RSS RSS

avatar

Елена Скульская

Елена Скульская родилась в 8 августа 1950 года в Таллине. Закончила филологический факультет Тартуского университета. Поэт, прозаик, автор пятнадцати книг стихов и прозы, выходивших как в Эстонии, так и в России. Произведения Скульской переводились на эстонский и украинский языки. Среди книг: «Ева на шесте» (2005) «Любовь и другие рассказы о любви» (2008), «До встречи в Раю» (2011). Лауреат международной «Русской Премии» (2008), премии Союза писателей Эстонии и фонда «Капитал культуры» (2008), премии Союза журналистов Эстонии «Доброе слово» (2010). Новый роман «Мраморный лебедь», опубликованный в №5 «Звезды» за 2014 год, вошел в шорт-лист «Русского Букера». Предлагаемая вниманию читателей пьеса с успехом шла в Русском театре Эстонии в постановке Эдуарда Томана. Живет Елена Скульская в Таллине.

Елена Скульская: Публикации в Гостиной

    Григорий СКУЛЬСКИЙ. Частица бессмертия

                     Стояла ночь
    судьбы на воскресение …

    Е. Скулъская.

    Skulsky-cover-tnАнна Михайловна уже знала, что беды не избежать, той самой беды, которую можно было предвидеть и предсказать двадцать пять лет назад. Однако же знание и вера далеко не всегда сходятся. «Это как со смертью, — думала Анна Михайловна, — знаешь, что умрешь, а тело твое дышащее, каждая клетка его живая — не верит, и душа ищет бессмертия. — Анна Михайловна усмехнулась: — Душа? Не хватало еще на склоне лет удариться в мистику …»

    Анна Михайловна была директором русской школы в эстонском городе. Таллинн за окном ее кабинета задыхался в узких заснеженных переулках и в поисках выхода тянулся ввысь остроугольными крышами, крепостными башнями и шпилями соборов.

    Школа находилась на Вышгороде, где нет огней кинотеатров, ресторанов и магазинов, где ночь поэтому выглядит глухой, как средневековье.

    Школа давно опустела. И переулки вокруг нее опустели. Анне Михайловне казалось: ее кабинет — как светлый колодец во тьме. И тихо было, как в колодце. И, словно в колодце, стало трудно дышать.

    Анна Михайловна резко отодвинула стопку тетрадей на край стола, чтобы хоть зашуршало, отбросила карандаш, чтобы стукнул о настольное стекло, открыла сумочку, чтобы щелкнул замок, и обрадовалась, что звуки еще существуют.

    Читать дальше 'Григорий СКУЛЬСКИЙ. Частица бессмертия'»

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● КАК ЛЮБИТЬ ИМПЕРАТРИЦУ

    Старинная русская забава с положениями и переодеваниями. 

                                

     

            Посвящается 242-летию неприезда

    Екатерины Великой в Ревель

     

     

                                              

                              В центре сцены картонная карета с огромными

                              дверцами. Рядом другие картонные предметы –

                              сани, телега, стена флигеля с окном. Картонные

                              фигуры дамы и господина в париках и костюмах

                              конца 18 века. Действие происходит в саду или в

                              парке Кадриорг, потом во дворце.

                             

                             

    Читать дальше 'ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● КАК ЛЮБИТЬ ИМПЕРАТРИЦУ'»

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● "СОННИК" И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ О СНАХ

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯКОЛЫБЕЛЬ

    Прилетай, мой ангел. Оседлай небесную рыбу или земную птицу. Не завелись ли мошки в перьях – крохотные насекомые, вредящие пернатым веточкам? Когда обрубок дерева протягивает культю лесу, на ней, как на ладони Кинг-Конга начинают расти маленькие балерины в зеленых оборочках.

    Прилетай, мой ангел, я вычешу тебе шерстку.

    У рыбы брюхо с подпругой и на глазах шоры, а птица крыльями шоркает в твоем стеклянном аквариуме, и по воздуху идут трещины, и сквозь него проваливаются виноградные улиточки прямо в кипящую воду, и виноградные усики их провожают звуками, которые извлекаются трением листьев друг о друга во время дождя, только мы трением добываем огонь, другие – хотят договориться.

    Читать дальше 'ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● "СОННИК" И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ О СНАХ'»

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● «СЮРРЕАЛИСТИЧЕСКАЯ ГРАНЬ» ● ИНТЕРВЬЮ ● СТИХИ

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ «Дорогая Лиля, как тебе живётся и пишется в ближнем зарубежье?», – так мне всегда думается, перед тем, как отправляю тебе краткую записочку с вопросом о тебе и твоих, и получаю в ответ такую же, с радостью и облегчением читая, что всё в порядке. И тут же думаю, как хорошо, что этим лаконичным и конкретным электронным стилем справки не ограничивается наше общение. Сегодня можно набрать твоё имя в журнальном зале и сразу погрузиться в твой совершенно необычный мир. А это уже роскошь общения. Необычность твоего художественного пространства растёт с годами. Взять хотя бы твою последнюю повесть «Не стой под небом, отойди!», опубликованную в восьмом номере «Звезды» за прошлый год. Как возник замысел этого произведения? Какие художественные и социальные задачи ты решала для себя, работая над ним?

