RSS RSS

Выпуск: Свой круг

СЕРГЕЙ НАДЕЕВ ● СХОДСТВО С МЕТЕЛЬЮ

* * *

 

Изветшавшая шинелька – этот август обмелевший – мне уже

                                                       не по плечу,

Бесконечно надоевший, словно сбившаяся стелька, стелет

                                                        жесткую парчу.

Оскудел, поблек, продрался до локтей – куда беднее! – впору плакать

                                                                   и латать,

Стынут стекла в галерее, лист смородины сорвался, исподволь мутнеет

                                                                  гладь.

Вывернешь карманы – пусто. Бредили, брели по кругу с вымыслами

                                                                  и тщетой.

Многое простить друг другу легче стало, как ни грустно, – возраст,

                                                               видимо, такой.

Всё уже досадно близко: дым ботвы на впалых грядках, тонкий волос

                                                              холодов,

Расторопность беспорядка, склянки тонущая риска, полотняный лед

                                                                  обнов…

Утром стронешь георгины – обожжешь спросонья кожу, по запястьям

                                                           птичья дрожь,

Сад еще не влез в рогожу, лепит мокрые холстины, дробью высыплется

                                                                  дождь.

То и непереносимо, что до одури знакомо, повторяясь искони:

Непросохшая солома, горстка ягод, склянка дыма, пепел… – Господи,

                                                                  храни…

  Читать дальше 'СЕРГЕЙ НАДЕЕВ ● СХОДСТВО С МЕТЕЛЬЮ'»

ВЛАДИМИР БЕРЯЗЕВ ● АНГЕЛ МОЙ – ДЕЯСЛОВ.

* * *
Девушка с прозрачными глазами,
С лунным камнем в мочке золотой
Замерла, склонясь пред образами,
Тихая, пред ликом Девы той,
Той, что так чиста и непорочна,
Той, что милосерднее зари…
И летали в куполе барочном
Белоснежной парой сизари.
Господи, я грешен и ничтожен,
Горб мой полон мрака и свинца,
Но обескуражен и восторжен
Благодатью этого лица.
Господи, я знаю, как непрочна
Плоть — как и лукава, и горька…
Но летают в куполе барочном
Два непобедимых голубка.
Призрак это или откровенье,
Я не знаю, только не могу
Удержать в груди сердцебиенье,
Как лучом пронзившее тоску.
Девушку с прозрачными глазами,
Кроткую в молитве о любви…
Душу ли, омытую слезами,
Господи, мою благослови.
Мне уже под тяжестью сомненья
И не встать, и не поднять лица,
Лишь глядеть с улыбкой умиленья
С тихих плит церковного крыльца…

Читать дальше 'ВЛАДИМИР БЕРЯЗЕВ ● АНГЕЛ МОЙ – ДЕЯСЛОВ.'»

ИГОРЬ ИРТЕНЬЕВ ● «О, ЭТИ ВЕЧНЫЕ ВОПРОСЫ…»

* * *

О, эти вечные вопросы,

Покоя злейшие враги,

Они впиваются, как осы,

В мои усталые мозги,

 

Пронзая острыми мечами

Их задубевшую кору,

И не дают уснуть ночами,

И донимают поутру.

  Читать дальше 'ИГОРЬ ИРТЕНЬЕВ ● «О, ЭТИ ВЕЧНЫЕ ВОПРОСЫ…»'»

ВЛАДИМИР СЕРГИЕНКО ● ПОДТВЕРЖДЕНЬЕ ИЗ ПРАВИЛ

 

 ВОСПОМИНАНИЕ О 1952 ГОДЕ

 

 На фотографии дурной

Четвертый «Б». Нас ровно тридцать –

Остриженных под общий ноль,

Одетых бедно, круглолицых.

 

Застыли, кто во что горазд,

Тот пялится, тот корчит рожи,

И этот, равный среди нас,

И я ему наставил рожки.

 

Отмечен галочкой, стоит,

Как будто я беду накликал.

Он будет молнией убит

В овраге, в первый день каникул.

 

Читать дальше 'ВЛАДИМИР СЕРГИЕНКО ● ПОДТВЕРЖДЕНЬЕ ИЗ ПРАВИЛ'»

РИТА БАЛЬМИНА ● СВОЯ КОМПАНИЯ

* * *

Давай завязывать, дружок,

Наш разговорчик вялый

Про тесный дружеский кружок:

Я от него устала.

 

Беседка наша – до зевка –

Про то, да сё, да это…

Мы вечерком пойдем пивка

Попить в клубок поэтов.

 

До ручки доходя дверной,

Займем местечко в дурке

Бульварной, грязной, проходной

Родной литературки.

