RSS RSS

Posts tagged: Рецензии

Ольга ЛАДОХИНА. Человеческий самоцвет

Галина Климова. Сирота на морозе: Роман. – Дружба народов. 2023. № 7. С. 7–63

И день, и ночь, как вечное движенье,
Почтовые навстречу поезда.
И не узнать, не вспомнить никогда,
откуда к нам приходит утешенье.

Галина Климова

В романе «Сирота на морозе» Галины Климовой – мозаика из жизни людей от послевоенного времени, оттепели и до перестройки, «все сироты, как из одной семьи, которой нет». Главная героиня Ангелина Чудинова – немецкая девочка Ангела Кольбе. Её родители, немецкие коммунисты, бежавшие от Гитлера в СССР, в Москву, были репрессированы в годы войны, а её, уже детдомовку, удочерила бездетная семья из Купавны. Ангелина, сирота на морозе, напомнила бажовскую Даренку из «Серебряного копытца», свет от обеих, и никаких самоцветов не надо. Для себя же этот свет Геля находит в иконописи, в посещении Оптиной Пустыни.

Читать дальше 'Ольга ЛАДОХИНА. Человеческий самоцвет'»

Александр КАРПЕНКО. «Жизнь – это реквием по человеку…»

 Елена Севрюгина, Раздетый свет. – М., «Синяя гора», 2023. – 66 с.

 

«Раздетый свет» – важная книга в творчестве Елены Севрюгиной. Поиски «хрупкой правды» и индивидуального почерка оформились у неё в путь. Казалось бы, что нового можно сказать про свет? Но поэт находит неожиданный эпитет к этому слову – раздетый. И мы понимаем, что одно-единственное слово рождает концепцию. Раздетый свет, согласно Елене, – это горькая истина, которую нужно принять. Свет ходил в белых одеждах, но его раздели. У Елены Севрюгиной «голый» свет – это гетто посреди царства тьмы. Свет, который светит во тьме, как ни прискорбно, аутсайдер и незваный гость. Но он может выстоять и, в конечном итоге, победить, хотя бы морально. Стихи Севрюгиной мужественны и тревожны. Она не одинока в самостоянии – «голоса прирастают смешеньем вины и войны». Свежая книга Елены Севрюгиной даёт нам возможность размышлять вместе с автором на предложенные темы. Надо попытаться пережить время утрат с наименьшими потерями, невзирая на то, что «в суете раздарены пенаты / в темноте потеряны дороги». Нужно сотворить, духовно, самого себя, чтобы стать островком света, к которому будут тянуться другие люди, и «забрать у чужой темноты / то что внутри неё светится слабо». Нравственный стержень помогает человеку идти вперёд, даже если его свет оказывается не востребованным.

Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. «Жизнь – это реквием по человеку…»'»

Вера КАЛМЫКОВА. «Надо уехать», или Третий план

Грицман, Андрій Юрійович. Далее везде: короткая проза и эссе / А. Грицман. К[иїв]: Друкарський двір Олега Федорова, 2022. 176 с.

Грицман, Андрій Юрійович. Далее везде: короткая проза и эссе / А. Грицман. К[иїв]: Друкарський двір Олега Федорова, 2022. 176 с.Проще простого было бы определить хронотоп поэзии и прозы Андрея Грицмана как пространство-время сна. Но нет, не поддадимся соблазну, ибо есть ситуации, когда самые возвышенные вещи становятся пошлостью, — так было бы в данном случае.

Книга «Далее везде», очень разноплановая и насыщенная при небольшом объёме, показывает, что где-когда Грицмана — та область, где корни языка врастают в жизнь, а корешки жизни — в язык. Вот эта граница, которую автор не показывает и не обозначает, но делает фактурной — едва ли не чувственно воспринимаемой, — она-то и есть хронотоп: узкая полоска чистой метафизики между двумя реальностями, насквозь пронизанная их связями друг с другом. Мне возразят, что я не вполне корректно употребляю термин, что «на грани», да ещё с призвуком метафизическим, никакой не хронотоп; отвечу, что в литературе, хотя бы отчасти существующей по законам абсурда, бывает и так. Пусть будет лиминальный хронотоп. Отчасти абсурд у Андрея Грицмана — опять-таки грань, переходная сумеречная зона, где письмо реалистическое неожиданно освобождается от подобий, хотя буквы по-прежнему намертво вцепляются в предметы.

