RSS RSS

Posts tagged: Рубрика Евгения Голубовского

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. День памяти Владимира Жаботинского

Zeev_JabotinskyСердце разорвалось 4 августа 1940 года.

Как редко это сочетание — талант писателя равновелик обаянию человека

Для меня Жаботинский открывался, как писатель. Помню , еще не зная фамилии Жаботинский, тем более его газетный псевдоним «Альталена», я опубликовал в 1966 году в «Комсомольской искре» замечательный перевод из Киплинга, нравящийся мне до сих пор, за подписью – Альталена.

Скандал. Политическая диверсия. Так мне рассказали про Жаботинского.

Думаю, что Одесса, как и Израиль, страна, которую он вымечтал, должна отмечать этот день – не только потому, что в 1880 году, он родился в Одессе, но потому, что написал лучший роман о нашем городе – “Пятеро”.

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. День памяти Владимира Жаботинского'»

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Любовь навсегда. Этюд на компе в четыре руки.

Памяти Александра Розенбойма

РОЗЕНБОЙМКаждый год вспоминаем в этот день Сашу, Александра Юльевича… Вот уже семь лет…

Для Одессы потеря невосполнимая. И не только для нашего города, в целом, для культуры, потому что кажется ни одна книга об одесской литературной школе, выходящая за его пределами, не обходится без многочисленных ссылок на Ростислава Александрова. Под таким вынужденным псевдонимом он начал печататься, начиная с первой публикации в «Комсомольской искре» о Сашке-музыканте из «Гамбринуса». Это было полвека тому назад.

И хоть он сохранил этот псевдоним, но для нас он оставался Александром, Сашей Розенбоймом. Затевая новые издания, мы заказывали статью Саше Розенбойму. Это был своеобразный талисман: в первом номере «Всемирных одесских новостей» мы поместили его статью «Прототипы Остапа Бендера», в первых четырех номерах альманаха «Дерибасовская-Ришельевская» А.Ю.Розенбойм рассказал о четырех углах на Дерибасовской и Ришельевской.

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Любовь навсегда. Этюд на компе в четыре руки.'»

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. 85! О Леониде Рукмане

во Всемирном клубе одесситов

Обычная фотография, сделанная на каком-то междусобойчике во Всемирном клубе одесситов.

Где-то Жванецкий, где-то Наташа Бржестовская, даже Толя Горбатюк сбоку, а в центре…

Вот про центрового я хочу сказать 85 слов.

Дело в том, что и в этом, как и во многом другом, я ВИНОВАТ.

Это я в 1990 году уговорил талантливого инженера, любимца девушек всей Молдаванки, бросить хлебную работу и пойти «коммерческим директором» в создаваемую мной газету при Всемирном клубе одесситов.

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. 85! О Леониде Рукмане'»

Евгений ГОЛУБОВКИЙ. Благодарная память. О Воронцове

Михаил Семенович ВоронцовЧто такое благодарная память?

30 мая 1782 года родился Михаил Семенович Воронцов. А мы благодарно помним.

Нашему городу вообще несказанно везло на руководителей в первые полвека его истории – Дерибас, Ришелье, Ланжерон, Воронцов…Это они создали золотой век Одессы.

Прошли времена, когда о графе судили по раздраженным эпиграммам Пушкина. Правда и поэта можно было понять, граф видел в нем чиновника да и только, к тому же приударяющего за супругой.

Это уже потом мы прочли восхищенный отзыв Болеслава Маркевича, да что профессора, самого Льва Толстого.

Профессор Болеслав Маркевич отмечал, что он «никак не был половинчатым человеком. Этот был совершенно цельный характер, и ум несомненно государственный — вся деятельность его носит на себе именно тот отпечаток просвещенности, который само собой исключает упрек в полуневежестве».

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВКИЙ. Благодарная память. О Воронцове'»

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Виктор Некрасов

Виктор Платонович Некрасов был мне кажется первым писателем, кто без патетики , правдиво написал о Великой Отечественной войне. И до сих пор его книга «В окопах Сталинграда» у меня в первом ряду на книжных полках.

Я обрадовался, когда литературовед Александр Парнис сказал мне, что нашел в архиве воспоминания Некрасова об Одессе. Когда-то мы их опубликовали в нашем альманахе. Сегодня знакомлю своих читателей. Зарисовка веселая, шутливая, теплая.