 

Мне только стульчик отвоюй,

Тогда легко и ловко

Сонетов венчик на твою

Надену я головку.

 

Читать дальше 'РИТА БАЛЬМИНА ● СВОЯ КОМПАНИЯ'»

ИРИНА ЕГОРОВА ● «ЛОВЯСЬ НА ЛУННУЮ БЛЕСНУ…»

 * * *

В вечернем небе – ледоход,

Несутся, нависая, глыбы.

Со дна, как в водорослях рыбы,

Глядим на них, разинув рот.

 

Ох, я сегодня не усну,

Ловясь на лунную блесну.

 

* * *

Здесь глядя в календарь, окно

Молчит резонно –

Ведь время спуталось давно

У Робинзона.

 

Но пусть затихнет ерунда –

Бега, скитанья.

Я здесь не Пятница – среда

Для прорастанья.

 

Меня взахлёб ты пил и пил.

Сплелись и таем.

Ох, до чего ж твой остров был

Необитаем!

 

Нас закрутил нежданный зов

Почти до боли.

Мы – стрелки бешеных часов

В магнитном поле.

 

И снизу вверх, и сверху вниз

Кипит веселье.

Нет, я не Пятница – очнись!

Я – Воскресенье.

 

* * *

Всё жду – куда же вывезет кривая?..

А Некто свыше (нрав Его таков)

Взирает иронично, прикрывая

Улыбку радуги – усами облаков.

 

* * *

Заблудилась в небесных полях,

Где барашек боками клубится,

Где намеченный птицею взмах

Позабыла, задумавшись, птица.

 

В синеву отпущу я глаза…

И пока всё не кануло в Лету,

За судьбы перевалами, за…

Погуляем с тобою по лету!

 

 

 

АННА НАТАЛИЯ МАЛАХОВСКАЯ ● ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ТЬМА ● ОКОНЧАНИЕ

(Начало см. выпуски 57, 58, 5960 и 62)

Глава тринадцатая. ЧИСТОЕ ЗОЛОТО

Девочки входили в мрачную подворотню, словно бы не замечая, куда они вступают. Они не шушукались, а говорили в полный голос и не стеснялись даже хохотать – там, где этого требовал интересный разговор. Что их золотистое излучение порхало вокруг них, порой затмевая мрак подворотни, – об этом они не догадывались, – что оно было похоже на невидимый плащ, который их овевал и защищал от чего-то: от уродливых запахов, от тошнотворных стен, внутрь которых они вмещались, запуская порой друг в друга такие шуточки, что от самого заливистого хохота ну просто никак не удержаться.

– Ты так долго болела, что на меня теперь вся твоя слава передалась, – говорила Саша. – Представляешь, вызывает вчера физичка: я встаю, дрожу, урок, конечно, не выучила. Она: Вы подруга Аларчиной? Ну я отпираться не стала. – «Очень рада познакомиться. Передайте ей, что мы вчера в учительской обсуждали её последние работы и пришли к выводу, что она рисует не хуже, чем Чюрлёнис». Ладно, передаю. (Взрыв хохота).

Читать дальше 'АННА НАТАЛИЯ МАЛАХОВСКАЯ ● ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ТЬМА ● ОКОНЧАНИЕ'»

НАТАЛИЯ СИГАЙЛОВА ● ТАБУРЕТ ● РАССКАЗ

Этот прохвост Вадик Колганов всем уже надоел! Выпятит грудь колесом, нос кверху вздёрнет, взгляд рассеет в пустоту зала, будто думает о великом, и давай говорить. Голос его настырно звонкий, крючковатый у него голос. Он ведь не просто говорит, он доказывает, пережёвывает и выплёвывает, выбрасывает в тебя свои «Ом», «Им», «Ак». Звуки прилипают к тебе, вибрируют долго. Иногда он так хлестнёт словом, что звон пронизывает нутро насквозь и всё дребезжит в тебе, качается. Всё в тебе начинает соприкасаться с этим звуком, жить им, надрывно цепляясь за оставшуюся тишину, и не найдя выхода, утопать и пропитываться округлыми и цепкими глаголами и частицами, гласными и согласными: «Ка», «По», «Ве»… «Хар», «Изм», «Дря»…

— Дрянной у него характер, дрянной! — вдалбливает в матовую пустоту, и пыль тут же прячется, отскакивая от того места, где лихо изрекает свою идею Вадим Колганов.

Читать дальше 'НАТАЛИЯ СИГАЙЛОВА ● ТАБУРЕТ ● РАССКАЗ'»

ЛЕОНИД ГУТКИН ● ДОНЕЦКИЕ ИСТОРИИ ● РАССКАЗЫ.

