскими корнями. Сам О.Вейнигер перешел в протестанство.

Главными темами книги «Пол и характер» были: биссексуальность, мужское и женское начало, их онтологическая природа, а также еврейство.

Книга философски интерпетирует данные современных, в то время, естесственных наук освещавших вопросы пола. Она представляла собой множество оригинальных взглядов и интерпретаций автора, рассматривавшего абстрактные явления и процессы, очень эмоционально, как личную метафизическую трагедию.

Одну из глав Вейнигер посвятил еврейству. Это около четырех десятков страниц, наполненных яростным антисемитизмом в духе того времени. Терзаемый соим еврейством, Вейнингер жаждал заслужить немецкую идентичность, сведением счетов со своим еврейством и, возможно, сексуальной направленностью.

Находясь в тяжелом психологическом кризисе О.Вейнингер покончил с собой в октябре 1903 года.

Вообще, Австрия представляет собой очень интересный пример того, как в ней решался «еврейский вопрос», что в ней о евреях писали и говорили. В Австрии происходили многие важные исторические процессы 19-20 веков.

Существует общепринятое мнение, что Вена является колыбелью современного мира.

Или – для более строгого читателя – одним из самых значительных центров, где зарождалась культура модерна – новая культура ХХ века.

Уже один перечень имен, внесших огромный вклад в Европейскую и мировую культуру с 1890 по 1938 годы, говорит обо всем. Историки нисколько не переоценивают значение Вены. Если Париж, в течение двух последних веков, был ведущим культурным центром Европы, то в начале прошлого века, у него появился сильный конкурент в лице Вены – города прежде не известного, как выдающегося интеллектуального центра, разве что, только в музыке.

Многие историки культуры по разному объясняют «венский феномен». По мнению одних Вена была первым местом в Европе, где буржуазный либерализм достиг быстрого расцвета и создал условия для развития культуры. Считается, что модель Венны образца 1900 года соответствует модели США 1950 года.

Если углубиться в специфические особенности Вены в 1900 году, то можно увидеть, что значение слова «либеральная буржуазия» в сугубо венском значении – довольно ограниченно. Ибо большая часть тех, кто подходил под определение «либеральная буржуазия» голосовали за противоположную сторону – за антисемитских Христианских Социалистов.

Очень большое число либеральных демократов были евреями или ассимилированными евреями.

На вершине австрийской культуры, известной всему миру, как венская, находятся: Фрейд, Маллер, Шёнберг, Цвейг, Шницлер, Виттгенштейн, и др. – евреи или частично евреи, и это трудно замалчивать.

Но «еврейский вопрос» всегда в Вене стоял остро. С 1895 ею управляла антисемитская партия. Вена была родиной Сионизма, и одновременно – самым антисемитским городом Европы.

В ней А.Гитлер научился замечать евреев…

Многие деятели культурной элиты отрицали свое еврейство. Но от этого проблема не исчезала. Другие все равно считали их евреями и относились соответственно. Многие евреи гордились тем, что их воспринимают не как евреев, что, в конечном итоге, являлось фактом «негативного сознания» – желанием или надеждой, быть принятым за «не – еврея».

За то короткое время, что законы Австро-Венгерской империи позволили евреям селиться в городах, большое их количество оказалось в Вене. Их влияние на развитие капитализма и культуры было подавляющим. Вокруг них было много деятелей культуры не- евреев, кто разделял их политические взгляды и сотрудничал с ними. Новый класс – еврейские промышленники – щедро финансировали развитие науки и культуры.

В театрах и опереттах, как и в литературе, евреи, доминировали полностью. Династия композиторов Штраусов, знаменитых вальсами и опереттами, тоже еврейского происхождения. Она восходит к Иоганну Штраусу, который перешел в католицизм, женившись в 1759 году. В музыке – Маллер, Шенберг, Гольдмарк, Землинский. В литературе: Шницлер, фон Гофмансталь, Беер-Гофман. Стефан Цвейг, Верфель, Росс, Брох, Браун. Музиль – не еврей, но тоже был с ними духовно, да и женат был на еврейке.

 

ЛюгерМэр Вены, антисемит Люгер, был умен и хитер. Иногда, при соответствующих обстоятельствах, он мог снизойти и сказать что-то справедливое о венских евреях: «Я не люблю венгерских евреев больше, чем венгров. Но я не враг наших венских евреев; не такие, уж они плохие, да и не можем мы без них. Мы – венцы, всегда любим хорошо и помногу отдыхать. Евреи же – единственные, кто всегда хотят работать».