Виктор Некрасов

СОРОК ЛЕТ СО ДНЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОДЕССЫ

10 апреля 1944 года войска 3-го Украинского фронта под командованием генерала армии Малиновского ночным штурмом при содействии партизан овладели крупным морским портом и железнодорожным узлом городом Одесса. Так звучало очередное сообщение Совинформбюро.

В ночном штурме я не участвовал и не очень уверен, что он был, но в какой-то степени в освобождении крупного морского порта и железнодорожного узла участие принимал.

В то солнечное весеннее утро я вступил на Дерибасовскую и Ришельевскую не в первый раз. Бывал в Одессе и раньше. Относился к ней, как истый киевлянин, естественно, с определенным предубеждением. Киев и Одесса спокон веков если и не враждовали, то соперничали. Каждый считал себя выше другого. «У нас море! — хвастались одесситы. — Лучшее в мире Черное море!» — «А у нас Днепр, — парировали киевляне, — воспетый еще Гоголем, с лучшим в мире речным пляжем. А Крещатик? Чего стоит один Крещатик?» — «Ха-ха, — переглядывались одесситы, — Крещатик… А вы были когда-нибудь на Дерибасовской? Нет? Тогда молчите…

А наш Оперный театр? Второй в мире после венского. А? А Бабель, Багрицкий, Катаев, Ильф и Петров — все они одесситы…» — «И Паустовский и Булгаков тоже одесситы? — иронизировали киевляне. — И вообще, мы мать городов русских…»

Споры эти продолжаются до сих пор, хотя Одесса давно уже потеряла свой вольный, бени-криковский, остап-бендеровский дух, а Киев, став столицей, во многом обогнал провинциальную Одессу.

Мне повезло, я еще застал нэповскую Одессу. Но, будучи мальчишкой, не мог, к сожалению, пользоваться истинными ее благами — в рестораны и всякие там рулетки ходу мне не было, приходилось ограничиваться киношками и пляжами.

К величайшему же нашему, освободителей, удивлению и, добавим, радости, апрельская сорок четвертого года Одесса встретила нас духом забытого прошлого — бесчисленным количеством «бодег», иными словами, кабаков. И скажем прямо, мы не так уж старательно их обходили.

Одесса оккупирована была не немцами, а румынами — только последние недели хозяйничали в ней немцы — и, как с присущим им юмором утверждали одесситы, морально было, конечно, тяжеловато, но жить было можно. Они ж не фашисты, они элементарные жулики и спекулянты, эти румыны. Воевать не любят и не умеют, а вот спереть, что плохо лежит, большие специалисты. Нет, не грабили, воровали. И, вообще, не злые. Детей любили, конфетки давали.

Особенно нас поразило, когда мы вошли в Одессу, это обилие молодых здоровых ребят. За прилавками крохотных магазинчиков, у стоек тех самых бодег-кабаков, да и просто без дела валандающихся по улицам. Всех их на третий-четвертый день взяли в армию, и кое- кто из них впоследствии не так уж плохо воевал.

Военные историки утверждают, что так называемая Одесская операция 1944 года длилась с 26 марта по 14 апреля, иными словами, почти три недели. Нам же, освободителям, казалось, что каких-нибудь два-три дня.

За почти три года войны мы отвыкли от городов — после сталинградских слепых блиндажей нам украинские хаты казались хоромами, а деревенские сало, молоко и сметана — лукулловским угощением, — здесь же, в Одессе, хитроглазые одесситы в своих бодегах угощали нас настоящей копченой колбасой, голландским сыром и свежей, хрустящей арнауткой, вкус которой мы давно уже забыли. Был, конечно, и кофе. О других напитках, покрепче, не говорю уже. Благодаря им-то три недели и показались нам тремя днями.

Кстати, о кофе. К моменту, когда мы, наконец, обнаружили друг друга, после второй бодеги мой славный 88-й Гвардейский саперный батальон расползся по всему городу, и даже исполнительный начштаба Щербаков не в силах был его собрать — так вот, когда потерявший меня верный мой Валега обнаружил меня спящим на какой-то пустой даче, он, малость поворчав, доложил все же:

— Слыхал я, товарищ капитан, что вы любитель кофе. Так вот, нашел я у немцев целый мешок этого самого кофе. Если хотите, могу сварить.