Читать дальше 'Вера КАЛМЫКОВА. «Надо уехать», или Третий план'»

Елена СЕВРЮГИНА. Старые фотографии. Фабрикант Б.А. Багажные наклейки

Фабрикант Б.А. Багажные наклейки 

«Багажные наклейки» – для Бориса Фабриканта своего рода промежуточный авторский итог, причём не только творческий, но и жизненный. В книге две части: первая включает три раздела –  «Забытый рай», «Душа на ветке» и «Неразменная монета» – в то время как вторая обращает нас к четырём предыдущим книгам  – «Стихи», «Сгоревший сад», «Крылья напрокат» и «Еврейская книга».  Небольшие подборки (по 15 стихотворений), иллюстрирующие более раннее творчество автора, помогают увидеть, что ключевые мотивы, сюжеты, сквозные образы его поэзии остались неизменными. Разве что ещё более глубокой и драматичной стала тема памяти.
«Тоска по утраченному времени – едва ли не основной мотив книги…», – отмечает Бахыт Кенжеев. Это действительно так. Более того, время, в его соотнесённости с памятью, составляет живое тело поэзии Бориса Фабриканта, становится её натянутым нервом – слегка дребезжащим, как струны расстроенной гитары.  Память – яркая метка прошлого. Её невозможно стереть или уничтожить, пока жив её хранитель.  В этом смысле название сборника символично и многопланово – оно сосредоточило в себе ключевые мотивы и образы:  здесь и тема  странствий, и отчасти угадываемая интонация тревоги, связанной с необходимостью совмещать  сразу три географических родины – родную Украину, Россию и Англию. И, конечно же, это воспоминания – коллекция цветных наклеек, ставших раритетными по выслуге лет.  Предисловие подготавливает нас к их пристальному просмотру:

Читать дальше 'Елена СЕВРЮГИНА. Старые фотографии. Фабрикант Б.А. Багажные наклейки'»

Елена ТВЕРДИСЛОВА. И застыть капелькой дождя на стекле… Повествовательные стихии Рады Полищук

Проза Рады Полищук настолько популярна, что, кажется, нет журнала, где не было бы ее публикаций. И, пожалуй, самой удачливой в этом плане стала «Дружба народов», напечатавшая наиболее сильные ее вещи: «Пасынки судьбы», «Суссану с двумя «с», посвящение отцу «Обнявшись над бездной где-то на свете…», «Лапсердак из лоскутов», «И было так», «Конец прошедшего времени» и другие.

Читать дальше 'Елена ТВЕРДИСЛОВА. И застыть капелькой дождя на стекле… Повествовательные стихии Рады Полищук'»

Елена СЕВРЮГИНА. Троллейбус номер два. О новой книге стихов Виктора Есипова (Есипов В. М. Перед мраком. — М. ; СПб. : Нестор-История, 2022. – 148 с.)

Новая книга Виктора Есипова объединила в себе дыхание двух эпох, и в этом её своеобразный парадокс. С одной стороны, сюда вошли стихи 2020-2021 годов, то есть характерная для автора поэзия мирного времени, с налётом романтики и лёгким оттенком ностальгической грусти. В то же время название – «Перед мраком» – рождает настроение тревожного ожидания, моментально отсылая к февральским событиям прошлого года. Автор, по его собственному признанию, оказался в ситуации выбора: «или забыть про эти стихотворные свидетельства мирнотекущей жизни, или как можно быстрее опубликовать их».