В 1923 году, писатель Хюго Беттауэр написал книгу «Город без евреев», в которой с юмором изобразил то огромное значение, которое представляют евреи для Вены. В своем пророческом романе он, в шутливом тоне, предсказывает, что произойдет с Австрией, если ее антисемитское правительство вышлет за ее пределы всех евреев, включая обратившихся в другую веру, так как им тоже нельзя доверять.

Социально и экономически все распадется. Банками станут управлять иностранцы; у политиков не будет козла отпущения; у модных женских салонов не будет покупателей, так как еврейские женщины двигают моду. Населению будут продавать грубую, крестьянскую одежду. Производители самых элегантных ванн выйдут из бизнеса, как и некоторые разновидности терапии, проституция, например…

Самыми счастливыми же будут социалистические рабочие, которые смогут, наконец, избавиться от своих еврейских хозяев-капиталистов. Кофейни опустеют, оперетта исчезнет, так как некому будет сочинять музыку, Как сказал один венский антисемит: «Без евреев – Вена в застое».

Роман был написан в 1923, а не в 2010, но тот, кто бывал в Вене недавно, сам мог убедиться, что этот красавец-город опять превратился в то, чем был в ХIХ веке – в захолустье Европы.

Когда в марте 1938 года Гитлер аннексировал Австрию судьба австрийских евреев была решена. Те, кто не успел или не смог покинуть страну, были уничтожены.

Местные австрийцы активно сотрудничали с нацистами в этом. Их рвение часто превосходило немецкое. Обо всем этом написано много и я на этом не буду останавливаться.

 

Вена, Австрия Что же представляет собой Вена и Австрия сегодня – без евреев?

По корумпированности ни одна из малых или средних по величине стран Европы не может конкурировать с Австрией. А сколько шума было только с делом Курта Вальдхейма.

Католическое духовенство постоянно выражает беспокойство по поводу состояния общественной морали в послевоенной Австрии. Хотя в свое время оно приветствовало приход

нацистов в Австрию.

В культуре и искусстве Вена без евреев предстает жалкой тенью своего славного прошлого.

В театрах идут в основном иностраные пьесы или довоенные А.Шницлера. Он по прежнему пользуется популярностью у венцев. Венцы любят музыку и оперу. После ухода фон Караяна самым популярным дерижером был признан Леонард Бернстайн.

Никто больше не ездит в Вену консультироваться у ее врачей. Вена больше не является европейским центром науки, а ее университет не имеет прошлого авторитета.

Венская пресса, которую раньше, широко читали в Европе, больше никого не интересует.

Венский футбол никогда больше не поднимался до уровня, когда комады тренировал великий футбольный тренер Хюго Майсль.

Сегодня Австрия живет за счет туризма. Правда, ООН основала в Вене несколько своих агенств, и это создает дополнительную активность.

Некоторую экономическую активность создали осевшие в Вене представители арабских стран.

Им Вена очень нравится. Правда они были замешаны во взрывах в единственной синагоге в Вене, а также в домах, где жили престарелые евреи, но кого это волнует?

Когда я был в Вене несколько лет назад то видел как вооруженные автоматами полицейские патрулируют различные еврейские учреждения и здания.

Еврейский музей, синагога и квартира – музей З.Фрейда больше похожи на современную пуленепробиваемую крепость.

Хочу в заключение напомнить, что до прихода к власти Гитлера в Австрии жило в три раза больше евреев чем в Германии, в четыре раза больше чем в Англии, в пять раз больше чем во Франции.

Сегодня в Вене евреев почти не осталось.

Почему это все призошло в Австрии? Много ответов можно обнаружить в ментальности австрийцев. Но это уже тема другой статьи.

Чему научил евреев Австрии их успех и такая трагическая участь?

Прежде всего парадоксальный вывод: чем меньше еврей хочет быть евреем тем большей опасности он себя подвергает. Он теряет уважение, прежде всего, к самому себе, без которого нельзя завоевать уважение других. Он терят всякую связь со своей общиной, которая необходима ему для защиты.

В своем тонком и проницательном романе « Дорога в открытое пространство» Артур Шницлер говорит устами одного героя- еврея другому еврею – либералу:

«Кто создал либеральное движение в Австрии? Евреи.
Кто предал и бросил евреев? Либералы.
Кто создал немецкое националистическое движение в Австрии? Евреи.
Кто бросил евреев в беде, и на самом деле, презирал их как собак? Немецкие националисты.
То же самое сделают социалисты и коммунисты.
Как только будет подан обед, они все тут же изгонят тебя от стола».

Как он был прав …

худ. Михаил Юдовский

Оставьте комментарий