— Свари, свари, Валега, люблю.

И он пошел варить. Варил что-то очень долго.

— Ну, как у тебя там кофе? Долго еще?

Он растерянно развел руками.

— Варю, варю, товарищ капитан, а оно никак не разваривается.

Оказывается, милый мой оруженосец усиленно варил в своем котелке не молотый кофе, а в зернах…

— Кто ж его знал, — ворчал он зло, раздосадованный. — В первый раз ведь вижу. Иди догадайся….

Много смеха вызвал и сухой лимонад, в порошке. Солдаты обнаружили целый вагон, набитый какими-то бумажными пакетиками. Не раздумывая, высыпали содержимое, желтый порошок, в свои пасти. И порошок запенился. Только потом кто-то догадался, что его надо в воду и размешать.

— А что если яд? — орал на них все тот же Щербаков. — Порошки жрут, гады. Видишь в первый раз — спроси. Нет, сразу же в глотку…

Кроме вагона с лимонадом и кофе обнаружен был и шоколад, и какао, и мясные консервы, короче, когда всех удалось в конце концов собрать, у каждого солдата за спиной или в руках был сидор величиной с дом, и не расставались они с ними, потом уж пополняемыми в селах, до самого Днестра, куда мы пришли только в начале мая.

Ну, а Одесса, сама Одесса, какое она на нас произвела впечатление?

Прекрасное! И не только из-за бодег. Город почти не разрушен, так, две-три случайные развалины, оперный театр — тот самый, второй после венского — на месте, Дерибасовская полна жизни, на Приморском, ныне Фельдмана, бульваре бабы торгуют настоящими длинными калеными семечками «конский зуб» и копченой скумбрией «качалкой» — теперь, через сорок лет, нигде ее не найдешь, — ну и море, ах, Черное море, хор-ро-шее море!

В первый же день я заставил весь батальон, ну не весь, половину, раздеться и ринуться в него. Холодное еще, но сколько радости, сколько веселья, сколько солдатского хохота вызвало оно, это Черное, действительно хорошее море.

Ну, а потом ринулись согреваться…

Вот так и освободили мы Одессу. Приятно вспомнить.

Виктор Некрасов 1984

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Итальянская Одесса. Страницы истории города

Об Одессе сейчас пишут во многих странах мира. Но почему первые страницы популярного издания в Италии каждую неделю возвращается в Одессу?

Начну с анекдота, произошедшего непосредственно со мной. Из окна то ли 17-го трамвая, то ли машины как-то увидел кафе «Бофо».

«Почему с одним «ф»? — подумалось мне, — а может, так же, как «Одесса» на украинском языке пишется с одним «с», так и фамилия великого зодчего, украинизировавшись, стала короче на одну букву… И почему не в центре, не у Потемкинской лестницы, которую он проектировал, а здесь, в курортной зоне?..» Не поленился, зашел, сел за столик, и, заказав рюмку коньяка, спросил у официанта: — Кто надоумил назвать кафе в честь замечательного итальянца?

— Какого еще итальянца? — удивился собеседник, —это же сокращение: «Большой Фонтан» — Бофо… А вы каких-то итальянцев придумали…

Нет, не я придумал итальянцев. Мог бы сказать, что они, как и греки, «придумывали» Одессу, что Иосиф де Рибас был выходцем из Неаполя, что вслед за Петербургом строили Одессу итальянские зодчие…

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Итальянская Одесса. Страницы истории города'»

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Няня, няня!

Рисунок А. С. Пушкина, предположительно изображающий Арину Родионовну в молодости и в старости (1828)

Няня, няня! Какое красивое слово.

У меня не было няни. Военные годы. И всё же была…

Хоть точнее эстонка Агата Дмитриевна была приглашена родителями в 1947 году, когда родилась моя сестра Ира. А мне в мои 11 лет она была верной подругой.