Посвящается дорогой мне семье Ольги Макаровны и Григория Семёновича Кановичей в запоздалой попытке объяснить, откуда много лет назад появился автор в их вильнюсском доме, как снег в Иерусалиме, но, несмотря на это, был принят ими с теплотой и любовью.

 

“ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ”

 

За пятнадцать минут до конца урока Мария Михайловна Ржановская, учительница русского языка и литературы и наш классный руководитель, попросила сложить учебники в портфели. В тёмных живых глазах Марии Михайловны, красивой стареющей Кармен с узлом волос, собранных сзади, всё ещё тлели угольки костров комсомольской молодости.

– Вы уже достаточно взрослые, чтобы принять посильное участие в ежегодном обновлении данных для ваших личных дел. Сегодня мы научимся правильно составлять и заполнять анкету. Некоторым из вас это умение пригодится уже через несколько лет, когда вы по примеру ваших родителей, старших братьев и сестер своим самоотверженным трудом на благо нашей Советской Родины… – угольки в глазах Марии Михайловны разгорались всё жарче, Мария Михайловна становилась моложе и еще красивее.

Я вырвал из тетради двойной лист, разорвал его по сгибу и отдал половину Вовке Черноморченко, соседу по парте. Мария Михайловна диктовала нам пункты анкеты, мы записывали и дополняли их “данными для наших личных дел”.

Читать дальше 'ЛЕОНИД ГУТКИН ● ДОНЕЦКИЕ ИСТОРИИ ● РАССКАЗЫ.'»

ЕЛЕНА ЛИТИНСКАЯ ● ЛАЛА ● РАССКАЗ.

…Как сказать мне для прекрасной Лалы 

По-персидски нежное «люблю»?

Сергей Есенин

 

Лала проснулась от настойчивого стука в дверь и знакомо бесцеремонного, вечно недовольного голоса свекрови.

Опять она! Ненавижу. Больше не могу. Нет сил! Будь проклят тот день, когда я вышла замуж и переехала жить в этот дом! Где был мой разум? Куда смотрели мои глаза? За что мне такое наказание? В чем мой грех? Плохие дни будут хорошими, дурные люди хорошими не будут.

– Эй, голубки! Пора вставать! Уже шесть часов. Небось, давно проснулись и милуетесь?

Нет, она не станет отвечать свекрови. С нее хватит вчерашнего скандала и позавчерашнего, и поза-поза… Собака лает – караван идет. И вообще. Пусть Рустам объясняется со своей любимой мамочкой.

Лала заткнула уши с вечера приготовленными кусочками ваты, перевернулась на другой бок, накрылась с головой одеялом и упрямо, назло этой старой ведьме (которой и пятидесяти лет не было), решила спать дальше.

Читать дальше 'ЕЛЕНА ЛИТИНСКАЯ ● ЛАЛА ● РАССКАЗ.'»

ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● КАК ЛЮБИТЬ ИМПЕРАТРИЦУ

Старинная русская забава с положениями и переодеваниями. 

                            

 

        Посвящается 242-летию неприезда

Екатерины Великой в Ревель

 

 

                                          

                          В центре сцены картонная карета с огромными

                          дверцами. Рядом другие картонные предметы –

                          сани, телега, стена флигеля с окном. Картонные

                          фигуры дамы и господина в париках и костюмах

                          конца 18 века. Действие происходит в саду или в

                          парке Кадриорг, потом во дворце.

                         

                         

Читать дальше 'ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● КАК ЛЮБИТЬ ИМПЕРАТРИЦУ'»

ВАЛЕРИЯ ПУСТОВАЯ ● КЛЕЙКИЙ КЛАССИК.

На что меняют слезинку Достоевского

Год прошел под знаком одного из наиболее экспортируемых русских писателей. С января поползли первые восторженные отклики на роман журналиста Антона Понизовского, взявшегося ответить на фундаментальные вопросы классика при помощи диктофона и штампов либеральной публицистики. Летом-осенью к полемике подключились молодые актеры с курса Дмитрия Брусникина, разыгравшие историю любви в атмосфере предреволюционного шебуршания «Бесов». Декабрь разразился скандалами вокруг пятичасового шоу Константина Богомолова по мотивам «Братьев Карамазовых», критическое осмысление которого вынужденно сводится к пересказу сценических находок: похожи ли декорации на солярий или на крематорий, зачем выставили унитазы, где копошатся черви и чем кого тычут в зад.

Читать дальше 'ВАЛЕРИЯ ПУСТОВАЯ ● КЛЕЙКИЙ КЛАССИК.'»