Читать дальше 'Елена СЕВРЮГИНА. Троллейбус номер два. О новой книге стихов Виктора Есипова (Есипов В. М. Перед мраком. — М. ; СПб. : Нестор-История, 2022. – 148 с.)'»

Елена СЕВРЮГИНА. Прибой в двух остановках от… Вера Зубарева. Между омегой, альфой и Одессой: Трамвайчик-2. Стихи разных лет.

Вера Зубарева. Между омегой, альфой и ОдессойПриходилось ли вам когда-нибудь бывать в Одессе? Хотите ли Вы полюбить этот город по-настоящему? Если да  –  обязательно приобретите книгу Веры Зубаревой «Между омегой, альфой и Одессой: Трамвайчик-2» . Прочитайте ее полностью — и откройте для себя Одессу, о которой еще не знали. Она станет вашей личной судьбой, отпечатается в сердце «куликовским ожогом», боль от которого непрестанно мучает автора.
Лично для меня «Трамвайчик» отныне – моя настольная книга.
Я читаю ее, когда мне хорошо и когда мне плохо, когда надо отдохнуть или умственно потрудиться, когда у меня творческий спад и когда творческий подъем.
Думаю, такие книги определяют время и остаются в нем навсегда.

Читать дальше 'Елена СЕВРЮГИНА. Прибой в двух остановках от… Вера Зубарева. Между омегой, альфой и Одессой: Трамвайчик-2. Стихи разных лет.'»

Александр Евсюков. Новый городской (анти)миф. Айдар Хусаинов. АНТИ-БУСИДО. Путь уфимца: Афоризмы на каждый день

Айдар Хусаинов. АНТИ-БУСИДО. Путь уфимца: Афоризмы на каждый деньТворчество Айдара Хусаинова может показаться причудами дегустатора-эксцентрика. Чего он только не перепробовал за три с лишним десятилетия во всех возможных литературных жанрах: стихи, рассказы, романы, переводы, пьесы… И вот – собрание афоризмов.

Брошюра на 40 страниц: мысли, наблюдения, вопросы, обращённые к каждому читателю и к самому бытию. Почти все состоят из одной-единственной фразы. Открывая, ожидаешь даже не «собранье пёстрых глав полусмешных, полупечальных», а сборище пёстрых фраз. Однако, к счастью, это ожидание не оправдывается и не только благодаря тому, что повсюду упоминаются уфимцы:

«Негодяй – это человек, который делает то, что делал бы уфимец, если бы не лень», «Уфимцу ничего нельзя доказать. Приказать – другое дело», «Уфимец помнит все обиды с момента появления на свет», «Уфимец считает позорным то, чем он больше не собирается зарабатывать на жизнь», «Уфимец – гений упрёка», «Уфимец делит людей на две категории городских сумасшедших».

Читать дальше 'Александр Евсюков. Новый городской (анти)миф. Айдар Хусаинов. АНТИ-БУСИДО. Путь уфимца: Афоризмы на каждый день'»

Александр КАРПЕНКО. Вечерние огни Игоря Волгина.

Игорь Волгин, Толковый словарь. Поэтическая библиотека. — М., Время, 2019. 336 с.

В современной русской поэзии появился необычный тренд — давать книгам стихов прозаические названия: «Спецхран», «Дача показаний».  «Толковый словарь» Игоря Волгина — в том же мысленном ряду. Эта книга — попытка растолковать нам скрытые смыслы нашего времени. Поэт становится и герменевтом, и эмоциональным комментатором происходящих событий. Путешествуя по волнам своей памяти в поисках утраченного времени, поэт на сто процентов использует в стихах факты своей биографии. Это — характерное свойство его поэзии. Обратная перспектива помогает Игорю Волгину в осмыслении бытия.

Пермь — быв. г. Молотов, ныне Пермь (из энциклопедии)

Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Вечерние огни Игоря Волгина.'»

