RSS RSS

Posts tagged: Рецензии

Александр КАРПЕНКО. Вечерние огни Игоря Волгина.

Игорь Волгин, Толковый словарь. Поэтическая библиотека. — М., Время, 2019. 336 с.

В современной русской поэзии появился необычный тренд — давать книгам стихов прозаические названия: «Спецхран», «Дача показаний».  «Толковый словарь» Игоря Волгина — в том же мысленном ряду. Эта книга — попытка растолковать нам скрытые смыслы нашего времени. Поэт становится и герменевтом, и эмоциональным комментатором происходящих событий. Путешествуя по волнам своей памяти в поисках утраченного времени, поэт на сто процентов использует в стихах факты своей биографии. Это — характерное свойство его поэзии. Обратная перспектива помогает Игорю Волгину в осмыслении бытия.

Пермь — быв. г. Молотов, ныне Пермь (из энциклопедии)

Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Вечерние огни Игоря Волгина.'»

Эмиль СОКОЛЬСКИЙ. Книжная полка

МЕЖДУ ГОРЕМ И ВОСТОРГОМ

Любовь Колесник, «Мир Труд Май»

М.: ЛитГОСТ, 2018

Любовь Колесник, «Мир Труд Май»

 

У автора очень спокойный взгляд на мир; этот взгляд – из тверской провинции. В нём нет напряжённости, как у иных жителей мегаполиса; тон негромок, обо всём говорится как бы не всерьёз, – это я сужу по довольно заметной театрализации чувств. Выражаясь метафорично, Колесник перекладывает свою жизнь на музыку стихов – так, как стихи перелагают на музыку: вроде певец поёт искренне, от души, но понимаешь: это не более чем песня.

Читать дальше 'Эмиль СОКОЛЬСКИЙ. Книжная полка'»

Вера КАЛМЫКОВА. Сивилла и Царь-Девица.

Бонецкая Н. К. Сёстры Герцык как феномен Серебряного века. (Бонецкая Н. К. Сёстры Герцык как феномен Серебряного века. М.; СПб: Центр гуманитарных инициатив, 2020. 768 с.)

Философские сочинения, как правило, адресуются читателю-профессионалу, преимущественно философу и филологу. Однако, помнится, в девяностые годы произведения авторов эпохи Серебряного века осваивали все, от мала до велика; вот и книге Натальи Константиновны Бонецкой «Сёстры Герцык как феномен Серебряного века» хочется пожелать широкого культурного читателя. Кто же он?.. Какой он, каковы сегодня его интересы? Захочет ли открыть объёмистый фолиант — труд философа начала XXI века о поэте и философе начала двадцатого?.. Кому по зубам, по плечу такого рода чтение-следование, чтение-исследование?

Читать дальше 'Вера КАЛМЫКОВА. Сивилла и Царь-Девица.'»

Александр КАРПЕНКО. «Зацепиться за Бога»

Елена Литинская, У Восточной реки.    Вечерние огни Елены Литинской. Елена Литинская, У Восточной реки. Чикаго, Bagriy & Company, 2020

Новая книга стихов Елены Литинской рассказывает нам о скоротечности земного пути, о бессмертии живого прошлого, о богатстве сердца, обо всём, что находится в активной памяти человека. «Наше детство давно снесено. Но в кармане остались ключики», – говорит Елена. Лирика – это наши ключи от детства. Чтобы составить хорошую книгу, необходимо жанровое разнообразие и варьирование тематики. И Елена Литинская отлично справляется с этим вызовом. Её книга превосходит многие поэтические сборники разнообразием жанров.

Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. «Зацепиться за Бога»'»

Вячеслав ЛЮТЫЙ. Неотвратимость бытия. Внешнее и затаенное в поэзии Дмитрия Мизгулина

…Где вместе – небо и земля
В морозной мгле слились.