ВАЛЕРИЙ ПАЙКОВ ● ТОТАЛИТАРИЗМ, КАК ОН ЕСТЬ, В РОМАНЕ АЛЕКСАНДРУ ИВАСЮКА «РАК».

                                                                               Salus reipublicae suprema lex.

                                                                               (Общественное благо – высший закон, лат)       

 

Вы хрупки, люди, послушайте меня, вы

хрупки! Поэтому не отступайте, боритесь!

                                                                                                                         Александру Ивасюк

 

1.

Рецидивы авторитаризма как начальной стадии тоталитаризма побудили меня обратиться к несправедливо забытому роману румынского писателя Александру Ивасюка «РАК»1, чья актуальность сохраняется до сегодняшнего дня. Читать дальше 'ВАЛЕРИЙ ПАЙКОВ ● ТОТАЛИТАРИЗМ, КАК ОН ЕСТЬ, В РОМАНЕ АЛЕКСАНДРУ ИВАСЮКА «РАК».'»

ДМИТРИЙ ЗУБАРЕВ, ГЕННАДИЙ КУЗОВКИН ● ФИЛОЛОГИ-ЭМИГРАНТЫ ТРЕТЬЕЙ ВОЛНЫ (1956-1985)

Доклад на международной конференции в Институте российской истории РАН “Российское научное зарубежье”

Эмиграция традиционно связана с инакомыслием, и в этом плане позднесоветское общество не стало исключением. Мы попробуем показать, что филологи играли  заметную роль в советском инакомыслии (диссидентстве), а затем в жизни Третьей волны русской эмиграции. В нашем докладе четыре раздела. Три из них сформированы хронологически, а в четвертом мы поместили три кратких биографических очерка о филологах-эмигрантах одного поколения, представляющих три филологических центра – Москву, Ленинград и Тарту.

Читать дальше 'ДМИТРИЙ ЗУБАРЕВ, ГЕННАДИЙ КУЗОВКИН ● ФИЛОЛОГИ-ЭМИГРАНТЫ ТРЕТЬЕЙ ВОЛНЫ (1956-1985)'»

ИРИНА МАУЛЕР, МИХАИЛ ЮДСОН ● ЦЕНТРОСТРЕМЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ.

Интервью с директором Российского культурного центра в Тель-Авиве Натальей ЯКИМЧУК.

Наталья Юрьевна Якимчук – директор Российского культурного центра в Тель-Авиве. Она явно из новой российской генерации: интеллект, эрудиция, знание языков, обаяние наконец. Ничего от привычного чиновничьего облика – полная открытость и доброжелательность.

 

– Расскажите, пожалуйста, немного о себе и о дорогах, которые привели вас в Израиль.

– Я родилась и выросла в Мурманске. Закончила Московский университет, философский факультет, отделение религиоведения, специализация – средневековый иудаизм. Преподавала философию в Московском автодорожном институте. После этого стажировалась в Стокгольме в Европейском институте изучения иудаизма. Там преподают историю иудаизма, еврейскую философию, литературу, театр. Это единственное учебное заведение такого рода. Программа рассчитана на год, в нее также входят уроки Торы, Талмуда, мидрашей, курс Каббалы. В этом институте готовят лидеров еврейских общин и академических исследователей иудаизма. Кроме того,там учатся люди творческих профессий: художники, литераторы, музыканты. Приезжаюттуда из самых разных стран: Грузии, Армении, Венгрии, Румынии, Польши, Англии… Преподаватели – известные профессора, признанные специалисты по Торе, в том числе из Еврейского университета в Иерусалиме. В самом Израиле я впервые оказалась в 2004 году, приехав по программе для молодых ученых. После этого часто бывала здесь на языковых курсах, на академической стажировке.

Читать дальше 'ИРИНА МАУЛЕР, МИХАИЛ ЮДСОН ● ЦЕНТРОСТРЕМЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ.'»

СЕРГЕЙ СКОРЫЙ ● МЫ ЕГО ЗВАЛИ «ПАЛЫЧЕМ»

В ту пору, в конце 1970-х годов, «ходил» я в очных аспирантах в Институте археологии АН УССР в Киеве, где и познакомился с Владимиром Павловичем, которого в те годы ещё не называли «Палычем». Тогда он ещё не носил роскошную археологическую бороду «а ля мужик», которой обзавёлся позже, став кандидатом исторических наук. За продолжительное время нашей дружбы, с ним случилась масса всяких занимательных эпизодов и историй. Однако я, поразмыслив, решил поведать лишь о некоторых из них, свидетелем которых непосредственно являлся…

 

Читать дальше 'СЕРГЕЙ СКОРЫЙ ● МЫ ЕГО ЗВАЛИ «ПАЛЫЧЕМ»'»

MENUMENU