Эмиль СОКОЛЬСКИЙ. Книжная полка

МЕЖДУ ГОРЕМ И ВОСТОРГОМ

Любовь Колесник, «Мир Труд Май»

М.: ЛитГОСТ, 2018

Любовь Колесник, «Мир Труд Май»

 

У автора очень спокойный взгляд на мир; этот взгляд – из тверской провинции. В нём нет напряжённости, как у иных жителей мегаполиса; тон негромок, обо всём говорится как бы не всерьёз, – это я сужу по довольно заметной театрализации чувств. Выражаясь метафорично, Колесник перекладывает свою жизнь на музыку стихов – так, как стихи перелагают на музыку: вроде певец поёт искренне, от души, но понимаешь: это не более чем песня.

Читать дальше 'Эмиль СОКОЛЬСКИЙ. Книжная полка'»

Вера КАЛМЫКОВА. Сивилла и Царь-Девица.

Бонецкая Н. К. Сёстры Герцык как феномен Серебряного века. (Бонецкая Н. К. Сёстры Герцык как феномен Серебряного века. М.; СПб: Центр гуманитарных инициатив, 2020. 768 с.)

Философские сочинения, как правило, адресуются читателю-профессионалу, преимущественно философу и филологу. Однако, помнится, в девяностые годы произведения авторов эпохи Серебряного века осваивали все, от мала до велика; вот и книге Натальи Константиновны Бонецкой «Сёстры Герцык как феномен Серебряного века» хочется пожелать широкого культурного читателя. Кто же он?.. Какой он, каковы сегодня его интересы? Захочет ли открыть объёмистый фолиант — труд философа начала XXI века о поэте и философе начала двадцатого?.. Кому по зубам, по плечу такого рода чтение-следование, чтение-исследование?

Читать дальше 'Вера КАЛМЫКОВА. Сивилла и Царь-Девица.'»

Александр КАРПЕНКО. «Зацепиться за Бога»

Елена Литинская, У Восточной реки.    Вечерние огни Елены Литинской. Елена Литинская, У Восточной реки. Чикаго, Bagriy & Company, 2020

Новая книга стихов Елены Литинской рассказывает нам о скоротечности земного пути, о бессмертии живого прошлого, о богатстве сердца, обо всём, что находится в активной памяти человека. «Наше детство давно снесено. Но в кармане остались ключики», – говорит Елена. Лирика – это наши ключи от детства. Чтобы составить хорошую книгу, необходимо жанровое разнообразие и варьирование тематики. И Елена Литинская отлично справляется с этим вызовом. Её книга превосходит многие поэтические сборники разнообразием жанров.

Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. «Зацепиться за Бога»'»

Вячеслав ЛЮТЫЙ. Неотвратимость бытия. Внешнее и затаенное в поэзии Дмитрия Мизгулина

…Где вместе – небо и земля
В морозной мгле слились.

Дмитрий Мизгулин

Сегодня лирический герой, как правило, является фигурой по преимуществу внешней – или же сфокусированной на построение облика внутреннего человека, на «угадывание» личных душевных движений. Конечно, такая градация во многом условна, однако у нее есть видимые примеры и одна характерная особенность.
Alter ego автора, однажды показавшегося на люди в окружении земных предметов и коллизий, впоследствии крайне редко высвечивается в качестве живого микрокосмоса, вовлекающего читателя в свои нескончаемые глубины. Происходит некое самоопределение поэта: либо он становится частью узнаваемого окружающего мира на всю оставшуюся творческую жизнь, либо существование его приобретает драматически замкнутую форму – и всякий, привороженный голосом певца, уже не ждет от него ясных слов и художественно внятных, прозрачных в своей конкретике сюжетов. Подчеркнем, что речь здесь идет именно о творческом облике, а не о социальном портрете литератора.

Читать дальше 'Вячеслав ЛЮТЫЙ. Неотвратимость бытия. Внешнее и затаенное в поэзии Дмитрия Мизгулина'»

Елена СЕВРЮГИНА. Дорога в свет. О книге Анны Долгарёвой

Русский космос. Сборник стихотворений (Русский космос. Сборник стихотворений. — Москва: Издательство «СТиХИ», 2019 — 90 стр. с ил. — Серия «Срез». Книга восемнадцатая. Книжные серии товарищества поэтов «Сибирский тракт».)