Дмитрий Мизгулин

Сегодня лирический герой, как правило, является фигурой по преимуществу внешней – или же сфокусированной на построение облика внутреннего человека, на «угадывание» личных душевных движений. Конечно, такая градация во многом условна, однако у нее есть видимые примеры и одна характерная особенность.
Alter ego автора, однажды показавшегося на люди в окружении земных предметов и коллизий, впоследствии крайне редко высвечивается в качестве живого микрокосмоса, вовлекающего читателя в свои нескончаемые глубины. Происходит некое самоопределение поэта: либо он становится частью узнаваемого окружающего мира на всю оставшуюся творческую жизнь, либо существование его приобретает драматически замкнутую форму – и всякий, привороженный голосом певца, уже не ждет от него ясных слов и художественно внятных, прозрачных в своей конкретике сюжетов. Подчеркнем, что речь здесь идет именно о творческом облике, а не о социальном портрете литератора.

Читать дальше 'Вячеслав ЛЮТЫЙ. Неотвратимость бытия. Внешнее и затаенное в поэзии Дмитрия Мизгулина'»

Елена СЕВРЮГИНА. Дорога в свет. О книге Анны Долгарёвой

Русский космос. Сборник стихотворений (Русский космос. Сборник стихотворений. — Москва: Издательство «СТиХИ», 2019 — 90 стр. с ил. — Серия «Срез». Книга восемнадцатая. Книжные серии товарищества поэтов «Сибирский тракт».)

Поэтический сборник уже хорошо известного поэта Анны Долгаревой, изданный по итогам конкурса «Заблудившийся трамвай», называется «Русский космос». И в этом своеобразный парадокс, потому что все стихи, которые мы здесь прочитываем, явно вырастают не из воздушной стихии, а скорее из стихий земли и огня. Это ощущается даже на физическом, телесном уровне – орудийный огонь, дымовая завеса, гарь и чад, могилы павших в бою солдат.

Читать дальше 'Елена СЕВРЮГИНА. Дорога в свет. О книге Анны Долгарёвой'»

Елена КОНСТАНТИНОВА. «Ход времени принять не плача…».

Палванова, З. Я. Края судьбы — от Темлага до Иерусалима: Избранные стихи. — М.: Время, 2019

         

«Края судьбы — от Темлага до Иерусалима» — так назвала свою книгу избранных стихов, вышедшую в 2019 году в Москве в издательстве «Время», Зинаида Палванова.

В метафизически заданном пространстве с конкретными географическими точками — реальная жизнь лирической героини, точнее, лирического двойника поэта.

Поскольку немало общего угадывается, проступает и даже прямо просматривается у них начиная с биографии:

Читать дальше 'Елена КОНСТАНТИНОВА. «Ход времени принять не плача…».'»

Виктор ЕСИПОВ. О прошлом и настоящем: Алексей Иванов. Ярлык пилигрима.

Алексей Иванов. Ярлык пилигрима. (М.: Престиж бук, 2017. – 480 с). В книгу Алексея Иванова, писателя основательного и самобытного, входит десятка два рассказов и автобиографическая повесть, давшая название всей книге. Поэтому начнем с повести, рассказывающей о необычайных приключениях ленинградского студента на целине. Студента ленинградского, потому что события, в которых он участвует, происходят еще в советское время, в конце пятидесятых годов, когда по инициативе руководителя страны тех лет Никиты Хрущёва происходило освоение целинных и залежных земель, сокращенно целины.

Повесть датирована двумя годами: 1963-м и 2016-м. Первый её вариант, написанный по горячим следам, автор, как он нам сообщает, дал прочесть товарищу по редакции, в которой тогда работал, впоследствии известному петербургскому критику и литературоведу Самуилу Лурье. Повесть понравилась Лурье, но заключение его звучало так: «Что же касается публикации, Алёша, то повесть ваша не может быть опубликована, потому что не может быть опубликована никогда! Пускай ваши потомки сдадут её в архив, и её будут рассматривать как документ истории».

Читать дальше 'Виктор ЕСИПОВ. О прошлом и настоящем: Алексей Иванов. Ярлык пилигрима.'»

Лидия Довыденко. Соборное целое в книге Николая Коняева «Купола над Друтью».

 

Konyaev_coverКнига «Купола над Друтью» — это историческое исследование в двух томах, подробный рассказ о Свято-Покровском  монастыре в Толочине в контексте культурно-исторических событий в течение тысячелетия на территории нынешней Витебской области: в первом томе — от варягов до нашествия Наполеона, во втором – от Александра Первого до наших дней, это неоспоримое свидетельство неувядаемой силы Православия и верности белорусского народа отеческим заветам.