Удивительна судьба этого человека. Ровесник ХХ века. В 15 лет ее забрали в Петербург няней в дом, вернее во Дворец Великого князя Михаила Александровича. Учила детей французскому и английскому. Хоть лучше знала немецкий, но это считалось не патриотичным. По-русски разговаривала еще плохо. Как-то утром, выйдя в сад делать зарядку,встретила князя, который вышел в шубе, обратилась к нему :

«Какой же вы мерзавец!»

Хотела сказать – мерзляк. Над ней долго все смеялись.

Там же в Царском селе познакомилась с юнкером, лечившимся после ранения в госпитале. Он сделал ей предложение. Приняла. А потом проводила его на фронт. Ей было 17, ему 32. А еще через месяц – похоронка.

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Няня, няня!'»

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Белый ангел нонконформистов. Художница Людмила Лукинична Ястреб

В этом, 2022 году исполнилось бы 77 лет Людмиле Лукиничне Ястреб, для нас навсегда Люде Ястреб.

Её день рождения 10 апреля. Помнил. Кстати, это и день рождения её мужа, художника Виктора Маринюка. Хотел в тот день поставить свое эссе о о замечательной художнице, но столько было событий, а мне не хотелось, чтоб затерялось. Поэтому – сегодня вспомним, а кто-то и познакомится…Ей навсегда осталось 35 лет.

8 августа 1980 года, в тридцать пять лет, она завершила свой земной путь. И навсегда осталась в нашей памяти молодой, полной добра, красоты и света.

Вспомнил текст, который, в свое время, я опубликовал в книге памяти поэта Анатолия Фиолетова. Через год после гибели Фиолетова поэт Георгий Шенгели в 1919 году в одесской газете «Театр» писал:

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Белый ангел нонконформистов. Художница Людмила Лукинична Ястреб'»

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Король фельетонистов. Жизнь и творчество Власа Дорошевича (1865-1922)

Влас Дорошевич (1865-1922)Сложившаяся традиция справедливо соотносит всё лучшее, что было в нашей словесности, с творчеством А.С. Пушкина. В размышлениях об одесской литературной школе – это более чем разумно. Олег Губарь не раз писал, что все описания Одессы после Пушкина так или иначе использовали как безукоризненный источник Одесскую главу «Евгения Онегина». И «Зеленая лампа» одесситов в начале 20-го века воскрешала в памяти «Зеленую лампу» и «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств» начала 19-го века, связанных с участием Пушкина.

Но за 70 лет после высылки А.С. Пушкина из Одессы, большого, общероссийского писателя здесь работающего, здесь печатающегося, в городе не было. Пока в 1893 году в Одессу не переехал на работу в «Одесском листке» Влас Дорошевич.

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Король фельетонистов. Жизнь и творчество Власа Дорошевича (1865-1922)'»

Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника

2 января

 

Ушел в типографию, вернётся в январе книгой сборник историй сотрудника литмузея Алёны Яворской. Рад этому. Написал к сборнику предисловие.

Евгений Голубовский

«Сохраним это счастье вдыхать акации»

Нет, это не литературное хулиганство.

Да, я помню, что именно этой строкой из великолепной поэмы Анатолия Гланца , автор этой книги Алёна Яворская назвала своё послесловие.

Рассказывая о легендах Одессы, она не могла пройти мимо запаха акации, о котором писали и Марк Твен, и Жаботинский.

Мне же кажется, что вся книга Яворской настоена на аромате степи и моря, что читаешь ее страницы и погружаешься в марево акации.

Очередная краеведческая книга? Нет, не очередная. Выходящая за рамки того, что сегодня определяют, как нон-фикшн. Это художественная литература по образу мысли, по эмоции.

Читать дальше 'Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника'»

Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника

2 декабря 2020

ЗАЛОЖНИК ВЕЧНОСТИ

Стало страшно открывать ленту фейсбука.Каждый день потери. Увы, очень значительные. Только что прочитал сообщение Андрея Коваленко, что умер Олег Волошинов (1936-2020)

Мы дружили много лет. Я писал о нем. В моей книге «Глядя с Большой Арнаутской» большой очерк.

Вот один из текстов об этом талантливом художнике.