Поэтический сборник уже хорошо известного поэта Анны Долгаревой, изданный по итогам конкурса «Заблудившийся трамвай», называется «Русский космос». И в этом своеобразный парадокс, потому что все стихи, которые мы здесь прочитываем, явно вырастают не из воздушной стихии, а скорее из стихий земли и огня. Это ощущается даже на физическом, телесном уровне – орудийный огонь, дымовая завеса, гарь и чад, могилы павших в бою солдат.

Читать дальше 'Елена СЕВРЮГИНА. Дорога в свет. О книге Анны Долгарёвой'»

Елена КОНСТАНТИНОВА. «Ход времени принять не плача…».

Палванова, З. Я. Края судьбы — от Темлага до Иерусалима: Избранные стихи. — М.: Время, 2019

         

«Края судьбы — от Темлага до Иерусалима» — так назвала свою книгу избранных стихов, вышедшую в 2019 году в Москве в издательстве «Время», Зинаида Палванова.

В метафизически заданном пространстве с конкретными географическими точками — реальная жизнь лирической героини, точнее, лирического двойника поэта.

Поскольку немало общего угадывается, проступает и даже прямо просматривается у них начиная с биографии:

Читать дальше 'Елена КОНСТАНТИНОВА. «Ход времени принять не плача…».'»

Виктор ЕСИПОВ. О прошлом и настоящем: Алексей Иванов. Ярлык пилигрима.

Алексей Иванов. Ярлык пилигрима. (М.: Престиж бук, 2017. – 480 с). В книгу Алексея Иванова, писателя основательного и самобытного, входит десятка два рассказов и автобиографическая повесть, давшая название всей книге. Поэтому начнем с повести, рассказывающей о необычайных приключениях ленинградского студента на целине. Студента ленинградского, потому что события, в которых он участвует, происходят еще в советское время, в конце пятидесятых годов, когда по инициативе руководителя страны тех лет Никиты Хрущёва происходило освоение целинных и залежных земель, сокращенно целины.

Повесть датирована двумя годами: 1963-м и 2016-м. Первый её вариант, написанный по горячим следам, автор, как он нам сообщает, дал прочесть товарищу по редакции, в которой тогда работал, впоследствии известному петербургскому критику и литературоведу Самуилу Лурье. Повесть понравилась Лурье, но заключение его звучало так: «Что же касается публикации, Алёша, то повесть ваша не может быть опубликована, потому что не может быть опубликована никогда! Пускай ваши потомки сдадут её в архив, и её будут рассматривать как документ истории».

Читать дальше 'Виктор ЕСИПОВ. О прошлом и настоящем: Алексей Иванов. Ярлык пилигрима.'»

Владислав КИТИК. «Параллельный мир из земного праха… ».

Ефим Бершин. Мёртвое море О книге Ефима Бершина «Мёртвое море». – С-Пб., Алетейя, 2021. – 133 с.

У каждого своё понимание Бога и свой способ обращенности к нему. Для Ефима Бершина духовный настрой на эти ракурсы выражен через художественные образы в недавно вышедшем в свет поэтическом сборнике «Мёртвое море». По складу мышления и погружённости в тему, цельности трактовки и способу доказательства своей точки зрения он является создателем собственной поэтической концепции. Он не претендует на истину, пытаясь объяснить значение Бога как всеобъемлющей категории для человека и человечества в первую очередь – себе. Для чего исповедует вековую мудрость, врезанную в тяжелый камень Ветхого Завета, таким образом определяя своё назначение в настоящем времени, когда «кончается век-Мандельштам и является время волков».
Читать дальше 'Владислав КИТИК. «Параллельный мир из земного праха… ».'»

Лидия Довыденко. Соборное целое в книге Николая Коняева «Купола над Друтью».