Читать дальше 'Лидия Довыденко. Соборное целое в книге Николая Коняева «Купола над Друтью».'»

Владислав КИТИК. «Параллельный мир из земного праха… ».

Ефим Бершин. Мёртвое море О книге Ефима Бершина «Мёртвое море». — С-Пб., Алетейя, 2021. – 133 с.

У каждого своё понимание Бога и свой способ обращенности к нему. Для Ефима Бершина духовный настрой на эти ракурсы выражен через художественные образы в недавно вышедшем в свет поэтическом сборнике «Мёртвое море». По складу мышления и погружённости в тему, цельности трактовки и способу доказательства своей точки зрения он является создателем собственной поэтической концепции. Он не претендует на истину, пытаясь объяснить значение Бога как всеобъемлющей категории для человека и человечества в первую очередь – себе. Для чего исповедует вековую мудрость, врезанную в тяжелый камень Ветхого Завета, таким образом определяя своё назначение в настоящем времени, когда «кончается век-Мандельштам и является время волков».
Читать дальше 'Владислав КИТИК. «Параллельный мир из земного праха… ».'»

Александр КАРПЕНКО. Поэзия позднего пришествия.

Борис Фабрикант, Крылья напрокат. – С-Пб.. Алетейя, 2020. – 136 с.

Борис Фабрикант, Крылья напрокат.

Долгое время подтверждением и доказательством того, что в поэзии начинать никогда не поздно, служила судьба Арсения Тарковского. Он издал первую свою книгу в 55 лет. Тем более удивительной, ломающей стереотипы восприятия, показалась мне поэтическая судьба Бориса Фабриканта. Он дебютировал первой книгой в 70! А «Крылья напрокат» – это уже третья по счёту его книга. Хотя на самом деле стихи он пишет с 12 лет. И даже был опубликован в «Пионерской правде». Автор предисловия Владимир Гандельсман называет поэта «смиренным романтиком». Борис – стихотворец стихийный, спонтанный, идущий вслед за звуком. Вслед за Юрием Левитанским, он «реабилитировал» глагольные рифмы. Тонкое чувство языка позволяет поэту не страшиться правил стихосложения. Гармоничной может оказаться даже сбивчивая речь, когда автор, пребывая в лирическом волнении, словно бы сам себя перебивает: «Я не писал, я долго не писал…». В этом стихотворении Борис нечаянно берет высокую эмоциональную ноту. Мама лирического героя не может войти в комнату, потому что она уже в другом мире, и мы понимаем, что это трагедия для сына. Тема «междумирья» – сквозная в творчестве Бориса. Как общаются живые с мёртвыми и мёртвые – между собой в загробном мире? Человечество – «одновечно», считает Фабрикант. В конечном итоге, все встретятся. Тела как воск, а души – словно свечи. Для героя Фабриканта земной путь человека – вертикален. И получается, что небо, земля, вода – тоже «родины» человека. И, судя по всему, главные. Что такое Россия, Украина или Англия рядом с небом, землёй и водой?

Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Поэзия позднего пришествия.'»

Елена Севрюгина. «Игра на неверояле…» (Александр Карпенко. Ветер ран.: «Стеклограф», Москва, 2019. – 154 с.)

В современной литературе стало немодным и как будто даже постыдным писать о войне и патриотизме.
И всё реже встречаешь авторов, достойно освещающих эту тему – но верится с трудом, что спустя годы после Великой Отечественной Войны героико-патриотическая лирика полностью утратила свою актуальность. Тем приятнее в наше время наряду с экзистенциальной, головной поэзией встретить книгу, подобную сборнику стихов Александра Карпенко. В ней нет ничего надуманного, неискреннего, наносного – всё лично пережито и выстрадано автором. Возможно, поэтому стихи, как меткая пуля, попадают в самое сердце и заставляют читателя вместе с автором пережить сложную гамму эмоций человека на войне и в послевоенное время.

Читать дальше 'Елена Севрюгина. «Игра на неверояле…» (Александр Карпенко. Ветер ран.: «Стеклограф», Москва, 2019. – 154 с.)'»