    Читать дальше 'ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● «СЮРРЕАЛИСТИЧЕСКАЯ ГРАНЬ» ● ИНТЕРВЬЮ ● СТИХИ'»

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● СПОТЫКАЯСЬ О ЗВЕЗДЫ ● ОЧЕРК

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ

                         Писателю Григорию Скульскому – 100

    – У меня тоже много друзей среди фронтовиков, только все они умерли! – сказал мне мой добрый знакомый, чей отец, как и мой, воевал.

    …Скажи два слова. Дерево в крови
    у нас с тобой. Прибило к сердцу щепы.-
    Скрои ладью, вода уходит в Днепр,
    а днище украшают соловьи.
    Бессмертье порвано на – утром: рот,
                                                               на ночью: ров, на – было и – не будет. 
                                                              Товарищ мой, в земле страшна простуда, –
                                                               вот шарф мой, ты возьми, потом вернешь.

    Так я писала двадцать пять лет назад, когда отца не стало.

    Читать дальше 'ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● СПОТЫКАЯСЬ О ЗВЕЗДЫ ● ОЧЕРК'»

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● «Я ЗНАЮ, ВСЕ БУДЕТ: АРХИВЫ, ТАБЛИЦЫ…»

    … О смерти Беллы Ахмадулиной (фарфоровый профиль, серебряный стих) я узнала в понедельник вечером из короткой записки Тээта Калласа: «Жаль, что больше нет Беллы…Почти все они уже ушли».

    Она написала давным-давно:

    Я знаю, все будет: архивы, таблицы,

    Жила-была Белла… Потом умерла…

    …Тридцать лет назад с Беллой и ее мужем Борисом Мессерером мы, как она говорила, «колобродили» по ночному Таллинну. И Белла просила познакомить ее с типичным эстонцем – чтобы был с трубкой, бородой и медленно-медленно изрекал философские максимы. Я сказала, что в такое время и в таком состоянии можно нагрянуть только к Тээту Калласу, но он, боюсь, разрушит представления Беллы об эстонском темпераменте – он человек резкий, яростный, ради любимой женщины вошел в клетку с тигром, тигр кинулся на него и отгрыз палец. Белла поморщилась, моя метафора показалась ей безвкусной. И все-таки пошли к Калласам. Началось ночное застолье; Тээт и Белла встретились впервые, но у них было множество общих знакомых: Тээт близко дружил с Аксеновым, переводил Юрия Казакова, они говорили как старые приятели, которые давно не виделись. Обменялись книгами. И вдруг Белла заметила, что у Тээта не хватает на руке пальца; Тээт перехватил ее взгляд: «Это у меня была не очень удачная встреча с тигром…» Белла воскликнула: «С какой стремительностью в Эстонии литература становится фактом жизни!»

    Читать дальше 'ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● «Я ЗНАЮ, ВСЕ БУДЕТ: АРХИВЫ, ТАБЛИЦЫ…»'»

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● ЗАТЕМНО-ЗАСВЕТЛО ● РАССКАЗЫ

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ                            САМСОН И ДАЛИЛА

    Ножницы проснулись лунной ночью. Латунный тусклый свет
    уже был у окна, он продел сквозь стекло руки и начал шарить в комнате, будто комната была черным чехлом, в котором руки вслепую перематывали фотопленку; предметы начинали выступать и прорисовываться.

    Ножницы встали. Они смотрели на руки тусклого света, продетые сквозь стекло; ножницы думали о том, что так же и в них, в их лица, входили пальцы, протыкая глаза, губы, нос – незаметно, как незаметно лунный свет калечил оконное стекло.

    Все напоминало о беде. Даже луна на ущербе была схожа с их лицами, от которых остались только овалы, давно подстроившиеся под пальцы швеи. В эти дыры для пальцев швеи, в неуловимые  лица ножниц, фотограф южного прищура мог бы вставлять любые белозубые улыбки и любые лучащиеся взгляды, но до этого пока не дошло.

    Читать дальше 'ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● ЗАТЕМНО-ЗАСВЕТЛО ● РАССКАЗЫ'»

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● СТИХИ

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ СОБЕСЕДНИК  

    Что же делать, помазанник Божий,
    о любви говорим в кофейне,
    мимо нас – персонажи «Вия»
    и читают «Очерки бурсы».

    Ни пройти, ни проехать –
                            полночь
    загораживает громады,
    мертвецы выползают наспех
    и взбираются на Исакий.

    Помазок облезлых деревьев
    крутит вьюгу по небу,
                 мылит
    пожилого мрамора щечки
    в красноватенькой сетке прожилок.

    Читать дальше 'ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● СТИХИ'»

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● ПРОЗА

    ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ

    ПРЕКРАСНОЕ ЛИЦО ДОРОГИ

    Осеннее утро шло как слепец, ощупывая опавшими листьями дорогу.

    Прекрасное лицо дороги было серым от асфальта.

    Красные, желтые, темно-зеленые руки, упавшие наземь, трогали выбоины на лице дороги в поисках веток и стволов: они хотели прижиться и прирасти обратно. Двигались листья легкие, загорелые, но ползли даже и те, отяжелевшие, в грязи, что сгнили почти совершенно – ничего лиственного в них уже не было, – только вспухшие жилы. Натруженные прожилки прачек, состирывавших пыль каждым дождем.

    Ворох воробьев, подброшенный пинком, взлетел вместе с листьями.

    Подул ветер, и дома зажеманились в лужах: они морщинились и разглаживались, как осенние лица забытых женщин.

    Читать дальше 'ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● ПРОЗА'»