 

Konyaev_coverКнига «Купола над Друтью» – это историческое исследование в двух томах, подробный рассказ о Свято-Покровском  монастыре в Толочине в контексте культурно-исторических событий в течение тысячелетия на территории нынешней Витебской области: в первом томе – от варягов до нашествия Наполеона, во втором – от Александра Первого до наших дней, это неоспоримое свидетельство неувядаемой силы Православия и верности белорусского народа отеческим заветам.

Читать дальше 'Лидия Довыденко. Соборное целое в книге Николая Коняева «Купола над Друтью».'»

Александр КАРПЕНКО. Поэзия позднего пришествия.

Борис Фабрикант, Крылья напрокат. – С-Пб.. Алетейя, 2020. – 136 с.

Борис Фабрикант, Крылья напрокат.

Долгое время подтверждением и доказательством того, что в поэзии начинать никогда не поздно, служила судьба Арсения Тарковского. Он издал первую свою книгу в 55 лет. Тем более удивительной, ломающей стереотипы восприятия, показалась мне поэтическая судьба Бориса Фабриканта. Он дебютировал первой книгой в 70! А «Крылья напрокат» – это уже третья по счёту его книга. Хотя на самом деле стихи он пишет с 12 лет. И даже был опубликован в «Пионерской правде». Автор предисловия Владимир Гандельсман называет поэта «смиренным романтиком». Борис – стихотворец стихийный, спонтанный, идущий вслед за звуком. Вслед за Юрием Левитанским, он «реабилитировал» глагольные рифмы. Тонкое чувство языка позволяет поэту не страшиться правил стихосложения. Гармоничной может оказаться даже сбивчивая речь, когда автор, пребывая в лирическом волнении, словно бы сам себя перебивает: «Я не писал, я долго не писал…». В этом стихотворении Борис нечаянно берет высокую эмоциональную ноту. Мама лирического героя не может войти в комнату, потому что она уже в другом мире, и мы понимаем, что это трагедия для сына. Тема «междумирья» – сквозная в творчестве Бориса. Как общаются живые с мёртвыми и мёртвые – между собой в загробном мире? Человечество – «одновечно», считает Фабрикант. В конечном итоге, все встретятся. Тела как воск, а души – словно свечи. Для героя Фабриканта земной путь человека – вертикален. И получается, что небо, земля, вода – тоже «родины» человека. И, судя по всему, главные. Что такое Россия, Украина или Англия рядом с небом, землёй и водой?

Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Поэзия позднего пришествия.'»

Елена Севрюгина. «Игра на неверояле…» (Александр Карпенко. Ветер ран.: «Стеклограф», Москва, 2019. – 154 с.)

В современной литературе стало немодным и как будто даже постыдным писать о войне и патриотизме.
И всё реже встречаешь авторов, достойно освещающих эту тему – но верится с трудом, что спустя годы после Великой Отечественной Войны героико-патриотическая лирика полностью утратила свою актуальность. Тем приятнее в наше время наряду с экзистенциальной, головной поэзией встретить книгу, подобную сборнику стихов Александра Карпенко. В ней нет ничего надуманного, неискреннего, наносного – всё лично пережито и выстрадано автором. Возможно, поэтому стихи, как меткая пуля, попадают в самое сердце и заставляют читателя вместе с автором пережить сложную гамму эмоций человека на войне и в послевоенное время.

Читать дальше 'Елена Севрюгина. «Игра на неверояле…» (Александр Карпенко. Ветер ран.: «Стеклограф», Москва, 2019. – 154 с.)'»

Михаил Сидоров. Перешедший реку вдоль.