Когда-то к Пабло Пикассо обратились с вопросом – зачем менять манеры, если они уже понравились зрителю, для чего все время искать? Пикассо был категоричен: «Я не ищу, я нахожу». Фраза яркая, запомнившаяся многим арт-критикам. Поиск, преодоление собственных успехов – это свойство характера, темперамент творца. А всегда ли он приводит к удаче, к находкам – непредсказуемо. Но большой художник (думается, что и поэтому, в частности, он большой) всегда пытается идти дальше, не останавливаться.

Читать дальше 'Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника'»

Евгений Голубовский. Странички из ФБ-дневника

13 апреля

Михаил ПойзнерОбещал, что прочту, как только получу книгу Михаила Пойзнера «Одессу оставляет последний батальон».
И вот книга у меня в руках. Её с трогательным автографом привез автор. Издана «Оптимумом». Вышла к 10 апреля 2020. Презентацию устроим, как только, так сразу…

Начну с того, что напомню, кто есть кто, расскажу об авторе.

Формальное представление выглядело бы так:
Михаил Борисович Пойзнер, доктор технических наук, академик, заведующий лабораторией морской гидротехники «ЧерноморНИИпроекта». Он родился в Одессе в 1949 году, окончил институт инженеров морского флота, занимается научными исследованиями, проектированием и техническим обслуживанием портовых гидротехнических сооружений Черноморско-Азовского и Дунайского бассейнов.

Читать дальше 'Евгений Голубовский. Странички из ФБ-дневника'»

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. «Уходя в полутьму налегке». О новой книге Юрия Михайлика

«Уходя в полутьму налегке». О новой книге Юрия МихайликаТак называется новая книга Юрия Михайлика, которая в мае этого года вышла в Одессе. Дизайн, фотографии Анны Голубовской.
Представлять Юрия Михайлика одесскому читателю, убеждён, нет нужды. Его, как и его стихи, знают, помнят, а главное – любят. Представлять Юрия Михайлика читателю «русского безрубежья» уверен – необходимо. Так случилось, что для шестидесятников он был слишком классичен, тем более для постмодернистов. И лишь сейчас заслуженная известность приходит к поэту.

Его печатают толстые журналы, в Австралии, где он живёт более 25 лет, вышла книга стихов и в Одессе, как подарок его друзей поэту.
Важно для меня то, что все эти 27 лет присутствие Михайлика в литературной жизни Одессы не прерывалось. Публиковались его новые стихи, он следил за творческой жизнью своих питомцев из литстудии «Круг», писал предисловие к их коллективному сборнику «Глаголы нового времени».
И эту книгу, вышедшую в 2020 в Одессе, составил для нашего, точнее для своего города, Юрий Михайлик. И название книги – его.
Если бы мне довелось давать название этой книге, назвал бы её – горькая любовь или горькая нежность. Как-то так.

Потом вспомнил, что известный поэт Олег Хлебников, писал о Юрии Михайлике:
«И поэтому даже от горьких стихов Юрия Михайлика остается радостное чувство – открытия большого поэта».
Новая книга Юрия Михайлика, которую он составил не хронологически, а тематически, вобравшая любимые мной стихи за полвека, убедительно показывает, Одессе повезло, у неё в ХХ веке вырос настоящий большой поэт.

___________________________________

Читать подборку Ю. Михайлика можно Здесь

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Странички из фб-дневника

22 июня

Праведница
Нарушу сложившуюся традицию.
В этот день, 22 июня, сколько бы ни прошло лет от 1941 года, мы вспоминаем погибших на фронтах Великой Отечественной, выживших в сраженьях, победивших.
И я много писал о воинах. Не о своих родных, не о дяде, погибшем в первый месяц войны, не о втором дяде, тяжело раненом при обороне Москвы, не о двоюродном брате, расписавшемся на Рейхстаге, не об отце…
В те годы, что работал в газетах, не принято было писать о родных, даже о близких знакомых.
И все же одна тема, одна судьба живет в моем сердце многие годы. Что-то, где-то, как-то писал. Но не так, как хотелось.
И все время не отпускает чувство вины.
Не воздали по заслугам человеку.
И вот сегодня, 22 июня 2019 года, я хочу напомнить о подвиге …немки.
Да, да. Немки Анны Мюллер.
Начать придется издалека.