Михаил Сидоров. Перешедший реку вдоль.

Михаил Юдсон. Мозговой: Роман.(Михаил Юдсон. Мозговой: Роман. – М.: Зебра Е, Галактика, 2020. – 480 с. ISBN 978-5-94663-027-6)

Вышла новая и, к нашему прискорбию, последняя книга Михаила Юдсона (1956-2019), рукопись которой автор сдал в московское издательство за три месяца до своей смерти. Героя романа зовут Енох (на иврите Ханох) – так звали седьмого ветхозаветного патриарха, которого еще до Потопа Бог за его праведность взял живым к Себе. И, согласно Талмуду, дано ему было имя Метатрон, или «великий писец». Но события «Мозгового» разворачиваются не в глубокой древности, а в наше «постное» время (постмодерна, постгуманизма, постсионизма и пр.), и «в миру» Еноха зовут Евгений Шапиро…

Главное – собраться, сесть за эту книгу и начать читать. А уж если начал, то не оторвешься; а когда закончил, еще не раз вернешься назад и перечитаешь наиболее понравившиеся, задевшие, впечатлившие места в тексте, отмеченные тобою ранее карандашом (если экземпляр твой собственный). Честно скажу, что книга эта трудная и тяжелая: трудная из-за особенного языка, которым она написана; тяжелая – из-за понимания того, какую жизнь в этом мире пришлось прожить ее талантливейшему и неподражаемому автору за неполные 64 года.

Воспользуемся приемом, к которому часто прибегал сам Юдсон, рецензируя чужие произведения, – процитируем аннотацию его собственной книги, написанную самим автором: «Это роман о человеке, сидящем в тель-авивском съемном чулане и пишущем роман ни о чем. При этом герой понимает, постепенно прозревая, что не мы сами прозу с виршами пишем руками мозолистыми, а внутри нас, в мозгу сидит Мозговой (как вот в доме – домовой) – а мы лишь подчиняемся его диктовке. И весь извилистый путь Еноха-Евгения – крестно-выкрестный, кремнисто-ухабистый, от затхлого чулана до лучезарного Райского Сада – на самом деле, скорей всего, проложен у него в голове, как ему кажется, возможно».

Читать дальше 'Михаил Сидоров. Перешедший реку вдоль.'»

Александр КАРПЕНКО. Дар благодарности. Единственная – о единственной.

Вера Зубарева, Тайнопись. Библейский контекст в поэзии Беллы Ахмадулиной 1980-х – 2000-х годов. М., Языки славянской культуры: Вера Зубарева, Тайнопись. Библейский контекст в поэзии Беллы Ахмадулиной 1980-х – 2000-х годов. М., Языки славянской культуры: Глобал Ком, 2017. – 224 стр.

Я всегда с симпатией относился к тому, что делает в литературе Вера Зубарева. Шарм, интеллигентность, аналитический дар, особая доверительность – и, вместе с тем, «неслыханная» простота в общении. Поэтому вдохновенность работы Зубаревой о Белле Ахмадулиной меня нисколько не удивила. Она подошла к литературоведению так, как обычно подходят к поэзии – дождалась света в душе, понимания, «сигнала» свыше – и начала писать. Большая книга была завершена «в несколько присестов».

Белла Ахмадулина – возможно, самая загадочная представительница когорты поэтов-шестидесятников. И одна из самых виртуозных – это заметно даже в песнях, написанных на её стихи. Поэт Вера Зубарева, создатель идеи «русского безрубежья», словно бы биографически была «запрограммирована» на глубокий интерес к лирике Ахмадулиной. Она общалась с великой поэтессой, они дружили. Ахмадулина дала Зубаревой путёвку в большую литературу, написав предисловие к первой книге её стихов. И, когда твой друг покидает этот мир, ты хочешь сказать о нём что-то такое, что способен сказать только ты. А ведь ещё в юности Зубарева… зареклась писать о творчестве Ахмадулиной – из боязни, «что неумелое прикосновение к тайнописи повредит тайне». В общем, этой книги могло и не быть. Но она состоялась – необычайное сцепление обстоятельств, о котором рассказывается в эпилоге, «вело» автора к ещё не видимой цели.

Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Дар благодарности. Единственная – о единственной.'»

Вера КАЛМЫКОВА. «Кто я и откуда сейчас говорю…»

О книге Максима Калинина «Живописец Господа Бога» (М.: Летний сад, 2020)

Бывает так, что один и тот же человек оказывается и поэтом и художником, и нигде не слабее. Кто решит: у Максимилиана Волошина — «лучше» стихи или акварели?

Бывает, поэт описывает то, что изобразил художник. Как Гомер — знаменитый щит Ахиллеса: хрестоматийный пример из любой книги про экфрасис.

Бывает повествовательная живопись. Таково почти всё Северное Возрождение.

Бывает, поэт выдумывает картину и описывает её. Валерий Брюсов делал это неоднократно.

Бывает ещё вот что: поэт вроде бы говорит о картине, но так, будто находится и вне её, на точке зрителя, и внутри, как персонаж. И если даёт описание, то лишь собственного восприятия. Это «Тайная вечеря» Мандельштама.

Читать дальше 'Вера КАЛМЫКОВА. «Кто я и откуда сейчас говорю…»'»

Ирина Шульгина. Жизнь — такая странная штука. Размышления о книге Елены Литинской "Экстрасенсорика любви. Повести и рассказы"

coverЕлена Литинская "Экстрасенсорика любви. Повести и рассказы". (Иерусалим: изд-во Млечный путь, 2017)Елена Литинская «Экстрасенсорика любви. Повести и рассказы». (Иерусалим: изд-во Млечный путь, 2017)

Книга Елены Литинской «Экстрасенсорика любви» представляет собой сборник рассказов и небольших повестей, на первый взгляд не связанных между собой ни общими героями, ни сюжетными линиями, ни местом действия. Однако постепенно, следуя от одного повествования к другому, читатель обнаруживает, что все новеллы, все, такие разные, повороты судеб, объединены единым стержнем, как главы одной книги.

Эта книга – о любви земной, о ее непредсказуемости, о немеркнущей надежде на ВСТРЕЧУ, несмотря на все потери и разочарования. Сборник недаром назван по одноименному рассказу «Экстрасенсорика любви»: для Нины, его героини, неожиданная влюбленность во врача-экстрасенса становится спасательным кругом, вырывает ее из омута глубочайшего уныния, заставляет вновь возродиться к жизни. Любовь, как спасение, как освобождение из мрака одиночества и опустошенности, и есть сквозной, главный сюжет всей книги. Персонажи Литинской, будто шестым чувством, наделены особой сверхчувствительностью к любви, они настроены на нее, как камертон – на тончайшие колебания звука.

Читать дальше 'Ирина Шульгина. Жизнь — такая странная штука. Размышления о книге Елены Литинской "Экстрасенсорика любви. Повести и рассказы"'»

Михай Препелицэ. Сколько катренов достаточно для признания в любви? О книгах Анатолия Вершинского: «Чалдонская тетрадь», стихотворения и поэмы

                                        «Вечерний путь», избранные двенадцатистишия Анатолий Вершинский. Чалдонская тетрадь стихотворения и поэмы (Екатеринбург: Издательские решения, 2018

 

Недавно вышедшие книги Анатолия Вершинского всколыхнули душу свежестью и полнотой поэтического дыхания — явление редкое в наше апокалипсическое время. Так верить в очистительную силу поэзии, как верит автор, мало кому удаётся в нынешнем веке бездушья и вседозволенности.

Анатолий родом из Красноярья, края многонационального, и помнит о своих корнях.

 

Семёновка. Родное сердцу имя.

Сибирское село, где вырос я,

чьи рощи и пруды считал своими,

как все мы в детстве, помните, друзья?

 

Просторный дол и русским, и татарам,

и ссыльным латышам давал приют.

Но чаще — украинцам: здесь недаром

одну из улиц Киевской зовут.

 

Наш дом на праздник становился тесен:

за стол садилась мамина родня.