Михаил Юдсон. Мозговой: Роман.(Михаил Юдсон. Мозговой: Роман. – М.: Зебра Е, Галактика, 2020. – 480 с. ISBN 978-5-94663-027-6)

Вышла новая и, к нашему прискорбию, последняя книга Михаила Юдсона (1956-2019), рукопись которой автор сдал в московское издательство за три месяца до своей смерти. Героя романа зовут Енох (на иврите Ханох) – так звали седьмого ветхозаветного патриарха, которого еще до Потопа Бог за его праведность взял живым к Себе. И, согласно Талмуду, дано ему было имя Метатрон, или «великий писец». Но события «Мозгового» разворачиваются не в глубокой древности, а в наше «постное» время (постмодерна, постгуманизма, постсионизма и пр.), и «в миру» Еноха зовут Евгений Шапиро…

Главное – собраться, сесть за эту книгу и начать читать. А уж если начал, то не оторвешься; а когда закончил, еще не раз вернешься назад и перечитаешь наиболее понравившиеся, задевшие, впечатлившие места в тексте, отмеченные тобою ранее карандашом (если экземпляр твой собственный). Честно скажу, что книга эта трудная и тяжелая: трудная из-за особенного языка, которым она написана; тяжелая – из-за понимания того, какую жизнь в этом мире пришлось прожить ее талантливейшему и неподражаемому автору за неполные 64 года.

Воспользуемся приемом, к которому часто прибегал сам Юдсон, рецензируя чужие произведения, – процитируем аннотацию его собственной книги, написанную самим автором: «Это роман о человеке, сидящем в тель-авивском съемном чулане и пишущем роман ни о чем. При этом герой понимает, постепенно прозревая, что не мы сами прозу с виршами пишем руками мозолистыми, а внутри нас, в мозгу сидит Мозговой (как вот в доме – домовой) – а мы лишь подчиняемся его диктовке. И весь извилистый путь Еноха-Евгения – крестно-выкрестный, кремнисто-ухабистый, от затхлого чулана до лучезарного Райского Сада – на самом деле, скорей всего, проложен у него в голове, как ему кажется, возможно».

Читать дальше 'Михаил Сидоров. Перешедший реку вдоль.'»

Александр КАРПЕНКО. Дар благодарности. Единственная – о единственной.

Вера Зубарева, Тайнопись. Библейский контекст в поэзии Беллы Ахмадулиной 1980-х – 2000-х годов. М., Языки славянской культуры: Вера Зубарева, Тайнопись. Библейский контекст в поэзии Беллы Ахмадулиной 1980-х – 2000-х годов. М., Языки славянской культуры: Глобал Ком, 2017. – 224 стр.

Я всегда с симпатией относился к тому, что делает в литературе Вера Зубарева. Шарм, интеллигентность, аналитический дар, особая доверительность – и, вместе с тем, «неслыханная» простота в общении. Поэтому вдохновенность работы Зубаревой о Белле Ахмадулиной меня нисколько не удивила. Она подошла к литературоведению так, как обычно подходят к поэзии – дождалась света в душе, понимания, «сигнала» свыше – и начала писать. Большая книга была завершена «в несколько присестов».

Белла Ахмадулина – возможно, самая загадочная представительница когорты поэтов-шестидесятников. И одна из самых виртуозных – это заметно даже в песнях, написанных на её стихи. Поэт Вера Зубарева, создатель идеи «русского безрубежья», словно бы биографически была «запрограммирована» на глубокий интерес к лирике Ахмадулиной. Она общалась с великой поэтессой, они дружили. Ахмадулина дала Зубаревой путёвку в большую литературу, написав предисловие к первой книге её стихов. И, когда твой друг покидает этот мир, ты хочешь сказать о нём что-то такое, что способен сказать только ты. А ведь ещё в юности Зубарева… зареклась писать о творчестве Ахмадулиной – из боязни, «что неумелое прикосновение к тайнописи повредит тайне». В общем, этой книги могло и не быть. Но она состоялась – необычайное сцепление обстоятельств, о котором рассказывается в эпилоге, «вело» автора к ещё не видимой цели.

Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Дар благодарности. Единственная – о единственной.'»