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Странички из фб-дневника'»

Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника

16 апреля

 

Если бы капсула времени переместила нас на 130 лет назад, то сегодня в 12.00 мы смогли бы принять участие в торжественнейшем событии – в открытии памятника-фонтана, воздвигнутого в честь Александра Пушкина на Николаевском бульваре.

Итак, 16 апреля 1889 года. 12 часов дня. Несмотря на раннее время ощущение, что «весь город» пришел на бульвар. Инициатива, прозвучавшая в 1880 году из уст городского головы Г Г Маразли, обратившегося в славянское общество – поставить вопрос о необходимости в Одессе увековечить память Пушкина,– реализовалась. Причем, достойно.

 

открытие памятника-фонтана, воздвигнутого в честь Александра Пушкина на Николаевском бульваре

 

У Олега Губаря есть интереснейшая статья «О том, как Одесса всем миром собирала деньги на памятник Пушкину». Действительно «вся Одесса». Не только негоцианты, не только высшие чиновники, но и бедные люди вносили свои трудовые копейки И, естественно, городская интеллигенция.

Первый конкурс не привлек достойных соперников. Объявили второй. И тут жюри выбрало проект, автором которого оказался архитектор Христиан Васильев. А он уже порекомендовал заказать бюст поэта жене писателя Якова Полонского – скульптору Жозефине Полонской. Отливку из бронзы проводили на заводе А Морана в Петербурге. Гранит для постамента привезли из Винницкого уезда…

И Одесса стала первым городом в Украине, вторым в мире, после Москвы, где был открыт памятник великому поэту.

Сказать, что этот памятник стал одним из символов Одессы – ничего не сказать. Он стал средоточием легенд, городского фольклора. Вам и сегодня экскурсоводы из числа все знающих одесситов, объяснят, что к думе памятник развернут задом, так как думцы были скаредны, что платан у памятника заблаговременно высадил поэт, что дельфины предвещают новую цивилизацию, где мысль будет обходиться без слов…

Постойте пару часов у памятника Пушкину и вы убедитесь, что не вся Одесса растеклась по миру – кое-кто остался…

Но есть и другое измерение популярности.

Трудно представить, в какое количество стихов об Одессе вошел этот памятник.

До революции Эдуард Багртцкий писал в ироническом «Дерибасовская ночью»:

     

Читать дальше 'Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника'»

Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника

2.1. Год Олега Соколова

Понимаю, что неправильно ставить большой текст в фейсбук. Удержался, не предложил его в первый день Нового года.

Но мне очень хочется, чтоб год столетия со дня рождения Олега Соколова, стал годом его памяти, его реального признания.

Очень много сделал этот художник, поэт, чтобы воскресить настоящую культуру

Познакомился я с Олегом Аркадьевичем Соколовым в 1956 году на вечере-диспуте

Одесском политехническом институте, в котором учился. В тот вечер я делал доклад об искусстве – от импрессионизма до кубофутуризма, сюрреализма, абстракционизма. Мое выступление с использованием репродукций длилось четыре часа (чем не Фидель Кастро). И было мне тогда 20 лет. В зале, среди нескольких сотен слушателей, были художники Олег Соколов, Юрий Егоров, Владимир Власов. Читать дальше 'Евгений Голубовский. Странички из фб-дневника'»

Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника

2.09.

С Днем Рождения, Одесса!
С нашим общим днем рождения, одесситы, ведь как новая нация, невиданное сообщество, мы родились одновременно с первыми молитвами, прозвучавшими при закладке Одессы 22 августа, теперь это 2 сентября,1794 года
Каждый год в этот день город получает подарки. В этом году откроется первая очередь Греческого парка с фонтаном работы Михаила Ревы.
Новые семь звезд в честь замечательных деятелей культуры появятся на Аллее звезд на Ланжероновской
Помните месяца полтора тому, после заседания топонимической комиссии горисполкома, где после долгого обсуждения, рейтингового голосования, были выбраны из 15 фамилий, предложенных Всемирным клубом одесситов — семеро, я вспоминал строки Маяковского — «Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно…»
Идея — Аллея звезд — родилась в 2014 году у Елены Павловой.
Тогда были заложены первые звезды в честь Анны Ахматовой, Исаака Бабеля, Юрия Олеши, Киры Муратовой и Михаила Жванецкого. Последние двое приняли участие в церемонии.
И так каждый год.
В 2015 году прибавили звезды в честь Эдуарда Багрицкого, Святослава Рихтера, Владимира Жаботинского, Саши Черного и Леонида Утесова.
В 1916 году — Василий Кандинский и Петр Столярский, Эмиль Гилельс и Людмила Гинзбург.
В прошлом 2017 году — Илья Ильф и Евгений Петров, Константин Паустовский и Валентин Катаев, Кириак Костанди и Валерий Ободзинский.