Слова застольных украинских песен

мне были внятны, трогали меня…

 

(«Ожог», 9–12 июня 2014)

Читать дальше 'Михай Препелицэ. Сколько катренов достаточно для признания в любви? О книгах Анатолия Вершинского: «Чалдонская тетрадь», стихотворения и поэмы'»

Елена КУКИНА. Матронушка и другие. О книге Ирины Ордынской «Матронушка». Роман о любимой святой

Ирина Ордынская. МатронушкаВ начале 2019 года в издательстве «Рипол Классик» вышла книга Ирины Ордынской «Матронушка. Роман о любимой святой». Ирина Ордынская, автор семи книг, так или иначе касающихся темы веры, соединила в «Матронушке» романную форму и православное содержание.

Интересно само намерение написать о православной святой художественный роман, сделать этот рассказ увлекательным и близким разным людям, в том числе не воцерковленным. Книга отличается от житийных произведений с их повествовательно-документальной интонацией – это классический роман с сюжетной линией и историей любви. Святая Матрона Московская становится в этой книге ключевым персонажем, именно вокруг нее развиваются все события романа.

Роман появился на неоднозначной почве – комплекс текстов о Матроне Московской был открыт воспоминаниями Зинаиды Ждановой, в которых выписан «народный» образ святой. Эти воспоминания не были одобрены церковью и только частично вошли в каноническое житие Матроны. Форма художественного романа, которую выбрала Ирина Ордынская, идеально легко уводит от опасности апокрифа и снимает напряжение, вызванное сомнением в достоверности фактов жизни и слов Матроны: в романе все они уместны и получают новую художественную правдивость. От «народности» образа Матроны в романе остается только близость ее к людям, любовь, с которой к Матушке обращаются ее паломники.

Читать дальше 'Елена КУКИНА. Матронушка и другие. О книге Ирины Ордынской «Матронушка». Роман о любимой святой'»

Александр КАРПЕНКО. Яблоко-жизнь Людмилы Шарга. (Людмила Шарга, Мне выпал сад. Стихотворения, страницы из дневника. – Киев, Издательский дом Дмитрия Бураго, 2019)

   Для диалога с современниками многие поэты избирают сейчас смешанную стилистику – стихи сопровождаются исповедальной или документальной прозой, которая по тональности мало чем отличается от стихов. И стихи, и прозаическая лирика Людмилы Шарга глубоко исповедальны. У неё огромное сердце; она готова пропустить через себя всю боль мира. Человек начитанный и эрудированный, она любит людей и сочувствует их проблемам. Лирика Людмилы проста, естественна и возвышенна, в хорошем смысле слова; она словно бы и не требует комментариев.

 

Научи меня быть вечерней рекой,Шарга Людмила. Мне выпал сад. Стихотворения, страницы из дневника.

течь и верить: каждому – да по вере

отмеряет и щедрой даёт рукой

тот, кто сам и вода, и река, и берег.

Научи меня быть огнём и землей,

лёгким облаком – тайного вздоха легче,

укажи мне затерянный путь домой,

на восток, где зарей окоём расцвечен.

Научи меня мудрости просто жить.

Я, усвоив основы твоей науки,

перестану загадывать и спешить,

и приму все утраты и все разлуки,

и однажды поверю, что смерти нет,

воспарив и свободно и облегчённо,

и увижу, как горний исходит свет

от приговорённых и обречённых.

Научи меня жить… как в последний день,

чтоб уснуть на краю и проснуться с краю,

чтоб от яблони – яблоком в свет и в тень,

где вечернее солнце в траве играет,

и припомнится: зарев, земля, огонь

и журавль над серым срубом колодца,

и – под утро – в распахнутую ладонь

вожделенное яблоко-жизнь сорвётся…

 

Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Яблоко-жизнь Людмилы Шарга. (Людмила Шарга, Мне выпал сад. Стихотворения, страницы из дневника. – Киев, Издательский дом Дмитрия Бураго, 2019)'»

Эмиль СОКОЛЬСКИЙ. Книжная полка

НАСТЫРНЫЙ ГОЛОСОК

 

Игорь Караулов. Ау-ау.

М.: «Воймега», 2018

 Игорь Караулов. Ау-ау.