Вера КАЛМЫКОВА. «Кто я и откуда сейчас говорю…»

О книге Максима Калинина «Живописец Господа Бога» (М.: Летний сад, 2020)

Бывает так, что один и тот же человек оказывается и поэтом и художником, и нигде не слабее. Кто решит: у Максимилиана Волошина — «лучше» стихи или акварели?

Бывает, поэт описывает то, что изобразил художник. Как Гомер — знаменитый щит Ахиллеса: хрестоматийный пример из любой книги про экфрасис.

Бывает повествовательная живопись. Таково почти всё Северное Возрождение.

Бывает, поэт выдумывает картину и описывает её. Валерий Брюсов делал это неоднократно.

Бывает ещё вот что: поэт вроде бы говорит о картине, но так, будто находится и вне её, на точке зрителя, и внутри, как персонаж. И если даёт описание, то лишь собственного восприятия. Это «Тайная вечеря» Мандельштама.

Читать дальше 'Вера КАЛМЫКОВА. «Кто я и откуда сейчас говорю…»'»

Михай Препелицэ. Сколько катренов достаточно для признания в любви? О книгах Анатолия Вершинского: «Чалдонская тетрадь», стихотворения и поэмы

                                        «Вечерний путь», избранные двенадцатистишия Анатолий Вершинский. Чалдонская тетрадь стихотворения и поэмы (Екатеринбург: Издательские решения, 2018

 

Недавно вышедшие книги Анатолия Вершинского всколыхнули душу свежестью и полнотой поэтического дыхания — явление редкое в наше апокалипсическое время. Так верить в очистительную силу поэзии, как верит автор, мало кому удаётся в нынешнем веке бездушья и вседозволенности.

Анатолий родом из Красноярья, края многонационального, и помнит о своих корнях.

 

Семёновка. Родное сердцу имя.

Сибирское село, где вырос я,

чьи рощи и пруды считал своими,

как все мы в детстве, помните, друзья?

 

Просторный дол и русским, и татарам,

и ссыльным латышам давал приют.

Но чаще — украинцам: здесь недаром

одну из улиц Киевской зовут.

 

Наш дом на праздник становился тесен:

за стол садилась мамина родня.

Слова застольных украинских песен

мне были внятны, трогали меня…

 

(«Ожог», 9–12 июня 2014)

Читать дальше 'Михай Препелицэ. Сколько катренов достаточно для признания в любви? О книгах Анатолия Вершинского: «Чалдонская тетрадь», стихотворения и поэмы'»

Елена КУКИНА. Матронушка и другие. О книге Ирины Ордынской «Матронушка». Роман о любимой святой

Ирина Ордынская. МатронушкаВ начале 2019 года в издательстве «Рипол Классик» вышла книга Ирины Ордынской «Матронушка. Роман о любимой святой». Ирина Ордынская, автор семи книг, так или иначе касающихся темы веры, соединила в «Матронушке» романную форму и православное содержание.

Интересно само намерение написать о православной святой художественный роман, сделать этот рассказ увлекательным и близким разным людям, в том числе не воцерковленным. Книга отличается от житийных произведений с их повествовательно-документальной интонацией – это классический роман с сюжетной линией и историей любви. Святая Матрона Московская становится в этой книге ключевым персонажем, именно вокруг нее развиваются все события романа.

Роман появился на неоднозначной почве – комплекс текстов о Матроне Московской был открыт воспоминаниями Зинаиды Ждановой, в которых выписан «народный» образ святой. Эти воспоминания не были одобрены церковью и только частично вошли в каноническое житие Матроны. Форма художественного романа, которую выбрала Ирина Ордынская, идеально легко уводит от опасности апокрифа и снимает напряжение, вызванное сомнением в достоверности фактов жизни и слов Матроны: в романе все они уместны и получают новую художественную правдивость. От «народности» образа Матроны в романе остается только близость ее к людям, любовь, с которой к Матушке обращаются ее паломники.

Читать дальше 'Елена КУКИНА. Матронушка и другие. О книге Ирины Ордынской «Матронушка». Роман о любимой святой'»