Читать дальше 'Евгений Голубовский. Страницы из фб-дневника'»

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Страницы из фб-дневника

С марта веду страничку в фейсбуке, своеобразный дневник событий, встреч, выставок, книг. Вокруг этих записей разворачивается разговор, форум. Думаю, в какой-то мере они рассказывают о том, что происходит в культурной жизни Одессы.

 

28 июля

 

Как жаль, что вчера ночью вас не было с нами в Парке Шевченко, в Зеленом театре, где под затмение Луны Одесские поэты и прозаики читали свои новые рассказы и стихи. Тихо в это время над морем. Гулко звучат голоса, заполняя пространство. И главное были внимательные слушатели
Мне приятно было представлять студийцев «Зеленой лампы», входящих, вошедших в литературу Повторяю их имена. Мне хотелось бы, чтоб их запоминали. Стихи читали Анна Малицкая, Слава Китик,Анна Стреминская, Майя Димерли,Влада Ильинская и Екатерина Чудненко. А прозу – Ира Фингерова,Яна Желток, Алексей Гладков, Елена Андрейчикова, Анна Михалевская, Анна Крстенко и Витя Бревис. Никого не смутило, что авторов 13. Налротив, в этом увидели залог успеха.

Меня спрашивали, какие книги искать на ярмарке. Не забудьте этих авторов, но могу уже поделиться результатами работы жюри ХХ11 Международного фестиваля «Зеленая волна». Топ книгами фестиваля названы( в двух разных конкурсах) «Одесский Декамерон» Георгия Голубенко и изданную на трех языках, японском, украинском и русском книгу Нацумэ Сосэки «Десять ночей грез»( переводчики Майя Димерли и Анна Костенко). Лучшим прозаическим произведением – книга Сергея Рядченко «Безумцы», лучшим поэтическим – книгу Анны Стреминской «Мария и Марфа». В номинации «Одессика» награжден сборник рассказов Александра Бирштейна. За нестандартное решение отмечен роман-буриме «Не судите черных овец» авторов «Зеленой лампы»…

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. Страницы из фб-дневника'»

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. «Прощай, свободная стихия». Бродский в Одессе.

    Естественно, каждый читатель знает, что эта хрестоматийная строка принадлежит Александру Пушкину. Но именно как цитату, одну из самых трагических строк в русской поэзии, ее ввел Иосиф Бродский в стихотворение «У памятника Пушкину в Одессе». Как, когда, почему это произошло – об этом чуть дальше…

    Большая, серьезная биография Иосифа Бродского уже пишется. Вышла книга Льва Лосева в серии «ЖЗЛ», два тома интервью И.Бродского журналистам, множество мемуарных свидетельств. Надеюсь, не обойдут историки короткую одесскую страницу, так как именно в нашем городе поэт ощутил острую, я бы сказал, пушкинскую тоску по свободе…

    Мне довелось видеть Иосифа Бродского в Одессе. В один из холодных мартовских дней  1971 года позвонил одесский, а ныне американский, поэт Леонид Мак:

   — В Одессе Бродский, Сегодня будет в гостях у художника Алеши Стрельникова. Приходите. Надеюсь, почитает стихи.

     Поэзия И.Бродского – по самиздату, по журналу «Синтаксис», который подарил мне Алик Гинзбург, была к тому времени и мной, и женой (она окончила Ленинградский университет, ее ленинградские приятели дарили машинописные листки со стихами Бродского) не просто известной, но и любимой. Особенно после того, как в доме Ксаны Добролюбской мы провели вечер с Евгением Рейном, и в его исполнении слушали стихи поэта, в частности, пронзительный «Рождественский романс».

Читать дальше 'Евгений ГОЛУБОВСКИЙ. «Прощай, свободная стихия». Бродский в Одессе.'»