«Меня читают сосны, облака / для изученья языка». – такие строки я встретил в книге стихотворений Игоря Караулова «Продавцы пряностей», изданной в 2006 году. Это очень хорошие слова; действительно, настоящие стихи пишет не «автор», а сама природа – например, «сосны и облака»; автор лишь переводит её бессловесную речь на язык поэзии.

Но как пишутся стихи у Караулова – так же естественно, как плывут облака и качаются сосны? Вопрос непростой. Первое впечатление – закрытости этих стихов, словно личность автора во что бы то ни стало не желает быть в них обнаруженной – по мере чтения всё усиливается и наконец закрепляется благодаря неожиданной и внятной проговорке:

 

Зима – это повод сказать о зиме,

весна – это повод сказать о весне.

Нет, не о том, что внутри.

Нет ничего ни внутри, ни вовне.

Но ты говори, говори, говори. <…>

Читать дальше 'Эмиль СОКОЛЬСКИЙ. Книжная полка'»

Вера КАЛМЫКОВА. Пробуждение разума, или Фантастическому реализму — быть! О романе Андрея Оболенского «7 + 2, или Кошелёк Миллера: Роман-пасьянс из девяти карт и джокера

Андрей Оболенский «7 + 2, или Кошелёк Миллера: Роман-пасьянс из девяти карт и джокера…Бесконечно доверяя Вам, о незнакомый Читатель, открою карты сразу: лично я кровно заинтересована в успехе молодого прозаика Андрея Оболенского, чей путь в литературе только начинается: «7 + 2, или Кошелёк Миллера» — его первая книга (словосочетание «молодой прозаик» совершенно не означает юноша, но ведь мы только о литературе…). Нет-нет, без пошлостей: он мне не брат, не сват, я его даже не видела никогда, есть ведь электронная, понимаете ли, почта. Но он мой автор. В краткую, увы, но славную бытность шеф-редактором альманах-газеты «Информпространство» мне пришлось иметь дело с его прозой, которая потрясла меня… нет, не новизной и свежестью. И не умением автора встроиться в литературную традицию.

Читать дальше 'Вера КАЛМЫКОВА. Пробуждение разума, или Фантастическому реализму — быть! О романе Андрея Оболенского «7 + 2, или Кошелёк Миллера: Роман-пасьянс из девяти карт и джокера'»

Эмиль СОКОЛЬСКИЙ. Книжный обзор: Валерий Рыльцов, Александр Костенко, Андрей Коровин, Юлия Белохвостова, Клементина Ширшова

ГОРЕНИЕ СЛОВ

 

Валерий Рыльцов, «Рельеф глубин»

Таганрог: «Нюанс», 2017

 

Валерий Рыльцов не даёт нам возможности спокойно, постепенно входить в его мир: он сразу хватает за горло, не даёт вздохнуть, опомниться, подступиться к нему. Однако осмысление им сказанного происходит уже по ходу чтения: ни одной проходной случайной строки, ни одного слова, поставленного в угоду рифме или для размера. «Горение слов» – так я определяю поэзию живущего а Ростове-на-Дону Рыльцова, не ведающую успокоенности, созерцательности, внутренней тишины. Но вместе с тем не знает она ни вскриков, ни стонов, ни шумливости. Только – постоянный, стойкий атмосферный жар:

 

Печальна ночь, а высь от звёзд пестра.

Ресницы огорчив неистребимой влагой,

Потворствую рождению костра

Исписанной в беспамятстве бумагой.

 

Горят мои слова, мой вклад в «культурный слой»,

Языческая дань началу новой эры,

Становятся реликтовой золой

И, несомненно, частью атмосферы.

 

Иногда, впрочем. жар немного ослабевает, и на смену огневых взмахов костра приходит ощущение тревожащей тайны жизни:

Читать дальше 'Эмиль СОКОЛЬСКИЙ. Книжный обзор: Валерий Рыльцов, Александр Костенко, Андрей Коровин, Юлия Белохвостова, Клементина Ширшова'»

Елена Самкова. Художник с яблоком в руке.

Светлана Коппел-Ковтун «Полотно. Стихи. Дневники. Афоризмы»

Рецензия на книгу Светланы Коппел-Ковтун «Полотно. Стихи. Дневники. Афоризмы» (Издательство «Союз писателей», Новокузнецк, 2018. ISBN:978-5-00073-951-8)

    

Светлана Коппел-Ковтун – поэт, эссеист, публицист, автор сказок для детей и взрослых. Её книги издавались в России, на Украине, в Канаде, а философская сказка-притча «Высекательница искр» была выпущена также в Австралии и Австрии. Творчество Светланы пронизано жаждой Бога и смысла, стремлением к нравственным основам жизни. В своих произведениях она затрагивает разные темы: любовь к Богу и человеку, к животным и вообще к природе, богоискательство, дружба, предательство, старость, смерть и др. Но из всех этих составляющих в итоге выстраивается единая картина судьбы. При этом вся жизнь лирической героини сборника пронизана молчанием, перешедшим в молитву.

 

Песня сердца — это Христос в нас. От песни (во

мне) к песне (в другом) живёт сердце.

*

Песня—это молчание.

 

   Героиня, словно продолжает мысль другого современного поэта иеромонаха Романа (Матюшина): «Лучшая поэзия – молчание/Лучшее молчание – моление» 1. Вот такой творческий диалог двух поэтических душ. Мир для Светланы един, хоть и разделен на две составляющие – мир земной и небесный. В земном мире лирической героиней движет молитва, а в небесном – надежда на милосердие Божие: «Бог выходит навстречу первым и приходит к человеку раньше, чем человек приходит к себе. Бог ближе к нам, чем мы сами к себе», — афористично замечает она в 3-й части своей книги под названием «Словесный бисер».

   

Читать дальше 'Елена Самкова. Художник с яблоком в руке.'»

Вера Зубарева. «Человек идет по дороге…»

 О новой книге стихов Наталии Елизаровой «Страна бумажных человечков»  (М.: Арт Хаус медиа, 2019. — 122 с.)

Н. Елизарова. Страна бумажных человечков. Поэзия Наталии Елизаровой несёт в себе не только классическую ясность слога, но и классическую многоплановость. Это именно тот случай, когда душа читающего «обязана трудиться». Читаешь, переводишь дыхание, возвращаешься в то же волнующее поле… Оно втягивает, в нём столько музыки, столько непреходящей ностальгической бытийности, столько своей собственной жизни! И в то же время, это и о тебе, о твоей судьбе. Но всеохватнее. Потому что разговор не только о судьбе и судьбах, не только о любви, а и о том, как всё это сочленяется с высшим смыслом.

 

Человек идет по дороге, ныряет в метро,

его перемещает нутро

крупного ящера, людного изнутри диплодока.

Человек едет долго.

Выходит в поле, плачет, падает на траву:

«Господи, если как-то не так живу,

Научи, как надо!

Меня пожирают черви,

огни

душного города,

спаси, сохрани,

избавь от терпкой тоски вечерней»…

Читать дальше 'Вера Зубарева. «Человек идет по дороге…»'»

Марина Волкова. Критика глазами культуртрегера

 

             Похожа ли сегодняшняя критика на критику пушкинской поры? Разве что тремя  особенностями: некой замкнутостью литературного круга (сейчас бы эту замкнутость назвали «тусовкой»); универсальностью литераторов («чистый» критик и сегодня редкость) и бытованием части критических высказываний в эпистолярном жанре. Правда, на смену дневникам и письмам 19-го века пришли блоги, посты и комментарии в соцсетях, т.е. нашим потомкам не удастся в полной мере восстановить сегодняшнюю атмосферу неотредактированного литпроцесса, но к теме этих заметок столь грустная нота не относится.

 

А вот от критики постпушкинского периода нынешняя критика отличается кардинально. Несмотря на совершенно разные политические взгляды и литературные вкусы критиков середины и конца 19-го века, одно общее у них все же есть: вера в первичность слова, в то, что литература может повлиять на общественное устройство, на человека, на взгляды и поведение людей. Общее представление, что критика находится за пределами литературы, смотрит на нее со стороны, через призму социальных и политических идей и потому мыслит литературу как инструмент решения социальных и жизненных проблем. Сегодняшняя же критика не столь цельна, да и литературу она не мыслит как единое целое, способное повлиять на что-то кроме литературы.

Читать дальше 'Марина Волкова. Критика глазами культуртрегера'»